Ссылки для упрощенного доступа

"Надоели всем эти маргинальные националисты..." 


Председатель Общества русской культуры РТ Михаил Щеглов в день поминовения воинов, павших при взятии Казани, рассказал корреспонденту "Idel.Реалии" о давней мечте засыпать часть Казанки и разбить на её месте парк с аллеей дружбы татарского и русского народов, а заодно поделился версией, почему в этом году мэрия Казани отказала Татарскому общественному центру в проведении традиционного Дня памяти (Хәтер көне) — мероприятия, на котором поминают защитников Казани, погибших при захвате города войском Ивана Грозного. Похоже, городские чиновники решили, что одному из двух взглядов на одно и то же событие — падение Казанского ханства в 1552 году — в публичном пространстве более не место.

В этот раз к храму-памятнику в честь Нерукотворного Образа Спасителя на Казанке с берега вела свежая песчаная насыпь. Песок, судя по всему, подвезли недавно — уже перед самым богослужением, в полдень, песок продолжал разравнивать бульдозер. В прошлом году богослужение проводили на берегу у Кировской дамбы — до памятника можно было добраться лишь вплавь.

Но в эту субботу, 10 октября, участники богослужения расположились прямо у подножия храма, на территории, окруженной забором из профнастила. Само здание находится в аварийном состоянии и потому закрыто. Кроме того, на стенах уже оставляли надписи вандалы. Видимо, для последних на забор даже наклеили стикер "Объект под защитой. Группа компаний "Сова" — но каким образом этот ЧОП охраняет памятник, непонятно.

С девяти утра православная молодежь проводила на территории храма субботник, о чём свидетельствовала куча из десяти мешков мусора на дамбе.

Само богослужение занимает от силы минут сорок. Участники, десятка четыре человек, включая духовенство, быстро расходятся. Кто-то успевает получить пирожок, которые раздаёт с подноса одна из женщин — постоянная участница октябрьских богослужений на Казанке.

Председатель ОРК Михаил Щеглов выглядит воодушевленным и охотно объясняет корреспонденту "Idel.Реалии" причину своей радости:

— Это второе в новейшей истории епископское богослужение. Сегодня епископ служил — это архиерей, довольно таки высокий чин церковный. Владыка Феофан, конечно, не придёт в эту мерзость, запустение… Но то что епископ сегодня служил, это уже большое событие церковное. По уровню, по статусу… И в этом году, в отличие от прошлого, и епископ, и священство находились на территории храма. Это очень знаменательное событие. Но, конечно, нам бы хотелось, чтобы здесь были регулярные службы.

— А что, кстати с самим храмом-памятником? Его так никто и не восстанавливает?

— Да, уже три года ни нога, ни рука не касалась. То деньги кончились, то какой-то проект якобы в прошлом году заказали в Москве. Я с проектировщиком разговаривал, здесь серьезные мероприятия задуманы. Сложная гидротехническая, конечно, обстановка. Тут нужно гидроизоляцию проводить. Но что сейчас мешает проводить здесь службы регулярно? Мне вот это непонятно. Почему здесь нету богослужений. Было время, когда здесь был настоятель, отец Федор Ситкин — и регулярно служили. Место — святое для каждого православного русского человека.

В идеале, считает председатель ОРК, часть нынешней Казанки вообще нужно засыпать (эту идею Михаил Щеглов высказывал и раньше — и экологи уже объясняли, почему это делать нельзя):

И аллею назвать — аллеей Дружбы татарского и русского народов


— Тут ведь на самом деле вот эта вся территория — это большая лужа, и мы давно предлагали её засыпать и устроить здесь парк с выходом на берег Казанки, потому что как раз за храмом-памятником начинается русло. Вот оно здесь загибается. И мы предлагали, кстати, ещё в 2013 году на некотором удалении, тоже на русле, на выходе из этого парка, из главной аллеи устроить тот самый памятник защитникам Казани, который давно татарская общественность требует. И аллею назвать — аллеей Дружбы татарского и русского народов. Тем самым поставив точку в, так сказать, реваншистских настроениях. Но что-то не знаю, у властей своё видение…

— Не могу не спросить. В этом году татарской общественности впервые отказали в проведении Дня памяти. Ваше отношение к такому запрету со стороны казанской мэрии?

— Да пусть проводят, мы не против. Пусть проводят.

— А чем вы можете объяснить такую странную реакцию властей Казани в этот раз?

У меня вообще впечатление такое, что скоро закроют эти организации

— Я могу сказать своё предположение. Надоели всем эти маргинальные националисты татарские с их бредовыми идеями ввести второй государственный язык в Российской Федерации — татарский, и там вообще отменить государственный русский на территории Татарстана... Сейчас это уже неактуально, их никто не слушает. У меня вообще впечатление такое, что скоро закроют эти организации… Потом, Путин дал Минниханову карт-бланш. Ну это сейчас не тренд… И я думаю, что сейчас и силовики, и власти смотрят, что это никому сейчас не нужно. Поэтому будут их постепенно зажимать, затыкать…

Игумен Пимен, и.о. настоятеля прихода Храма Спаса Нерукотворного заверяет:

— Ситуация по храму-памятнику контролируется и представителями государственной власти республики, и руководством татарстанской митрополии. Просто ряд обстоятельств в этом году не позволил начать сезон реставрационных работ вовремя. Но уже какое-то движение мы видим. Продолжены работы по берегоукреплению, что немаловажно для сохранения самого здания храма. А на следующий год уже планируется войти в федеральную программу, насколько я знаю, будут выделены средства, проектная документация уже подготовлена — и эти средства должны будут быть направлены на приведение храма в надлежащий вид внутри и снаружи.

Отец Пимен подчеркивает: в покровскую родительскую субботу, учреждение которой как раз и было связано с ежегодным поминовением православных воинов, павших при взятии Казани, верующие собираются, чтобы вознести заупокойную не давая «оценок ни минувшим событиям, ни нынешнему к ним отношению чьему-то».

Ситуацию с запретом проведения Хәтер көне игумен комментирует очень аккуратно:

— Запрещать и разрешать — это, наверное, дело государственной власти. Давать оценки мы, верующие, тоже не призваны. Но полагаю, что память в народе живет. Тем более — если эта память связана с религиозной молитвой — будь то православная или исламская, это нужно хранить. А уже исходящие из этих памятных событий мероприятия — это уже должно регулироваться представителями государственной власти.

Напомним, предвзятое отношение казанских властей к проведению Хәтер көне наблюдается последние несколько лет. В августе 2019-го казанские власти убрали памятный камень, поставленный у стен Казанского Кремля на месте, где должен был быть установлен памятник воинам-защитникам, погибшим при взятии Казани в 1552 году. Кроме того, шествия на День памяти (Хәтер көне) в столице Татарстана не проводятся: власти Казани не разрешают их. В 2018-м Всетатарский общественный центр — заявитель двух акций, посвященных Дню памяти (памяти защитникам Казани от войск Ивана Грозного), — митинга и шествия — обратился в Вахитовский районный суд города с требованием привлечь к ответственности руководителя аппарата исполкома Евгения Варакина, запретившего шествие. В результате суд отказал ВТОЦ.

В этом году отказал ВТОЦ в проведении Дня памяти всё тот же Варакин. В ответе организаторам он заявил, что может случиться "нарушение закона во время самого мероприятия". По его словам, участники могут призывать к нарушению территориальной целостности российского государства, либо высказывать мнения, способные привести к межнациональным конфликтам, что, в свою очередь, является нарушением законодательства РФ.

К слову, несколько участников Дня памяти, проведенного в 2019 году, были привлечены к ответственности: Айрату Шакирову назначили 40 часов обязательных работ за то, что он прочитал суры из Корана; Галишан Нуриахмет был оштрафован на 5 тысяч рублей, Фаузия Байрамова — на 10 тысяч рублей.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (149)

XS
SM
MD
LG