Ссылки для упрощенного доступа

"А если б бабушка мимо шла?.." Судья раскритиковал акцию с гробом


9 декабря Верховный суд РТ оставил в силе штраф, наложенный на Анну Невскую, казанскую активистку, которая минувшей осенью провела у крыльца полицейского участка костюмированную акцию против домашнего насилия. У акции оказалось немало критиков, облеченных властью. В том числе — судья Верховного суда, которому очень не понравилось, что для пикета Анна использовала картонный гроб. Служитель Фемиды сравнил гроб со свастикой и обеспокоился здоровьем бабушек, которые могли случайно проходить мимо.

На преследование активистки государством наложились семейные проблемы. Бабушка Анны умерла от коронавируса, сейчас в больнице с тем же диагнозом находятся папа с дедушкой. Поэтому Анна философски отнеслась к приговору. Корреспонденту "Idel.Реалии" она рассказала, кто помог ей с деньгами на выплату штрафа, будет ли она обжаловать этот штраф в ЕСПЧ и что она хотела сказать судье в ответ на его критику, но предпочла оставить при себе.

— Наверное, и не было надежд, что суд поступит как-то иначе?

— Нет, не было. Потому что мне уже и говорили, что по данной статье вообще не оправдывали никого. Я просто шла, чтобы был факт того, что я подавала апелляцию. Чтобы галочка была — и всё.

В кассацию ты не пойдёшь, как я понял. А какие-то мысли по поводу ЕСПЧ есть?

— Нет. У меня бабушка умерла от коронавируса, а сейчас дедушка и папа лежат с этим диагнозом, и мне вообще не до судов. Сейчас на первом месте — семья, потом — сессия.

Соболезную. А кто помог тебе собрать деньги на выплату штрафа?

— "ФемКызлар".

— Ты тоже участница этого движения или все же сама по себе?

— Кое-что я у них поддерживаю, кое-что — нет. Я против феминитивов, например. Так что я не знаю, кто я в таком случае — участница или нет, честно.

— Ты сразу после суда написала, что он прошёл очень "интересно", там были какие-то рассуждения о морали и нравственности…

— Да-а-а, это было странно… Я вообще туда пришла, думала, всё на пофигизме пройдёт. Я без адвоката была, у адвоката возникли проблемы, она не могла банально прийти, хотела даже перенести рассмотрение — но я сказала: "Я одна тогда пойду, надо быстрее заканчивать". Думала, приду, скажу: "Что в жалобе указано, я со всем согласна". И всё. Больше ничего не хотела говорить.

Второй стороны не было, они даже не пришли. Я узнала, что рапорт на меня написала какая-то Толстякова, её вообще не было ни на том суде, ни на этом… В итоге суд прошёл только со мной.

Судья Фахрутдинов, когда позвал меня на трибуну, спросил: "А в чём был смысл?" — "Чтобы такой закон приняли". — "А почему именно такая символика? Мне не понравилась символика. Это же гроб!" — "Ну да, это элемент костюма". — "А вот представь, если бы парень вышел с каким-то фашистским символом?.." — "Ну это же другое совсем. Тут гроб, а там фашистский символ, который уже означает..."

Определенные пристрастия, так скажем?..

— Да, да. Потом начал расспрашивать, есть ли у меня семья, подвергалась ли я сама насилию. Я говорю, нет, не подвергалась, но это же не значит, что я должна молчать. Мои знакомые подвергались. Потом про театр спрашивал. Потом начал говорить: "Ты этот гроб используй только в спектаклях, а на пикеты можно выходить только с плакатом. И к тебе никто не пристанет". Потом начал говорить: "А представь, что ты бы в этом гробу лежала, а мимо тебя прошли бы дети, бабушки… А у бабушки — больное сердце". Она бы, грубо говоря, отбросила бы коньки. Я вообще не знала, что на это ответить. Мне казалось, что это какой-то маразм, что ли…

—​ Я так понимаю, судье встречные вопросы задавать ты была лишена возможности?

— Я не задавала. Я так поняла, он придрался даже не к факту, сборно-разборная это конструкция или нет, а к тому, какой символ она несла. Гроб. Смерть. Почему я так это сделала, почему не по-другому?

— А как это должно было проходить, по мнению судьи Фахрутдинова?

— Он сказал, что только плакат должен быть и всё. И больше ничего. И чтобы не возле полиции, а возле другого какого-нибудь здания. Как-то вот так он сказал, вроде как… Спросил, где я учусь. Когда я сказала, что в институте культуры и искусств, сказал: "А, ну понятно!"

— И что ты думаешь по поводу всех этих нравоучений судьи?

— Ну честно, как-то странно. Про бабушек, про фашистскую символику… Типа: цель у меня благородная, а средства — не очень. Я к этому не была готова, я была готова к пофигизму. Так что я просто промолчала, я не знала, что на это ответить. Потому что грубо нельзя было говорить, а негрубо я уже не могла.

— Когда с тебя должны взыскать средства?

— Приговор вступил в силу. Как я поняла, деньги надо перевести на тот же счет, что указан в приговоре. Можно уже с сегодняшнего дня, у меня шестьдесят дней есть. Но, скорее всего, я оплачу уже завтра.

— Чтобы поставить побыстрее точку в этой истории?

— На самом деле, да. Из-за семейных проблем. Бабушка умерла, папа с дедушкой сейчас тоже лежат с коронавирусом. Это в Челнах. У меня же родители в Челнах живут. Так что вообще пока не до этого. Но я рада, что я ни копейки не потратила, слава богу. Так что спасибо "ФемКызлар" большое. В Челнах нет лекарств, представляешь?! Моя мама покупает эти дорогостоящие уколы, чтобы папе с дедушкой их кололи…

— Они дома, получается, лежат?

— Нет, в больнице. В изоляторе каком-то вместе лежат.

— Но лекарства всё равно должны покупать родственники?

— Ага. Бабушка в больнице умерла. Но у неё уже было 80 процентов поражение лёгких. Говорили, шансов нет. Её положили в больницу в один день, а в следующий она уже умерла…

— На этом фоне, наверное, для тебя история со штрафом вообще померкла?

— Да. Штраф оплатить помогли, административка будет — и что теперь? На работу это не повлияет. С административкой даже в полицию на работу берут. Я, конечно, не собираюсь туда ни за что в жизни…

— Особенно, после того, как столкнулась с тем, как они работают?

— Вообще. Такие безграмотные… Я связалась с Гульназ — ты её, может, знаешь, активистка такая есть — она подала в ЕСПЧ, но говорит, там же долго всё это делается. Так и сказала: много лет. Ну, думаю, и хрен с ним.

Сейчас я буду делать пикеты только с плакатами. Но, скорее всего, я и их не буду делать.

— Тем более, как мне кажется, судья всё же не совсем верно тебя проинформировал. У нас и за плакатик тоже можно вполне себе загреметь. Примеров — масса.

— Ну да. Но я, конечно, надеюсь затронуть тему домашнего насилия в своих спектаклях. Там уж точно можно…

Избивать людей в России дешевле, чем говорить о насилии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:05 0:00

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (18)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG