Ссылки для упрощенного доступа

Запотевшие забрала и человеческие лица: как в силовиках культивируют жестокость


Социолог Искандер Ясавеев описывает свои впечатления от пребывания в полиции в течение суток после задержания на акции 31 января в Казани.

Главное впечатление, с которым я вернулся домой после задержания и суда, связано не столько с нарушениями, совершенными полицией, это не ново, сколько с разговорами с полицейскими.

Однако список нарушений полиции на акции в поддержку Алексея Навального 31 января в Казани оказался столь значителен, что начать придётся именно с них. Прямо передо мной на площади у театра Камала сотрудники полиции в штатском в желтых жилетах с надписью "Пресса" вели постоянную видеозапись происходящего. С каких пор полицейским разрешается выдавать себя за журналистов?

Сотрудники подразделения "Рысь", задержавшие меня и других участников акции у театра, не представлялись и не объясняли причину задержания. В тот момент они еще действовали относительно вежливо и не применяли дубинки. В автозаке, которым служил городской автобус, никто из полицейских тоже не объяснил, почему я и другие участники мирной акции задержаны.

В "накопителе" отдела полиции "Юдино" — пространстве между входной дверью и зарешеченной дверью в отдел — меня и часть других задержанных удерживали около пяти часов без составления протоколов о доставлении и административном правонарушении. Наши требования освободить нас в связи с истечением трех часов без составления протокола были отклонены начальником отдела полиции "Юдино" Вячеславом Михайловичем Кочетовым.

Вечером после оформления протоколов нас поместили в камеры для административно задержанных. На три спальных места в нашей камере оказалось шесть человек, спать всем пришлось в позе эмбриона, свернувшись на половине матраса.

Около полуночи в отдел приехал сотрудник Центра по противодействию экстремизму майор Александр Викторович Любин, вызывал каждого по одному из камер и фотографировал задержанных своим смартфоном анфас и в профиль, хотя эти действия незаконны.

Полицейский под видом представителя СМИ снимает мирных протестующих на камеру. Казань, 31 января 2021 года.
Полицейский под видом представителя СМИ снимает мирных протестующих на камеру. Казань, 31 января 2021 года.

Соблюдать необходимую дистанцию в автозаке и в отделе полиции в течение суток не было никакой возможности, при этом среди задержанных были кашляющие и чихающие. Полиция Казани тем самым способствовала распространению ковида.

Ещё в отделе полиции — до изъятия телефонов — мы увидели кадры жестоких и издевательских задержаний участников мирного шествия у здания Академии наук Татарстана между улицами Баумана и Правобулачной. Контраст между действиями сотрудников подразделения "Рысь" и омоновцев в начале акции на площади перед театром Камала и в конце на площадке рядом с Академией наук был разительным. Очевидно, что в присутствии журналистов, под прицелами фото- и видеокамер сотрудники "Рыси" и ОМОНа ведут себя одним образом, а там, где журналистов нет, другим.

Жёсткие задержания в Казани 31 января
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:09 0:00

Жестокость полиции при задержании вполне объяснима. Казанское полицейское начальство получило указание о пресечении акции протеста из Москвы. Судя по числу задержанных и жестокости в Казани 23 и 31 января татарстанские руководители с рвением стали выполнять это указание, демонстрируя лояльность московскому Кремлю.

Вопрос из бессмертной пьесы Шварца — "Но зачем ты оказался первым учеником" — очень уместен в этом случае. Предполагаю, что значительным было и идеологическое воздействие на полицейских и омоновцев перед акциями. Вероятно, им внушали, что мирные протестующие — враги России, действующие в интересах пресловутых "внешних сил, дестабилизирующих обстановку".

Стоит отметить, что полиция и ОМОН пока не видят своего будущего в постпутинской России. Наконец, сильнейшим фактором, способствующим насилию, особенно если рядом нет журналистов, является анонимность полицейских из "Рыси" и ОМОНа (Росгвардия) — шлемы и маски, скрывающие лица, и отсутствие опознавательных знаков. Обезличенное коллективное действие, когда лица и имена участников скрыты и они не ощущают ответственности за свои действия, может вести к очень быстрому переходу к агрессии и насилию.

Именно приказания начальства, идеологическое воздействие, обезличенность и отсутствие видения альтернативы ("что я буду делать, если меня уволят за невыполнение приказа") способствуют жестокости полиции и Росгвардии на мирных акциях протеста.

В разговорах один на один с открытыми лицами полицейские предстают другими людьми. Они ведут себя спокойно и миролюбиво, у них, судя по их вопросам, нет уверенности в прочности нынешней системы власти, они соглашаются с тем, что в стране нет независимого суда и честных выборов.

Их цель: дослужиться до ранней пенсии и уйти из системы

На утверждение, что мы выходим и за их свободу, не находят, что ответить и предпочитают молчать. Несправедливость вокруг они видят. Очень устали от перегруженности в работе и зашкаливающей бюрократизации. Их цель: дослужиться до ранней пенсии и уйти из системы внутренних дел.

Из этих разговоров и наблюдений за полицейскими можно сделать несколько выводов. Избиения безоружных мирных участников акций протеста дубинками являются подлостью с моральной точки зрения и нарушением законодательства. Они должны быть расследованы, а виновные наказаны. Если этого не произойдет, то после смены власти служба в полицейском подразделении "Рысь" и ОМОНе Росгвардии должна стать поводом для разбирательства и оценки личного участия в избиениях.

Однако не следует при этом демонизировать рядовых полицейских и росгвардейцев и делать их "козлами отпущения". Не меньшую ответственность за избиения граждан "Рысью" и ОМОНом несут их руководители, включая министра внутренних дел по Татарстану Артёма Хохорина и министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, начальника республиканского Управления Федеральной службы войск национальной гвардии Рустема Гумерова и главу Росгвардии Виктора Золотова, а также президента России Владимира Путина и окружающих его силовиков.

На мой взгляд, у подавляющего большинства участников акций протеста 23 и 31 января и 2 февраля безупречная этическая позиция. Граждане, участвующие в этих акциях, отстаивают свои ценности мирным путем на основании конституционных прав на свободу выражения мнения и свободу собраний, митингов и шествий.

Они действуют не в узких своекорыстных интересах, а стремятся к общим благам — свободе и справедливости. Они преодолевают свой страх быть избитыми. Проявляют солидарность друг к другу, помогая в случае задержаний и избиений. Очень важным мне представляется сохранение этой позиции и своего морального превосходства в данном случае над полицией и властью.

Против чего протестуют казанцы? Опрос 31 января 2021 года
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:26 0:00

Можно и необходимо сообща препятствовать избиениям, но это не означает необходимости ответных агрессии и насилия. Мирный протест достойных и солидарных граждан, руководствующихся не страхом, а пониманием общего блага, — значительно более сильная позиция, и именно она является прологом к ненасильственному свободному будущему нашей страны.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (31)

XS
SM
MD
LG