Ссылки для упрощенного доступа

"Двуязычие — это сила". Академик Роберт Нигматуллин призвал вернуть ЕГЭ на татарском


Роберт Нигматуллин

Выступление академика РАН, доктора физико-математических наук Роберта Нигматуллина по теме образования на президиуме Российской академии наук 2 марта вызвало широкий общественный резонанс. Авторитетный ученый резко раскритиковал языковую политику российского государства и призвал вернуть возможность сдавать ЕГЭ на двух языках.

Предлагаем перевод развернутого интервью с Робертом Нигматуллиным, которое было опубликовано в издании Радио Азатлык после его выступления. Академик также ответил на вопросы о статусе татарского языка в Башкортостане и сказал, почему власти Татарстана и Башкортостана боятся конфронтации с Москвой по этим вопросам.

"Необходимо заставлять учить языки"

— У школьников, заканчивающих национальную школу, должна быть возможность сдать ЕГЭ на двух языках. По языку и литературе 60% вопросов должны быть на русском языке, 40% — по татарскому и литературе. Сейчас родители боятся отдавать детей в татарские школы, потому что думают, будут низкие баллы на экзамене. Они отдают детей в русские школы. Даже в селах сейчас по телевизору смотрят московские каналы. Это все уменьшает необходимость изучать язык. Чтобы сохранить язык, нужно заставлять его изучать. Если не заставлять учиться, русский язык тоже умрет. Народ ленивый сам по себе. Мои предложения не ущемляют ничьи права.

— Но на заседании не всем понравилось ваше предложение, например, директор Института этнологии Валерий Тишков вам возразил. Ваше предложение о ЕГЭ на двух языках не внесли в резолюцию.

— Они попросили меня направить им мое предложение. Я отправил Тишкову два предложения. Первое — о научном предложении насчет русского языка. Второе — о ЕГЭ на двух языках — о русско-татарском, русско-башкирском ЕГЭ.

Русский язык нужно изучать, без него никак. Но человек, знающий два языка, умнее того, кто знает один. Для татар русский язык не проблема. Если не учить народ русскому, он и его забудет.

— Вы говорите, надо заставлять. А в 2018 году вы поддержали предложение Путина о добровольном изучении национальных языков.

— Нужно, чтобы было добровольно-принудительно. Если народ не хочет изучать татарский, как его заставишь? Надо воспитывать. Двуязычным сотрудникам в Татарстане надо вводить дополнительные надбавки, особенно тем, кто в руководстве. Руководитель, который говорит на двух языках, должен быть приоритетом. Необходимо помогать изучать родной язык. Если оставить совсем добровольным, ребенок и в школе не будет учиться. Наш народ потерял пассионарность.

В своем выступлении я раскритиковал Магомедова (Магомедсалам Магомедов — заместитель руководителя администрации президента РФ), который сам из Дагестана, но сказал, что его дети не знают родного языка. И не стыдно ему? Потом он мне позвонил и ругался, что мы его критиковали в его отсутствие. Говорит, ваши дети тоже не знают татарского, наверное. Я ему ответил, что мы дома говорим на татарском.

— Ваши внуки знают татарский?

— У меня их двое. Супруга Тагира (сына) — татарка. Зять — другой национальности, но дочь собирается обучать детей татарскому. С папой они говорят по-русски, поэтому тяжелее. Для того, чтобы сохранить язык, надо создавать семью с человеком своей национальности. Ассимиляция имеет место быть.

"Я говорил Минниханову и Шаймиеву, но они ничего не сделали"

— Решение о сдаче ЕГЭ только на русском языке не может быть, по-вашему, политическим? Известно, что национальные республики дошли до Страсбурга в оспаривания этого решения. Вы действительно верите, что ваше предложение реально?

— Думаю, это можно организовать. Сергеев (президент РАН Александр Сергеев — ред.) поддержал. Магомедов предложил обсудить идею. Тишков был не против внести это в резолюцию. Я об этом говорил и президентам — Муртазе Рахимову (президент Башкортостана 1993-2010 — ред.), Рустэму Хамитову (президент Башкортостана 2010-2018 — ред.), президентам Татарстана Рустаму Минниханову и Минтимеру Шаймиеву (президент Татарстана 1991-2010 — ред.). Они все говорили "да, да", но никто ничего не сделал. А в РАН меня поддержали.

Рустаму Минниханову вы когда об этом говорили?

— Три-четыре года назад на курултае Всемирного конгресса татар. Я же с Путиным сам не могу говорить.

— Думаете, они боятся поднять этот вопрос в разговоре с Путиным?

— Об этом надо говорить с Путиным. Если лидеры национальных республик донесут эту идею, Путин поймет. Путин хорошо относится к татарам, поэтому тут все зависит от начальства. ЕГЭ на одном из двух языков будет добровольным, выпускнику нужна возможность выбора.

Нужен ли национальный университет?

— Лет 30 продолжаются разговоры о необходимости национального университета. Что думаете по этому поводу?

— Не знаю. Невозможно преподавать физику, химию на татарском. Это надо преподавать на русском или английском. Можно было бы открыть гуманитарный университет и изучать там филологию, историю и другие гуманитарные науки.

— ЕГЭ на татарском нет, государственный татарский изучается добровольно, в учебных заведениях больше нет национально-культурного компонента, национального университета также нет. Можно ли сказать, что вся национальная политика основана на русификации?

—Да, русификация есть. От нее никуда не уйдешь. Русские — многочисленный народ, это их психология. Особенно руководители всего боятся. Они думают, что если исчезнет национальный язык, народ превратится в интернациональный. Нет, так не получится. Из таких людей получаются экстремисты. Не знает свой язык, говорит дома по-русски, супруг или супруга другой национальности. Когда я работал в Уфе, башкирские ученые призывали заставлять русских учить башкирский. Таким я говорил, научи сначала свою жену говорить по-башкирски, потом говори о русских. Сегодняшняя Россия превращается в одноязычное государство. Это примитивный прием.

"В Башкортостане не нужен государственный статус татарскому"

— Накануне переписи идут споры о татарской и башкирской идентичности, о "северо-западном диалекте". Вы 13 лет проработали в Башкортостане, из них 9 лет возглавляли Академию наук Башкортостана. Следите ли вы за ситуацией и что думаете?

— Язык, на котором разговаривает население северо-запада Башкортостана, татарский. Они могут называть себя башкирами, но говорят на татарском. Когда развивался башкирский, его постарались максимально отдалить от татарского. На настоящем башкирском разговаривают только на юго-востоке Башкортостана. Два языка отличаются только фонетикой, больше ничем. Татарам и башкирам не надо спорить, пусть запишутся [в переписи] хоть кем, мы то знаем, что мы близкие народы. Я всегда говорю, что без татар не было бы башкир, а без башкир — татар.

— Если бы у татарского в Башкортостане был статус государственного, думаете, напряжения было бы меньше?

—Нет, думаю, было бы больше. Я изучал это проблему, когда был президентом Башкирской академии наук. В 1996 году, когда принимался закон о государственном башкирском языке, ночью мне позвонил Муртаза (Муртаза Рахимов, президент Башкортостана 1993-2010 — ред.). Попросил поддержать. Попросил меня, татарина. Тогда я ему сказал, что татарскому не надо давать статус государственного. Не надо сердить башкир. А вообще, все языки народов России должны быть государственными. Государство должно признать все языки. Башкиры боятся татарского. Наши языки и так уже используются очень в узком пространстве, надо расширять это пространство. Должны быть национальные школы, и самое важное возможность сдачи ЕГА на двух языках.

— А как помирить татар и башкир?

— Не надо их ссорить. Жалуются, что татары их ущемляют? Это глупость. Заки Валиди (востоковед и лидер башкирского национально-освободительного движения, 1890-1970 — ред.) говорил на татарском. Башкирский язык целенаправленно отдаляли от татарского. В Башкортостане вот такие настроения, что делать. Спорить не надо, можно уступить.

"Народ боится авторитаризма"

— Вы неоднократно заявляли о проблемах финансирования науки в России. Почему, думаете, Россия не выделяет достаточно денег на развитие науки и к чему это может привести?

— Потому что нашей страной руководит такой человек. Он сам не понимает и собирает вокруг себя таких же людей, неумных. Во главе национальных республик сидят такие же люди, не способные работать. В этой стране нет выборов, нет демократии. Это общая беда всей страны. В авторитарном режиме народ живет в страхе. Губернаторы, президенты боятся Путина. Это беда России. Поэтому народ живет плохо. Россией всегда руководили невежи.

— Вы следите за развитием науки в Татарстане?

— Как и везде, в Татарстане наблюдается спад. Считается, что мы легче перенесли коронавирус. Это глупость. У нас показатели хуже всего, но этого не знает ни народ, ни Путин. Российские ученые первыми сделали вакцину. Наука работает, но производство отстает. Во времена Путина очень сильно пострадало образование и здравоохранение. Больше всего смертей в России приходиться на время его правления. Его люди закрыли больницы, фельдшерско-акушерские пункты в селах, оптимизировали медицину. Путин и сам не знает, кого он собрал вокруг себя. Все заняты только саморекламой.

Полное интервью на татарском языке читайте здесь.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (133)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG