Ссылки для упрощенного доступа

Триста человек на двоих в день привить. Что не так с "запасом прочности" здравоохранения


Иллюстративное фото

За "ковидный" год, который принято отсчитывать от марта 2020-го, в Самаре, по официальной статистике, более 55 тысяч человек заразились новым вирусом. Большинство из них пережили болезнь, однако для 1098 жителей губернии она стала фатальной. Вчера губернатор озвучил "главный вывод" коронавирусного года. "Idel.Реалии" обсудили его высказывание с медработниками и теми, кто перенес инфекцию.

Вчера, 30 марта, губернатор Самарской области Дмитрий Азаров озвучил основные выводы по работе системы здравоохранения в регионе в период пандемии. Он отметил, что "в период с 2012 по 2018 год регион лишился 5,5 тысяч койко-мест", и примерно такое количество мест пришлось разворачивать в ковид-госпиталях.

Азаров также отметил, что угроза еще сохраняется, но область "справится с незримым врагом". Глава региона также поблагодарил медработников и волонтеров.

При этом губернатор озвучил главный, по его словам, вывод последних 12 месяцев: "Самарская система здравоохранения имеет серьезный запас прочности".

"КАК ВЫКРУЧИВАЕМСЯ? ДА НИКАК"

Фельдшер скорой помощи Анатолий (имя изменено) считает, что высказывание о "запасе прочности системы" — только красивые слова. Вместе с тем, он отмечает проблемы в системе экстренной медпомощи, которые были и до пандемии, заметно обострились:

— На протяжении всего периода ощущалась острая нехватка, во-первых, кислорода. И временами — медикаментов. Конечно, это было и до пандемии, но во время пандемии это ощущается острее. Постоянно приходится выезжать на вызовы без чего-то необходимого. Как выкручиваемся? Да никак, просто везешь [в медучреждение] и всё. Я думаю, высказывание [губернатора] про "запас прочности" — это просто ради красивого словца сказано

"АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА НЕ КОВИД, А ВАКЦИНАЦИЯ"

Медсестра одной из самарских поликлиник Галина (имя изменено) отмечает, что сейчас большей проблемой стал не сам коронавирус, а вакцинация. По ее словам, в поликлинической службе медсестры перегружены, в день приходится вводить порядка трехсот вакцин, а никаких доплат за эту работу попросту нет.

— Запас прочности… наверно, он есть, но людей все равно не хватает. Не в ковид-госпиталях, где платят нормальные деньги, а в обычных поликлиниках. Актуальная тема, наверно — это уже не ковид, а вакцинация от ковида. Тем, кто работает на вакцинации, не оплачивают перегрузки — хотя работы в четыре-пять раз больше. Нам просто сказали делать — мы делаем молча. Сегодня за две смены двести человек пришло на первую вакцину, и еще сто — на ревакцинацию. Ну триста человек на двоих в день привить — это же п***** (ужас — "Idel.Реалии").

"ОНИ РАБОТАЛИ НА ПРЕДЕЛЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ"

43-летняя жительница Самары Татьяна заболела коронавирусом в октябре прошлого года. Болезнь она перенесла в тяжелой форме. С поражением легких в 50% ее госпитализировали только с третьего раза.

— Я не согласна [с утверждением губернатора]. На личном опыте убедилась. Меня госпитализировали только тогда, когда были брошены все знакомства на это, подключены люди, которые могли повлиять на решение. Были огромные очереди на госпитализацию, я провела в приемном покое около шести часов. Мне дали кислород, пока я ждала. Я провела в реанимации пять суток, в общей сложности в больнице пролежала около трех недель. Загруженность врачей была большая, часто не подходил медперсонал, когда это было нужно. Но сами медработники хорошие. Они, как мне показалось, работали на пределе возможностей. Потом, после выписки, я еще восстанавливалась больше месяца, из них только три недели провела дома — потом больничный мне просто не продлили.

"У СИСТЕМЫ ЗАПАС ПРОЧНОСТИ ЕСТЬ, У ЛЮДЕЙ — ДАВНО ИСЧЕРПАН"

27-летняя Карина (имя изменено), живущая в Волжском районе, перенесла коронавирус осенью 2020 года. Болела она дома. По ее словам, добиться вызова врача из поликлиники удавалось только после жалоб чиновникам в Твиттере.

— У нас буквально вся семья переболела. Первой была моя мама и ее муж, я очень переживала, всё-таки они в возрасте. Но у мамы был небольшой процент поражения легких. Потом, примерно в одно время со мной, заболела бабушка, ей 84 года, ее отправили в госпиталь в Дубовом Умёте. Она тоже по меркам своего возраста перенесла коронавирус нормально, тяжелее прошла психологическая реабилитация. Примерно в одно время заболела я и мой муж — оба в легкой форме. Было очень сложно добиться вызова врача из поликлиники, только после жалоб чиновникам в Твиттере позвонил заведующий и пообещал, что приедут. Пришла абсолютно замученная девушка, было понятно, что "рук не хватает", что [медработники] сутками недосыпают. Тест ПЦР был отрицательный, как и у моей мамы, так что в статистику я не попала, а о "ковид-статусе" узнала уже по анализу на антитела в коммерческой лаборатории. В общем, когда наш губернатор говорит про "запас прочности системы здравоохранения", я думаю: может, у системы-то и правда есть запас прочности. Но у живых людей, которые работают в этой системе на низовом уровне, все запасы прочности и силы, похоже, давно исчерпаны.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

XS
SM
MD
LG