Ссылки для упрощенного доступа

"Почему ты не любишь Путина?" Астраханский госуниверситет выгнал студентку из-за политики


22-летняя Вера Иноземцева пытается оспорить в суде свое отчисление из Астраханского государственного университета. Через несколько дней после митинга в поддержку Навального 23 января ректор АГУ Константин Маркелов в социальной сети "ВКонтакте" написал, что отчисляет студентов за участие в митинге: "Вы знаете, что после событий 23 января несколько студентов нашего университета были наказаны в административном порядке и руководство университета, совместно со студенческим самоуправлением, были вынуждены принять решение об отчислении троих студентов. Эти приказы я подписывал с болью в сердце, потому что переживаю за каждого и каждую из вас. Но закон есть закон. По правилам внутреннего распорядка мы были обязаны с ними попрощаться". В марте суд отказал Вере Иноземцевой в иске о восстановлении в вузе.

—​ На каком факультете вы учились?

— В магистратуре на втором курсе на факультете социальных коммуникаций по специальности "Политология". Мне оставалось полгода до окончания учебы. На вступительном экзамене я сказала, что выбрала политологию, чтобы изменить Россию к лучшему. Члены приемной комиссии добродушно улыбнулись и ответили, что сначала нужно изучить проблему, а потом ее решать.

Ректор АГУ Константин Маркелов не ответил на письмо Радио Свобода с просьбой о комментарии. Но свою позицию он ясно изложил в социальной сети "ВКонтакте". Меня немного удивило, что ректор АГУ прямо пишет, что вас и других студентов отчислили за участие в митинге 23 января. Студентов нередко выгоняли из университетов за политическую деятельность, но раньше для отчисления находили какие-либо формальные причины.

Важно быть солидарными с теми, кого несправедливо преследуют, даже если ты не в полной мере согласен с их взглядами

— Меня тоже удивила эта история. Она началась 23 января, и с тех пор каждую неделю происходило что-то, что удивляло меня все больше и больше. 23 января я вышла на митинг в поддержку Алексея Навального на центральную площадь Астрахани. Можно как угодно относиться к Навальному, но никого нельзя задерживать так, как задержали Навального в аэропорту, никому нельзя устраивать выездной суд в отделении полиции и никому нельзя придумывать уголовные дела. Я вышла на митинг не только за Навального, но еще и для того, чтобы проявить солидарность с теми, кого репрессируют. Очень важно быть солидарными с теми, кого несправедливо преследуют, даже если ты не в полной мере согласен с их взглядами. Кроме того, 23-го я пошла на митинг, чтобы, в первую очередь, оказать помощь другим задержанным. На меня составили протокол по части 5 статьи 20.2 КоАП и оштрафовали на 10 000 рублей. 27 января прошел суд по этому административному делу. 29 января мне позвонили из деканата и предложили провести встречу в Zoom. На встрече представители администрации вуза спрашивали меня, зачем я приняла участие в несанкционированной акции. Я им объясняла, что нет такого понятия, как "несанкционированный митинг". Они покивали-покивали, а затем сказали: "Мы вас, возможно, отчислим". Сотрудники вуза сказали, что им пришло письмо, в котором были указаны моя фамилия и фамилии других студентов, которых тоже привлекли к административной ответственности за участие в январских митингах. Позже я узнала, что это письмо было из МВД. В этот же день, в пятницу вечером мои знакомые скинули мне фотки приказов об отчислении. Потом я нашла пост ректора со словами, что ему нас пришлось отчислить "с болью в сердце". Утром 30 января я приняла решение подать в суд на вуз, потому что нельзя студентов отчислять за общественную и политическую деятельность в свободное от учебы время вне стен вуза. Кроме того, митинг 23 января прошел во время зимних студенческих каникул. 18 марта у меня был суд. Нам отказали в удовлетворении наших требований. 19 марта был суд у второго отчисленного студента, где я была представителем, и мы просили суд признать правила внутреннего распорядка вуза противоречащими федеральному закону "Об образовании". Формулировка этих правил очень расплывчата. И, по моему мнению, под них администрация вуза может подогнать все, что захочет. Нам в этом тоже отказали, сейчас мы готовим апелляцию. Я готова идти в Верховный суд и в ЕСПЧ.

—​ Вы хорошо учились в АГУ?

— Никаких объективных причин меня отчислять у вуза не было. В магистратуре я училась на отлично, получала повышенную стипендию. Я была активной студенткой, приходила на все встречи, например, на встречу с "Единой Россией", чтобы донести до единороссов другую точку зрения, о которой они, возможно, ничего не знали. Декан представил суду характеристику на меня, мол, я "подвержена внешнему воздействию", "на занятиях была инициатором дебатов, споров и не слушала мнения оппонентов". Такая характеристика может создать впечатление обо мне, будто я какой-то шпион или иностранный агент, а на самом деле я открытый, искренний человек и всегда внимательно слушаю своих собеседников. Во время дискуссий мне больше нравится слушать, чем говорить.

—​ У вас были раньше проблемы в АГУ из-за политических взглядов?

— Бакалавриат я окончила с хорошими результатами в этом же вузе на факультете математики и информационных технологий по специальности "Информационные системы и технологии". В 2017 году после одного из пикетов меня вызвали к декану этого факультета. Этот декан, золотой человек, сказал, что ему велели поговорить со мной, но он не понимает, в чем смысл таких бесед. Мы поговорили, и никаких последствий не было. В 2018 году меня оштрафовали за митинг, но университет никак на это не отреагировал. Когда на парах мы обсуждали политические события, всем было понятно, какая у меня позиция, но наше взаимодействие с преподавателями и одногруппниками было продуктивным и интересным. Поэтому очень странно, что администрация вуза сразу после письма из МВД нас срочно отчислила, а не ограничилась предупреждением или выговором.

Реакция моих одногруппников на мое отчисление стало еще одним разочарованием

—​ Какой была реакция ваших одногруппников на отчисление?

— Реакция одногруппников на мое отчисление стала еще одним разочарованием. Они спросили меня в чате об отчислении, написали "какой ужас" и все. Меня удивила их равнодушная реакция. Если бы с ними так поступили, я бы пошла к ректору на прием с требованием отменить приказ об отчислении. Должна же быть какая-то солидарность студенческая?! Более того, во время выступления на университетской игре КВН студенты шутили о митингах и об отчислениях из-за них. Мне было очень больно от такого цинизма. Наверное, даже больнее, чем от самого отчисления.

—​ Были ли у вас после участия в митинге в поддержку Навального проблемы с силовыми структурами?

— 23 января я возвращалась с митинга в поддержку Навального. Я увидела, что рядом с домом стоит полицейская машина. Я написала об этом на всякий случай знакомой правозащитнице и пошла к дому. Из машины вышли двое мужчин в форме и один – в гражданской одежде. Они потребовали, чтобы я прошла с ними. Причину задержания мне не назвали, человек в гражданской одежде запихнул меня в машину, я звала на помощь, но мне никто не помог. В машине этот человек в гражданском зачем-то попытался натянуть мне на лицо мою шапку. Какими-то окольными путями они меня отвезли в районное отделение полиции. Там я попросила, чтобы составили протокол о моем задержании, но все мои просьбы игнорировали. Телефон у меня забрали, и я его не видела, пока была в полицейском участке. Меня водили по разным кабинетам, в итоге отвели в кабинет, куда пришел сотрудник Центра "Э". Я пыталась уточнить, какова процессуальная форма этого разговора, где мой телефон, но "эшник" ничего на мои вопросы не отвечал и спрашивал меня, почему я не люблю Путина. Затем он ушел, в кабинет вошли трое людей в масках, меня вывели из участка и подвели к полностью тонированной машине. Вели к ней так, чтобы я не увидела номер машины. Я остановилась и потребовала, чтобы мне дали увидеть номер машины. Но меня опять запихнули в машину. На переднее место сел человек в гражданском, который меня похитил у дома. Когда я сказала, что узнала его, он надвинул на лицо капюшон и отвернул зеркало. Когда мы приблизились к дому, я увидела, что к нему подъезжает еще одна полицейская машина. Мой похититель спросил: "Ты себя будешь хорошо вести?" Я ответила, что буду жаловаться в прокуратуру. Он пригрозил: "Не смей никому ничего рассказывать, и телефон я тебе не отдам. Это будет гарантией твоего молчания". Я сказала, что из машины не выйду без телефона. Они мне телефон все же вернули. Похититель довел меня от машины до дома и еще раз потребовал, чтобы я ничего никому не рассказывала. Около моего подъезда стояла полицейская машина, из нее выбежали двое сотрудников полиции и потребовали, чтобы проехала с ними. Я подумала тогда, может быть, я с ума схожу или оказалась в кошмарном сне. Я попросила сообщить основания для задержания, полицейские в ответ стали меня упрашивать пройти в машину, говорили: "Ну, пожалуйста. Вам жалко, что ли?" Я села в машину, и мы снова поехали в то же РОВД. Несколько часов мы ждали, когда освободится кабинет, только вечером был составлен протокол, у меня взяли отпечатки пальцев. Домой я вернулась поздно ночью. Всю следующую неделю мне было очень страшно выходить на улицу и даже оставаться дома одной. Такое состояние продолжалось месяца два, и до сих пор меня передергивает при виде полиции.

Я подумала тогда, может быть, я с ума схожу или оказалась в кошмарном сне

—​ Как вы думаете, зачем вас возили в РОВД первый раз?

— У меня сразу после похищения отобрали телефон. Позже я увидела, что в моем аккаунте в социальных сетях появились два поста от моего имени. В одной публикации было написано: "Спасибо всем, что пришли на наше мероприятие, мы будем дальше выходить, пока не победим беззаконие". Это неточное цитирование. Второй пост был: "Приходите на митинг на следующей неделе". Возможно, меня хотели подвести под еще одну административную статью за эти тексты. Третье нарушение могло бы закончиться для меня возбуждением уголовного дела. Оба поста я удалила.

—​ В фейсбуке вы недавно написали такие слова: "Знаю только, что беззаконие, которое происходит у нас в стране, началось не вчера и не в воскресенье, оно было уже 20 лет назад. А ещё я знаю, что большому числу людей наплевать на это, им не наплевать лишь на сиюминутные "радости". Почему вы думаете, что большинству наплевать?

Преступники чувствуют себя безнаказанно и ведут нормальную жизнь, а мы, активисты, должны бояться фабрикаций уголовных дел и репрессий

— Мои иллюзии рассеялись, когда я пошла на выборы в Гордуму Астрахани. Я давно интересуюсь урбанистикой, возглавляю сейчас "Городские проекты" Ильи Варламова и Максима Каца в Астрахани и считаю, что бытие определяет сознание. Поэтому я решила выдвинуть свою кандидатуру в Гордуму. Полномочия у депутата Горсовета небольшие, но он может повлиять на облик города и создание более удобной инфраструктуры для всех горожан. Я обошла много квартир в своем округе и поговорила примерно с 1000 жителей. И я поняла, что в регионах многим людям безразличны базовые свободы и интересы других людей. Я бы не сказала, что таких большинство, но многим просто все равно. Например, когда потенциальные избиратели узнавали, что я как депутат Гордумы не смогу повлиять на зарплаты и пенсии, они сразу теряли интерес к разговору о выборах. Активисты, по моим ощущениям, перегорели, и никому ничего не нужно больше. Тем более что активистов в 2019 году стали травить. На моих друзей завели уголовные дела. Например, сторонника Навального Артема Тербаляна обвинили в подделке направления в качестве наблюдателя на президентские выборы 2018 года.

—​ Вы тоже перегорели после отчисления из вуза и похищения?

— Меня еще больше подстегнули отчисление и похищение. Преступники чувствуют себя безнаказанно и ведут нормальную жизнь, а мы, активисты, должны бояться фабрикаций уголовных дел и репрессий. Меня эта вопиющая несправедливость возмущает, и я хочу ее побороть. 24 января я написала жалобу в СК по факту похищения. СК отказал в возбуждении уголовного дела, этот отказ мы сейчас обжалуем. Я хочу выиграть суд с университетом здесь в России, а не в ЕСПЧ и хочу наказать людей, которые меня похитили 23 января. Я не хочу бросать, хотя что бросать… это даже не активизм, я просто делаю, что надо делать. Если я откажусь от всего этого, я тоже стану равнодушным обывателем. А мне Россия, которая меня не любит, совсем не безразлична.

Оригинал публикации: Радио Свобода

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (7)

XS
SM
MD
LG