Ссылки для упрощенного доступа

"Если нет даже видимости самостоятельности, то и спрос с губернатора невелик"


Дмитрий Лобойко

19 сентября 2021 года в России пройдут выборы в Госдуму. Наряду с "большим" голосованием в Самарской области будут избираться депутаты губернской думы. О том, что такое "непубличная политика", как власть и оппозиция готовятся к единому дню голосования, и почему про губернатора Дмитрия Азарова всё чаще пишут в федеральных Telegram-каналах, "Idel.Реалии" побеседовали с социологом Дмитрием Лобойко.

О "МУТАНТАХ" И СИЛОВИКАХ НА ВЫБОРАХ

— Как можно описать политический ландшафт Поволжья и, в частности, Самарской области накануне сентябрьских выборов?

— В этом вопросе скрыты как минимум две большие темы. Во-первых, тема состояния элит. Во-вторых, особенность проведения грядущих выборов. Обе темы имеют федеральный и региональные "разрезы". И определяются они во многом внешними контекстами.

Россия по-прежнему находится в "кольце врагов". Это диктует жанр грядущих выборов — боевая спецоперация по недопущению "неприятеля" в Госдуму и поселковые советы

Согласно официальной идеологии, которая на прошлой неделе весьма контрастно проявилась во время последнего послания Владимира Путина федеральному собранию, Россия по-прежнему находится в "кольце врагов". Это диктует жанр грядущих выборов — боевая спецоперация по недопущению "неприятеля" в Госдуму и поселковые советы. Потому нет никакого внятного образа будущего, конкуренции идей и болезненной для власти критики. Вся оппозиция — только в формате пародийной "Партии умеренного прогресса в рамках закона" Ярослава Гашека. Взгляните на ЛДПР, старого новоявленного "мутанта" СРПЗП ("Справедливая Россия — Патриоты — За правду") и даже на КПРФ. Это пародия и цитирование классики. Как упомянутого Гашека, так и "Голого короля" Евгения Шварца. Образно говоря, Жириновский, Зюганов и Миронов — это такой трехглавый честный старик, который "не боится говорить правду в глаза прямо, грубо, по-стариковски" и в одни голос: "Вы великий человек, государь!" Это линия центра, которая отражается и на региональной политике.

— И как это отражается на региональном срезе? Как самарские власти и самарская оппозиция готовятся к выборам? Здесь же будут выборы не только федеральные, но и региональные…

На выборах надо кого-то побеждать, а реальные конкуренты-то давно зачищены

— В первую очередь готовится власть. Оппозиция же лишь реагирует на движения сверху. Внесистемная оппозиция вроде "штабов Навального" и "Городских проектов" только отбивают подачи. А системная ждёт подачек: согласования округов и кандидатов, спонсорской помощи от бизнесменов-единороссов на выборы, "хлебных" должностей. И порой дожидается, так как на выборах надо кого-то побеждать, а реальные конкуренты-то давно зачищены. Выборы сегодня — удовольствие очень дорогое и сложное. Времена, когда необходимые ресурсы для выборов определялись формулами вроде "один доллар — один голос", давно прошли. И одного доллара уже мало, и одними деньгами не обойдешься — ведь надо что-то противопоставить административному ресурсу и силовой поддержке так называемых правоохранительных органов, которые уже, не стесняясь, задействуют в политических противостояниях.

— Вы говорите о силовиках, которые разгоняют публичные акции оппозиции?

— И о них тоже. Но в большей степени — о прокуратуре, следственном комитете, ФСБ, ФАС и прочих силовых и надзорных органах, которые участвуют в политическом противостоянии реальных игроков во власти. Которые обеспечивают внутривидовую борьбу: помогают собирать компромат одним депутатам на других, группам интересов — на министров и глав регионов. В этом участвуют как действующие сотрудники, так и бывшие, которые выступают в роли "медиаторов", если говорить цивилизованно. Ну или, если говорить по-русски, — в роли "решал".

В рамках текущей предвыборной кампании первые результаты внутривидовой борьбы в регионах можно будет увидеть уже 29 апреля, когда закончится прием документов для участия в праймериз "Единой России". К примеру, уже в пятницу утром можно будет понять, чем закончилось противостояние Александра Хинштейна и Евгения Серпера. Оба представляют в Госудуме Самарскую область. Хинштейн ориентирован на ряд силовых групп, а Серпера связывают и с экс-зампредом правительства Аркадием Дворковичем, и с бизнесом семьи бывшего губернатора Самарской области и главы Мордовии Николая Меркушкина, и даже с так называемыми "либералами" во власти, если такой термин вообще применим хотя бы к одной влиятельной элитной группе сегодня. Борьба происходит и в публичной плоскости, и в "подковёрной". Скоро мы увидим: примет участие Серпер в праймериз "ЕР" или откажется. Без силовиков это решение приниматься не будет. Хотя их роль, конечно, никто обозначать специально не станет.

ОБ АЗАРОВЕ И TELEGRAM-КАНАЛАХ

— Какова в этой истории роль губернатора Дмитрия Азарова?

— На губернаторе лежит ответственность за результаты выборной кампании. Его роль — в обеспечении правильных результатов голосования по тем целевым показателям, которые спустят из администрации президента. Точно такая же задача стоит перед всеми без исключения главами регионов.

Есть два ключевых параметра, определяющих устойчивость того или иного главы региона: уровень социальной напряженности и уровень поддержки власти. Всё!

Строго говоря, пляски вокруг KPI губернаторов, которые якобы крайне важны для Центра, вторичны. Есть два ключевых параметра, определяющих устойчивость того или иного главы региона: уровень социальной напряженности и уровень поддержки власти. Всё! Последний особенно выпукло виден на выборах. Потому Азарову нужно всего лишь показать необходимый уровень явки избирателей и достойный уровень поддержки "Единой России". Потому он и будет вынужден пойти "паровозом" и возглавить региональный список партии власти. Схема классическая, когда выборы превращаются в "референдум доверия" губернатору.

— А ему доверяют?

— Если верить разного рода соцопросам, то да, доверяют. Его показатели даже чуть выше среднего уровня доверия к губернаторам в России.

— Тогда откуда берутся негативные публикации в Telegram-каналах? В последнее время крупные каналы, в частности — Brief @Незыгарь, регулярно публикуют критические тексты про главу Самарской области. Связано ли это с предстоящими выборами?

— Да, связано с выборами. Безусловно, это и политический заказ, и черный пиар. Но это никак не влияет на результаты выборов. И на устойчивость губернатора Самарской области — тоже. По крайней мере, пока не влияет. Публикации в федеральных Telegram-каналах можно инициировать на коммерческой основе. Так, публикации в сетке "Незыгарь" стоят, как говорят, 600 тысяч рублей. Ценник в других федеральных каналах начинается от 100-150 тысяч. Если смотреть на количество публикаций, которые организованными волнами появлялись в Telegram-каналах и различных информационных ресурсах за последние полгода, то бюджет пиар-кампании против Дмитрия Азарова можно оценить в сумму около 15-20 миллионов рублей. Не так уж много, кстати.

— Кто и зачем тратит такие деньги?

— Достоверно это знают лишь заказчики и силовые ведомства. Хотя я не уверен, что заказчики имеют точный ответ на вопрос: "Зачем?"

Бюджет пиар-кампании против Дмитрия Азарова можно оценить в сумму около 15-20 миллионов рублей. Не так уж много, кстати.

Заинтересованные в информационной кампании лица угадываются легко. В негативных публикациях Азарова критикуют по темам строительства, мусорного бизнеса и медицины. Список недовольных положением дел в этих бизнес-направлениях многим понятен. А вот их мотивы не вполне очевидны. Больше похоже на то, что кто-то пытается ими "хороводить". Возможно — кто-то из тех же силовых ведомств. Либо уволившиеся из органов сотрудники, которые когда-то курировали эти направления в своих ведомствах.

Независимых игроков ни в бизнесе, ни в политике в регионах не осталось. Элита заканчивает перерождение в новую номенклатуру и либо сращивается с властью, либо выпадает из неё. Наиболее жизнеспособными в такой системе становятся не люди, умеющие делать деньги, а те, у кого есть папки с компроматом на таких людей и связи. Так что деньги на так называемую "минусовку" губернатора дают коммерсанты из упомянутых отраслей, а вот подталкивают их к этому бывшие силовики.

О БИЗНЕСЕ, КОТОРЫЙ "ХОЧЕТ, НО НЕ МОЖЕТ"

— А почему коммерсанты сами не могут быть инициаторами таких нападок?

— Я исхожу из того, что люди, сумевшие занять лидирующие позиции в определенных отраслях, заработать большие деньги и пережить 1990-е, как минимум, не являются клиническими идиотами. Чего можно добиться массированными пиар-кампаниями? Предположим, что даже отставки губернатора. Способен ли региональный строительный "олигарх", или чиновник от медицины с карманным бизнесом повлиять на… назначение нового губернатора?

— Не может.

Элита заканчивает перерождение в новую номенклатуру и либо сращивается с властью, либо выпадает из неё

— Именно, даже если и очень хочет. Если кто-то и может влиять на такие решения, то он не в Самаре, и бизнес его более масштабный, чем у местных "воротил". Вопрос назначения губернатора — это масштаб таких групп как "Ростех", "Роснефть", "Новатэк"… В списке людей, чье мнение будут учитывать при назначении главы региона, нет фамилий условных Кошелевых, Волковых или каких-нибудь Романовых. Там есть условные Чемезовы, Ковальчуки, Ротенберги, Михельсоны.

Но местные могут, конечно, делать ставки на противоречия. Например, не те компании получают госконтракт на строительство условного моста через Волгу. И строят, к примеру, не совсем на тех землях, как кто-то рассчитывал. Есть взрослые недовольные дяди? Значит, можно попробовать поиграть.

Но тут надо напомнить историю группы "СОК" Юрия Качмазова, группы "Волгабурмаш" Андрея Ищука, группы RBE Андрея Шокина и многих других "самарских олигархов", которые боролись с Константином Титовым. Он-то в итоге перестал быть губернатором. Но бизнеса упомянутых лиц в Самаре сегодня уже след простыл. Некоторые до сих пор вынуждены жить за границей. Иронично, но даже в таком микромасштабе "революция пожирает своих детей".

— А кто в итоге может быть заказчиком или бенефициаром пиар-кампании против Дмитрия Азарова?

В целом, негативные публикации против губернатора выгодны администрации президента. И если приглядеться, то можно обнаружить, что критика идёт в отношении практически всех губернаторов-технократов

— В целом, негативные публикации против губернатора выгодны администрации президента (АП). И если приглядеться, то можно обнаружить, что критика идёт в отношении практически всех губернаторов-технократов. АП не является заказчиком, но им это выгодно: провалит какой-то губернатор выборы — так будет повод снять его не за выборы, а "за всё то, о чем уже давно пишут". А спонсоров атак вводят в заблуждение высокими должностями тех, с кем их знакомят.

Кому-то внушают надежду на перемены к лучшему прямо на Старой площади, кому-то — на территории Института экономической политики имени Егора Гайдара. Конкретных обещаний никто не даёт, но безразличие к судьбе какого-нибудь местного министра или губернатора региональная буржуазия нередко принимает за поддержку и шанс. В политике многое строится на блефе, а когда она не публична — тем более.

ОБ ИЗБИРАТЕЛЯХ, НАБЛЮДАТЕЛЯХ И "УТКАХ"

— Есть ли в Самаре вообще борьба за электорат? Важно ли самарским властям, чтобы граждане были включены в избирательный процесс? Важно ли, как они проголосуют, учитывая кулуарные договоренности и возможности фальсификаций?

— Сейчас среди губернаторов идет конкуренция, и, похоже, что пока ее выигрывают Татарстан и Башкортостан. Но там немножко больше финансового и административного ресурса, чем не в национальных субъектах. В ближайшее время мы будем наблюдать картину конкуренции между регионами за рейтинги "Единой России". Набравшие меньше остальных сразу встанут в позицию "хромой утки". Так что электорат значение всё же имеет, но лишь в моменте.

Но теперь особую остроту приобретает фактор чистоты выборов. Выборы не должны быть скандальными. Они должны быть не честными и чистыми, а именно тихими.

Выборы не должны быть скандальными. Они должны быть не честными и чистыми, а именно тихими

Поэтому установка сегодняшнего дня из Центра такова: организация наблюдения через общественные палаты и максимальное блокирование независимых наблюдателей. Регионы будут конкурировать и за наименьшее количество нарушений на карте движения "Голос". А количество отметок на ней в большей степени зависит не от количества реальных нарушений, а от качества и профессионализма наблюдателей.

— То есть наблюдатели являются силой, которую власти берут в расчет?

— Власти однозначно их берут в расчет, иначе их не объявляли бы нежелательными организациями, иностранными агентами и так далее. Не изменяли законодательство в сторону усложнения присутствия наблюдателей на участках.

Но наблюдатели создают проблемы не федеральным властям, а регионам, которые конкурируют как за показатель явки и результата партии власти, так и за минимальное число нарушений. "Хромой уткой" в результате действий активных наблюдателей становится губернатор того региона, где они и наблюдают. Поэтому задача борьбы с независимым наблюдением — региональная. Когда в каком-то регионе начинают слишком активно бороться с движением "Голос" или какими-то правозащитниками, — это региональная инициатива и показатель уровня "отмороженности" главы региона.

— Ну у нас, в Самарской области, организована активная работа с "Картой нарушений". Каждое нарушение комментируется избирательными комиссиями разных уровней. Значит ли это, что в Самаре слабое — безопасное для власти — движение наблюдателей?

— В Самаре сильное движение наблюдателей. Но в Самаре с уходом Николая Меркушкина уровень адекватности власти резко повысился. Власти сейчас понимают, что политика — это баланс. И если мы смотрим на политику Азарова с группами интересов и сравниваем его с Артяковым или Меркушкиным, мы понимаем, что он — губернатор балансов и компромиссов.

О ПУБЛИЧНЫХ И НЕПУБЛИЧНЫХ

— Кого сейчас в Самарской области можно назвать людьми, влияющими на политическую повестку?

Задача борьбы с независимым наблюдением — региональная. Когда в каком-то регионе начинают слишком активно бороться с движением "Голос" или какими-то правозащитниками, — это региональная инициатива и показатель уровня "отмороженности" главы региона

— Из публичных людей… Дмитрий Азаров, губернатор Самарской области. Депутат госдумы, единоросс Александр Хинштейн. Отчасти — Евгений Серпер, потому что он является сейчас "громоотводом". При этом надо понимать, что у него очень хорошие связи. Есть ещё пара фамилий в "Единой России", но это люди не на выборных должностях, и их влияние хотя и весомо, но не публично.

Депутат губдумы от КПРФ Михаил Матвеев. Это единственный оппозиционный политик в Самарской области. Политика — это борьба за власть и искусство баланса. Матвеев с этим очень хорошо справляется.

Можно еще сказать, кто не влияет на политическую повестку. Не влияют реготделения КПРФ, ЛДПР и СРПЗП. Политика — это формирование повестки. Они её не формируют. В этом плане штаб Алексея Навального в Самаре так же не имеет влияния, так как они только проводники федерального штаба и даже реагируют на внутренние процессы слабо. И не инициируют никаких значимых процессов.

— А из непубличных людей кто влияет на политическую повестку?

— Остатки финансово-промышленных групп. Хорошо всем в регионе известные Владимир Аветисян, Алексей Ушамирский, Александр Милеев, Александр Хенкин. Из новых для общественности непубличных персон можно было бы выделить скромного бывшего сотрудника ФСБ, подполковника в отставке Павла Селезнева. Его влияние основано на обширных знакомствах по прежней службе, дружеских отношениях с отдельными персонами из окружения Сергея Чемезова, а также, как врут очевидцы, семейных связях его супруги. Об этом можно долго говорить, но думаю, нам ещё предстоит узнать о его влиянии на политические и бизнес-процессы. Там немало любопытного…

— Как региональные власти балансируют между публичными и непубличными группами влияния, и вдобавок ещё и электоратом?

Штаб Алексея Навального в Самаре так же не имеет влияния, так как они только проводники федерального штаба и даже реагируют на внутренние процессы слабо

— Согласно директивам центра и собственным внутренним камертонам. Часть ответственности с них снята за счёт заложенной изначально несамостоятельности. Пространство для политической самостоятельности очень невелико. Даже политтехнологи, которые организуют выборы и влияют на результат, выбирают не сами губернаторы — их "спускают" из Москвы.

Главы регионов, может быть, и рады бы проявить некую самостоятельность. Но, во-первых, им этого делать нельзя. Во-вторых, инициатива в буквальном смысле наказуема.

О СХОДСТВЕ КАДЫРОВА, АЗАРОВА И МИННИХАНОВА

— Это относится ко всем главам регионов?

— Ко всем без исключения, включая Рамзана Кадырова, Рустама Минниханова и остальных, которые могут показаться самостоятельными. В действительности самостоятельными фигурами они не являются уже очень давно. Если говорить о Татарстане, то как минимум три с половиной года, с тех пор, как не был продлён договор о разграничении полномочий между Россией и Республикой Татарстан. Фактически в тот момент федеральная власть четко показала, что даже делать вид, что у субъектов есть какая-то самостоятельность и независимость, она не намерена. А если нет даже видимости самостоятельности, то и спрос с глав регионов невелик.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG