Ссылки для упрощенного доступа

Человек с ружьём как символ путинской эпохи


Трагедии, похожие на казанскую — случаи массовой стрельбы и неразборчивого убийства граждан вооруженными одиночками —будут повторяться, считает социолог Искандер Ясавеев. И дело не только в глобальных трендах. У России здесь есть свои особенности.

Россия является обществом с высоким уровнем индивидуализации, атомизации и отчуждения граждан друг от друга, соединенных с доступностью огнестрельного оружия. Именно эти факторы способствуют стрельбе в школах.

Следует оговориться, что индивидуализация — черта многих современных обществ. И в этом смысле стрельба в школах США, Финляндии, Германии, России и других стран, а также преступление, совершенное Брейвиком в Норвегии, — явления одного порядка. В этих странах граждане в значительной степени индивидуализированы, у них есть доступ к оружию, а после стрельбы в школе "Колумбайн" в 1999 году существует известная модель действий в пограничной ситуации — стрелять в школьников.

Атомизация, индивидуализация и отчуждение означают ослабление связей с людьми — физическое, социальное и психологическое обособление. Если человеком при этом не усвоена ценность человеческой жизни, нет возможностей для самореализации, а в жизни встречались образцы насилия и травли — это очень опасная ситуация. Смысл существования в этом случае не связан с другими людьми, другие человеческие существа вызывают ненависть и отторжение. Это часто встречается в России.

Кроме того, российское общество в настоящее время предельно вертикализовано, граждане привычно выстраивают иерархии, меряются статусами ("кто круче"), рассматривают других людей как средство. Дети усваивают эти игры, начиная с песочницы ("у меня совочек лучше, чем у тебя"). 19-летний казанец тоже карабкался вверх, к власти, известности и славе и использовал для этого чудовищные бесчеловечные средства.

Что делать, если вы услышали стрельбу в школе?

Что делать, если вы услышали стрельбу в школе?

ПРОЙДИТЕ ТЕСТ

Еще одним фактором, способствующим насилию в обществе и школах, являются образцы действий, демонстрируемые нынешней российской властью: поиск врагов, наполнение патриотизма преимущественно военным содержанием, войны, убийства, создание культа личности и оружия. Если для нынешней российской власти человеческая жизнь, несмотря на декларации, не является ценностью, можно ли ожидать усвоения этой ценности от граждан? И стоит ли удивляться спокойному отношению прохожих к человеку с ружьем? Разве военные реконструкции и демонстрация оружия времен Второй мировой войны и современного вооружения во время празднования 9 Мая, устраиваемые или поддерживаемые властью, не нормализовали присутствие оружия в повседневной жизни?

Положение российских учителей — еще одно обстоятельство, имеющее отношение к насилию и стрельбе в школах. Российские учителя перегружены, оплата их труда низка, многие из них работают больше, чем на одну ставку, значительная часть времени уходит не на работу с детьми, а на заполнение форм отчетности, составление всевозможных рабочих программ дисциплин. Требовать от перегруженных учителей внимания к особым случаям бессмысленно, его не может быть. А развитых психологических служб, умеющих действовать в ситуациях травли и одиночества, нет в российских школах, хотя, на мой взгляд, такие службы важнее, чем охрана.

Однако распространенность факторов, способствующих стрельбе в школах, вовсе не означает, что гражданам следует фаталистически ожидать очередной стрельбы и постепенно привыкать к таким трагедиям. Стрельба в школах — это вызов не только для государства, но и для всех. Худшая реакция — страх, паника, запреты и "охота на ведьм" — тихих замкнутых подростков. Лучшая, на мой взгляд, — солидаризация, создание сообществ с горизонтальными связями, участие в них и способствование участию в них детей и подростков.

При этом государство с его запретами препятствует, а не помогает развитию таких сообществ. Например, наш поисковый отряд уже несколько лет не берет подростков в экспедиции с целью поиска непохороненных останков солдат и установления их имен. Эти экспедиции являются в сущности антимилитаристскими, потому что их участники видят, что такое война и к чему она ведет. Мы сейчас не берем подростков в экспедиции потому, что организация поездок несовершеннолетних и обустройство лагеря для них в соответствии с нормами — это непосильная задача из-за введенных государством правил.

Однако процессы низовой солидаризации и развития горизонтальных местных сообществ идут вопреки государству. Родительские сообщества, которые учатся вырабатывать несмотря на все конфликты и напряжение общие решения, поисковые отряды "Лиза Алерт", ищущие пропавших людей и тем самым поддерживающие семьи в трудных ситуациях, экологические, зоозащитные и градозащитные сообщества — примеры такой солидаризации, нейтрализующей индивидуализацию и обособление.

Стрельба в школах — глобальный феномен, но это не снимает ответственность за такую стрельбу ни с государства, ни с самих граждан. Однако не в запретах и полицейских мерах, а в солидарности граждан, сообща решающих проблемы и отстаивающих ценность жизни, видится возможность сопротивления отчуждению и бесчеловечности, порождающим стрельбу.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (12)

XS
SM
MD
LG