Ссылки для упрощенного доступа

Штыковая атака. Критика Татьяны Сабурской устраняют с помощью холодного оружия


Евгений Ефремов (в центре) у крыльца прокуратуры Зеленодольска.

Депутат Зеленодольского горсовета Татарстана Евгений Ефремов, который сейчас судится с главврачом ЦРБ Татьяной Сабурской, оказался на больничной койке. И это ещё не самый плохой расклад, считает Евгений, которому буквально накануне, 16 августа, светили нары СИЗО. Силовики нагрянули к депутату с обыском по делу о продаже холодного оружия. Сам Ефремов уверяет, что никакой продажи не было, а всё дело — чистой воды провокация, цель которой лишить его депутатского мандата. Или хотя бы нейтрализовать.

16 августа силовики провели в коттедже Евгения Ефремова обыск, в ходе которых изъяли коллекционные ружья и пистолеты XIX века. Основанием для обыска стало возбужденное по признакам ч.7 ст. 222 УК РФ ("Незаконный сбыт холодного оружия") дело. В деле фигурирует штык-нож — что характерно, тоже коллекционный, времён Первой мировой войны. По словам депутата, обыск начался в 9.30 утра и закончился лишь, когда стемнело: речь, говорит народный избранник, шла об его аресте — но у Ефремова поднялись давление с температурой, из-за чего его пришлось госпитализировать.

"Idel.Реалии" уже рассказывали об иске о защите чести и достоинства, который Татьяна Сабурская (дочь одного из влиятельных функционеров РТ— уполномоченного по правам человека Сарии Сабурской) подала к Ефремову и фельдшеру зеленодольской неотложки Сабине Галиаскаровой. Фельдшер и депутат оказались героями нескольких распространенных в интернете роликов, где они резко критикуют зеленодольскую систему здравоохранения и саму Сабурскую. Ефремов при этом писал заявления в прокуратуру с просьбой провести проверки в ЦРБ — но тщетно. Прокуратура в результате заинтересовалась не проблемами больницы, а тем, кто именно выкладывает ролики в сеть.

В начале августа депутат горсовета побывал в Москве, где жаловался уже на другого местного функционера — главу города и района Михаила Афанасьева. Ефремов, сам дорожник, рассказал в генпрокуратуре и администрации президента РФ, каким образом при Афанасьеве стали распределяться дорожные подряды (копии заявлений есть в распоряжении редакции). Уезжая в Москву, Ефремов успел поделиться с корреспондентом "Idel.Реалии" опасениями, что против него готовится провокация. Сам депутат тогда лишь гадал, что это может быть, не исключая, что ему попытаются даже подбросить наркотики.

"ПОРНОГРАФИЯ ЧИСТОЙ ВОДЫ"

— Вы считаете, дело против вас — та самая провокация, которой вы опасались?

— Да. Но я связываю её не с Афанасьевым, а, скорее, с Сабурской.

Почему?

— Потому что эта провокация планировалась ещё до того, как я поехал в Москву. Хотя, с другой стороны, я уже высказывал своё отношение к Афанасьеву. И, возможно, они уже предполагали, что я так поступлю.

Откуда у вас уверенность, что провокация планировалась ещё до вашей поездки?

— Ситуация была следующая. Я человеку дал попользоваться штык-ножом Первой мировой войны. Под залог. Он сказал, что разрабатывает компьютерные игры и ему надо макет штык-ножа. Этот штык-нож является исторической ценностью. Я ему штык-нож передал, он мне деньги передал — а они возбудили дело о продаже холодного оружия. Пришли с обыском, весь день обыскивали. "Нашли" два ружья и два пистолета. Хотя и искать ничего не нужно было. Они у меня лежали в открытой экспозиции. На них были бумаги сделаны, что это историческая ценность и коллекционные экземпляры, за уничтожение которых предусмотрена уголовная ответственность.

Эти ружья ещё времен Пушкина. Одно из них вообще — дульнозарядное, с дымным порохом, на один выстрел. Пулю вставляли с тряпочкой, чтобы она плотно заходила в ствол, не вываливалась… Вот представляете, его забрали! И ещё несколько штык-ножей, на которые тоже есть заключения, что они являются исторической ценностью.

И теперь они хотят попытаться выстрелить из этого оружия. Правда, эксперт при изъятии сказал: "Я очень сомневаюсь, что у нас из него получится выстрелить".

Фельдшер и депутат рассказали о проблемах в больнице. Главврач подала на них в суд
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:39 0:00

— 16 августа вы целый день были недоступны, как мне сказали, у вас изъяли даже смартфон. А как обстоит дело сейчас?

— Я сейчас — свободный человек, даже не арестованный, в Васильевской больнице нахожусь, меня никто не охраняет, наручниками не пристёгнут. Это лучшее доказательство того, что у меня не нашли ничего такого, за что меня арестовывать. Естественно, мы с адвокатом будем бороться, будем доказывать, что это — провокация, порнография чистой воды.

"Я ГОВОРИЛ ВСЕГДА: БУДЕТ ПРОВОКАЦИЯ"

— Как происходили обыск и попытка задержания?

— Я вернулся домой из поездок ещё в четверг, 12 мая. Возможно, меня ещё в пятницу ждали — но в пятницу я выехал с человеком из ворот коттеджного посёлка не на своей машине. А в понедельник выехал на своей — и они мне перекрыли дорогу своей машиной: "Мы такие-то такие, вы подозреваетесь в том-то, сейчас мы пойдём у вас обыск проводить..." И целый день проводили. Потом у меня давление скакнуло, скорая приехала, в больницу увезли и положили. Двести двадцать — давление, температура поднялась. Они сначала подумали, может, ковид, в ковидный центр даже увезли.

И вот я лежу в больнице. Адвокат уехал в суд (наша беседа происходила днём 17 августа, когда должно было состояться очередное заседание по иску Сабурской к Ефремову и Галиаскаровой — "Idel.Реалии"). То есть, смотрите: сегодня суд, а вчера, накануне, меня хотели арестовать, обыски проводили. Явно звенья одной цепи.

Пятого [августа] я был в Москве, десятого — вынесли постановление об обыске. Дождались, как я вернусь. О чём я и говорил всегда: будет провокация.

— Но при этом вы опасались сложных схем, подозревали, что могут подбросить наркотики. А получается, никаких сложностей и не понадобилось?

— То, что у меня изъяли, не было спрятано. Это всё в отдельной комнате, за железной дверью. Туда спокойно спустились, я им открыл, зашли, долго думали, до чего бы докопаться. Эксперта вызвали. Он ходил-ходил. Говорит: "Ну давай вон те изымем. Правда, на них патронов вообще не существует. Мы выстрелить даже не сможем". Я говорю: "Вы видите на них документы?" — "А что нам твои документы!"

Понимаете, до какого абсурда дошло?! Ладно бы у меня гранату изъяли боевую, пистолет или автомат… Говорю им: "Ладно, у меня лука со стрелами в коллекции нет". Они бы и лук со стрелами утащили, сказали бы: вот оно оружие!

— Но то, что у вас изъяли, всё-таки оружие. Неужели мысль пострелять из него в голову никогда не приходила?

— Даже если б и пришла, сделать это было бы невозможно! Сами эксперты говорят: "Мы, скорее всего, не сможем. Давайте изымем, попробуем…" Вот они сейчас привлекут каких-то крутых специалистов, чтобы хоть как-то из него выстрелить. Это — оружие времён Пушкина. Мало того, что там дымный порох использовался, который сейчас не производится — там же нужно знать все пропорции, использовать Лефоше так называемый, шпилечный патрон.

Его до революции перестали выпускать, этот патрон. Это оружие в Москве продаётся в открытом доступе, легально. Я это сам лично видел.

Но оно наверное как-то регистрируется?

— Никак. Вот мне дали на него бумагу, что оно является исторической ценностью, это — коллекционный экземпляр.

Его ни портить нельзя, ни уничтожать. Только хранить как музейную ценность. Я его так и хранил. Пока эти ребята не нашли до чего докопаться: "Давай попробуем! А вдруг выстрелит?! Мы ему 222-ю сразу пришьём!"

"ЭТО КАК САНИТАРНОЕ ДЕЛО"

— А вот эта история со штык-ножом, из-за которой к вам пришли с обыском? Откуда в правоохранительных органах узнали, что вы дали попользоваться им другому человеку?

— Я так понимаю, это был подставной человек. Моё предположение, что они готовили против меня провокацию. Я не продаю холодное оружие, я вообще им не торгую. Они через моего знакомого, из Буинска, вышли на меня. Товарищ позвонил, говорит: "Есть человек, занимается изготовлением компьютерных игр, ему нужен настоящий штык-нож, он хочет отснять его в 3D — чтобы оружие в компьютерной игре в точности повторяло оригинал." Я захотел помочь, мы договорились, что он отснимет, я ему в аренду сдал, залог взял — тридцать, что ли, тысяч. И всё. Это они пропустили, как продажу.

— У вас договор с ним был письменный?

Нет. Я же не знал, что это можно подвести под статью. Говорю же, они в Москве продаются в открытую. Специально в Москве заезжал в оружейный магазин. Сами зайдите в интернет, наберите "купить штык-нож". Ужаснётесь, сколько вылезет вариантов — и никого не трогают! Это как санитарное дело: десять человек в Москве вышли — и их всех сейчас под арестом держат. А после этого — сабантуи, разные мероприятия, где все без масок. И никаких дел больше не возбуждают!

И тут — один в один. Штык-ножами торгуют все, они продаются в открытую. Против меня же целую спецоперацию придумали!

— Штык-нож каких времён?

— Швейцарский нож, времён Первой мировой. На нём даже свастики не было — тогда можно было бы дело представить так, что я якобы реликвиями фашистов торгую.

— А когда на вас вышел этот самый разработчик компьютерных игр?

— В конце июля.

— Вы с этим парнем не пытались объясниться, когда к вам нагрянули с обыском? Как получилось, что нож оказался в полиции?

— У меня же телефон изъяли. Я даже сейчас по другому номеру с вами говорю.

— А сами полицейские это как-то объясняют?

— Они ничего не объясняют. Они должны меня были вчера допросить, как мне сказали, и в следственный изолятор определить. А в связи с тем, что меня увезли в больницу, они звонят теперь моему адвокату и спрашивают: "Когда вы к нам придёте на допрос?"

— И когда вы придёте?

— Как только врачи выпишут, скажут: "Шуруй". Я ж сам не против. Но куда сейчас — у меня ж вон давление скачет.

Я прятаться не собираюсь. Может, они надеются, что я сейчас сбегу, куда-то спрячусь… Такого не будет. Я чувствую за собой правоту. Я с адвокатом переговорил: мы будем полностью снимать обвинение. Я понимаю, это будет тяжело, меня попытаются засудить. Но мы пойдём до конца. "Извините, дайте мне по-минимуму" — такого не будет.

***

Как стало известно "Idel.Реалии", заседание по иску Татьяны Сабурской к Ефремову и Галиаскаровой вновь перенесли. Теперь — на начало сентября. Ещё при подготовке первого материала, в середине июля, редакция попросила главврача Зеленодольской ЦРБ поделиться своей точкой зрения на конфликт. Однако Сабурская так ничего и не ответила на наш запрос. В начале августа стало известно, что она ушла в отпуск.

Делом о штык-ноже, согласно документам, поступившим в распоряжение редакции, занимается следователь по особо важным делам следственного управления СКР по РТ.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (8)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG