Ссылки для упрощенного доступа

"Глупость и дискриминация". Казанские архитекторы обвиняют чиновников в нарушении их прав


Набережная озера Кабан с видом на театр им. Г.Камала в Казани

Архитекторы выразили недовольство организацией конкурса проектов нового здания татарского театра в Казани. На конкурс не пустили архитекторов-физлиц. Театр переедет еще только через четыре года, однако уже сегодня в Татарстане идут жаркие споры, кому же достанется его нынешнее здание.

О планах властей Татарстана построить для Татарского государственного академического театра им. Г.Камала новое зданиестало известно летом. 23 июля Министерство культуры РТ объявило архитектурный конкурс на лучшую концепцию нового здания, прием работ завершился 22 сентября. Направление курирует помощник президента Татарстана Наталия Фишман-Бикмамбетова. Победителю конкурса обещают 2,5 миллиона рублей, второму и третьему месту — 1,5 и 1 миллион соответственно. Ожидается, что итоги конкурса будут объявлены в начале февраля следующего года. Старейший татарский театр уйдет с центральной улицы Казани и получит новое здание на участке между озером Кабан и улицей Хади Такташа.

На конкурс поступило более 400 работ. В то же время, не всем архитекторам позволили поделиться своим творческим замыслом — их заявки просто не приняли. Сразу несколько архитекторов пожаловались на условия проведения конкурса — к участию в нем не допускаются архитекторы-физлица. Согласно положению, предлагать свои работы могут группы из двух или более юридических лиц или частных предпринимателей, а зарубежные организации — лишь в составе консорциума.

Первым о несогласии с условиями проведения конкурса заявил известный архитектор, лауреат госпремии им. Г.Тукая, автор знаменитой мечети Кул Шариф Айвар Саттаров. Его проект тоже отклонили.

— Архитектурный образ здания не может явиться одновременно нескольким людям, это сугубо индивидуальный процесс. И, конечно же, чтобы создать образ, нет необходимости быть юридическим лицом. Во всем мире в таких конкурсах всегда участвовали и участвуют физлица, и только у нас придумали такие нелепые ограничения. Считаю, что конкурс организован неправильно, — рассказал Айвар Саттаров изданию "Радио Азатлык".

Собеседник подозревает, что организаторы совсем не понимают, что такое концепция проекта, и действуют привычными для себя старыми методами.

— Консорциумы могут быть, когда требуется подготовка проекта благоустройства каких-то территорий, жилых районов. Вот набережную озера Кабан сделали консорциумом. Но здесь ведь случай другой. Здесь объявляется конкурс на образ здания. А этот образ закладывается в голову, душу архитектора свыше. Этот образ не может прийти целому коллективу, — объясняет он.

Организаторы не могут понять, что для создания образа не нужно быть в коллективе

— Дело не в том, что мне не дали участвовать, там и другим профессионалам отказали. Когда в 1995 году объявляли конкурс на проект мечети Кул Шариф, у меня не было никакого юридического лица, никакого портфолио. Мне не надо было построить много зданий, чтобы победить, потому что создание образа — это божественный творческий акт, как и создание музыки, или поэзии, — уверен архитектор.

Айвар Саттаров считает, что в работу организаторов должны вмешаться Союз архитекторов Татарстана, России.

— Такие конкурсы должны проводиться совместно с Союзом архитекторов, потому что это организация профессионалов. Это же не домик на даче построить, это здание будет служить всему городу, всему татарскому народу, это будет очень важное место и для самого театра, Казани и Татарстана. И меня очень удивляет, что в таком важном деле Союз архитекторов Татарстана никак не участвует. Никуда обращаться не собираюсь, толку нет. Этот конкурс сделали для привлечения зарубежных организаций. То, что вместе с ними могут участвовать и местные архитекторы — это просто дополнительные силы. Зачем это нужно? Я не вчера родился. Организаторы не могут понять, что для создания образа не нужно быть в коллективе, — рассказал Айвар Саттаров.

С подобной же ситуацией столкнулся и молодой архитектор Ильдар Каримов. Его проект также не приняли.

— Это просто глупо. Если в голове у человека есть представление нового здания, зачем искать коллаборацию? Мы театр любим, знаем его жизнь, для меня это здание дорого. Хочу внести свой вклад в его обновление. Но в разработке концепции нового здания, проще говоря, эскизов, отдельные архитекторы не могут участвовать. Только серьезные организации из области инженерных, геологических, строительных разработок. Я считаю это ограничением прав, дискриминацией, — рассказал Ильдар Каримов и добавил, что до этого не слышал о конкурсах, где не могут участвовать архитекторы-физлица.

Татарстанское региональное отделение Союза архитекторов России никак не комментирует эту ситуацию. С председателем Союза архитекторов Татарстана, замминистра строительства РТ Владимиром Кудряшевым связаться не удалось. Член правления союза, известный архитектор Герман Бакулин считает, что претензии надо было высказать еще в начале конкурса.— Правила конкурса определяет оргкомитет. С ними можно соглашаться, или же опротестовать. Но надо было раньше думать. Если бы еще летом об этом говорилось, возможно, организационные моменты можно было бы изменить. За несколько дней до окончания приема заявок критика неуместна. Раньше конкурсы проходили по правилам Союза архитекторов России, а теперь оргкомитет может назначать свои правила. Участники или соглашаются с ними, или оказываются участвовать. Считаю ли я это дискриминацией? Не могу сказать, об этом не думал. Для этого надо посоветоваться с Российским союзом архитекторов. Я ведь тоже просто архитектор. Думаю, что Союз архитекторов может выразить свое мнение на такой протест. Для этого над направить официальное письмо. Мы можем обратиться в Союз архитекторов России и взять разъяснения, — считает Бакулин.

Чиновники должны реализовать то, что сделано профессионалами

Заслуженный архитектор Татарстана Сергей Саначин отстранение от конкурса архитекторов-физлиц также считает дискриминацией. Такая ситуация возникла из-за вмешательства чиновников, уверен Саначин.

— Кому выгодно не позволять людям участвовать самостоятельно? Чем больше архитекторов участвует, тем лучше. Это был бы настоящий конкурс. Какая комиссия решает, кому можно участвовать, а кому нет? Это из-за того, что в Татарстане нет союза архитекторов, — считает он. — В советское время конкурс проводили не чиновники, а Союз архитекторов. Так как союз в полумертвом состоянии, чиновники все взяли в свои руки. А на самом деле это не их дело. Чиновники должны реализовать то, что сделано профессионалами. А у нас получается наоборот. Фишман-Бикмамбетова это просто организатор, просто помощник президента. У нее нет никакого отношения к архитектуре. Какое она имеет право решать, кому участвовать в конкурсе, а кому нет?

Несколько лет назад объявили большой конкурс на благоустройство набережной озера Кабан. Там были и иностранцы, кого только не было, жюри отбирало. В итоге была сделана пешеходная дорожка из бетона и поставлен биотуалет. Там ничего другого нет. Никаких социальных сооружений, развлекательных площадок. Когда устраивают пришельцы со стороны, конкурсы заканчиваются вот так. Это связано с исчезновением Союза архитекторов, — поделился Сергей Саначин.

Как стало известно изданию, недовольных архитекторов не отталкивают, им предлагают участвовать через Союз архитекторов Татарстана.

В республике не утихают споры вокруг судьбы нынешнего здания Камаловского театра по адресу улица Татарстан, дом 1. Здание в самом центре Казани для театра было построено в 1987 году, и за эти годы место успело получить почти культовое значение. Театр Камала называют самым главным очагом татарской культуры, "оплотом татарского языка", его коллектив — "просветителем", "лидером, формирующим общественное мнение", а здание театра с "парусной" крышей — лицом Казани. И кому же достанется столь дорогой и значимый для татарской культуры объект? И главный вопрос, который очень беспокоит татарскую общественность — удастся ли сохранить "национальное" назначение этого места, будет ли здание и дальше служить татарскому народу или станет некой "интернациональной" площадкой, каких и так очень много в столице Татарстана.

Дело в том, что буквально два года назад из центра Казани был "выселен" другой татарский объект — "Национально-культурный центр "Казань". Здание было передано Национальной библиотеке РТ, теперь в нем, помимо библиотеки, работают театральная и концертная площадка, и сама библиотека позиционируется как городское общественное пространство. "Музей национальной культуры", занимавший площади в НКЦ, после выселения так и не получил своего здания, правда, были обещания поселить его на улице Баумана, но, кажется, об этом теперь уже все забыли. Часть экспозиции перешла в отремонтированный и обновленный ДК "Чулпан", но он находится отнюдь не в центре, а в спальном районе Проспекта Победы. На фоне таких действий властей беспокойство татарской общественности о будущем "парусного" здания театра Камала кажется не такой уж беспочвенной.

Руководство республики уверяет, что решение будет принято с учетом общественного мнения. До конца года будут приниматься предложения о дальнейшей эксплуатации здания театра. А пока, видимо, чтобы немного снизить накал вокруг темы, готовится документальный спектакль о судьбе театра, он будет поставлен в рамках проекта "Театр горожан" режиссером Ксенией Шачневой.

На данный момент в обсуждениях в соцсетях и СМИ выделяются несколько возможных вариантов. Предлагается отдать здание под музыкальный театр: идея создания татарского музыкального театра обсуждается давно, однако какое-либо здание для него пока не рассматривалось. Звучали предложения подселить новый театр к татарскому драматическому театру им. К.Тинчурина, о существовании такого варианта говорил даже министр культуры республики, но из-за критики о том, что из-за этого театр Тинчурина потеряет свое лицо, историю, от данного варианта отказались. Музыкальный театр можно было бы организовать в здании Камаловского театра. Но ректор Казанской консерватории, профессор, музыковед Вадим Дулат-Алеев скептически относится к самой идее создания музыкального театра, считая, что формировать его репертуар пока не из чего, поэтому рано думать о здании.

Было предложение сделать из здания театра центр татарской молодежи. Такое предложение прозвучало от Всемирного форума татарской молодежи. Форум уже много лет добивается здания, где могли бы реализоваться образовательные, языковые, творческие проекты адептов движения. О "жилищной" проблеме Форума ранее было донесено и до президента Татарстана Рустама Минниханова. В качестве варианта рассматривалось бывшее здание фирмы "Адонис" на Профсоюзной, которое требовало восстановления. Но в итоге здание дали в аренду московской фирме.

В здании было предложено разместить в здании театра Камала татарский театр юного зрителя им. Г.Кариева. Известный журналист Искандер Сиразиев считает, что Кариевский театр, который и воспитывает юного зрителя для "взрослого" театра, достоин большого здания, так как нынешнее его здание просто переделано из кинотеатра.

Еще один вариант — передать здание театру Тинчурина, при этом театр Тинчурина оставит свое здание татарскому ТЮЗу. Такой обмен зданиями станет продолжением традиции — в свое время в нынешнем здании театра Тинчурина располагались камаловцы, а после того, как театру построили новое здание на улице Татарстан, они оставили свое здание тинчуринцам. Тогда здание Кариевского театра (в нем имеются проблемы с гримерками, сценой, местом хранения декораций итд.) может быть передано Форуму татарской молодежи.

Есть еще один вариант — воссоздать в здании Камаловского театра Национально-культурный центр "Казань". Получив новую, современную концепцию, он мог бы вести работу в сфере создания татарской городской культуры, считают активисты.

Оригинал публикации на татарском языке: Радио Азатлык

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (6)

XS
SM
MD
LG