Ссылки для упрощенного доступа

Выжили благодаря Западу. Голод в Поволжье 100 лет назад


Американская журналистка, коммунистка Анна Луиза Стронг распределяет еду и одежду нуждающимся в Оренбурге. Оригинал фото 1921 года находится в Государственном архиве Оренбургской области

В конце гражданской войны, 26 августа 1920 года появилась Киргизская АССР (просуществовала с 1920 по 1925 год), а её столицей большевики назначили город Оренбург, бывший до этого частью национальной автономии Башкурдистан. Первой и самой главной проблемой, с которой столкнулись новые власти, стал массовый голод. Он начался ровно сто лет назад в Поволжье.

ТОВАРИЩ ГОЛОД

К осени 1921 года по всей стране голодало около 20 миллионов человек. Эту цифру одним из первых озвучил норвежский ученый, будущий лауреат Нобелевской премии мира за 1922 год Фритьоф Нансен на заседании Лиги Наций в Женеве. Солдаты пролетарской диктатуры планомерно опустошали закрома у поволжского крестьянства, не заботясь о будущих урожаях. Продразвёрстка и уничтожение наиболее деятельной и зажиточной части крестьянства, так называемых "кулаков", плюс общая отсталость сельского хозяйства — всё это привело к катастрофическим последствиям. К политике добавились и природные факторы. Лето 1921 года выдалось засушливым, был неурожай, падёж скота, а система ​продовольственной страховки была большевиками упразднена. Последствия оказались для России катастрофическими. "

"Продовольственное положение в Оренбургской губернии всё более и более ухудшается, и голод доходит до людоедства. Начиная с осени… смертность колоссальная", — так звучит отрывок из доклада Оренбургского губкома РКП(б) от 17 января 1922 года.

По данным государственного архива Оренбургской области, уже в сентябре 1921 года голодало порядка 30 тысяч жителей. Отчаявшиеся люди снимались с насиженных мест и приходили в другие населенные пункты и на железнодорожные станции в надежде найти работу и еду, и там тоже начинался голод и вспышки тифа. По настоянию Губкома РКП (б) Оренбургская губерния была переведена из класса производящих продовольствие в класс потребляющих. Нужны были хоть какие-то средства. Оренбургский политцентр решил в добровольно-принудительном порядке изъять имеющиеся средства у населения. В итоге от горожан поступило 16 млн. рублей, собранных квартирными комитетами, ещё 3 млн. рублей собрали комсомольцы города. Деньги же от проданных советским правительством церковных и культурных ценностей на закупку продовольствия для голодающих не шли.

5 фактов о голоде в Поволжье, которые должен знать каждый
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:48 0:00

Оренбургский блогер и краевед Анастасия Шипилова в своей работе "Среди мёртвых" указывала, что сохранились протоколы допросов жителей сел, которые массово начали есть трупы односельчан, сваленные возле кладбищ, а затем дошли и до тех, кто был еще жив, но беззащитен. Ходили слухи о нападениях каннибалов прямо на улицах города. В Оренбург тоже прибывали беженцы из деревень и сёл в надежде прокормиться. Массу голодающих поместили на знаменитом некогда торговом месте — Меновом дворе, люди доживали свой срок в наспех сколоченных бараках без удобств, в продуваемых ветром палатках, а то и вовсе на голой земле. Для беспризорных детей, родители которых погибли от голода, заняли помещение мужской гимназии (сейчас здание Оренбургского государственного педагогического университета), где разместилось около 2 тысяч голодающих. Советы вынуждены были объявить на весь мир о катастрофе.

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ

В июле 1921 года из Кремля последовало разрешение для работы Всероссийского комитета помощи голодающим под председательством известного революционера Владимира Короленко. Несмотря на ненависть к западу, комитет получил право брать продовольствие за рубежом и распределять средства среди голодающих. Создавались филиалы помощи и за рубежом среди эмиграции. В США, к примеру, туда вошли такие известные деятели российской культуры как Сергей Рахманинов и Николай Рерих. Даже будучи в то время в немилости Патриарх Всея Руси Тихон с разрешения властей обратился к Ватикану и другим христианским церквям Запада.

Ряд прогрессивных стран откликнулись на призыв, а первая помощь начала приходить осенью 1921 года. На зов страждущих первым пришёл норвежский ученый-исследователь Фритьоф Нансен. По поручению Международного Красного креста он организовал комитет "Помощь Нансена" для спасения голодающих Поволжья. Но были и другие добровольцы — это Американское общество Квакеров, международный Альянс "Спасем Детей", Миссия Ватикана, Еврейский фонд "Джойнт", Шведский и Германский Красные кресты, Английские профсоюзы.

Сотрудники организации "АРА" в Оренбурге
Сотрудники организации "АРА" в Оренбурге

В целом оказанная помощь советской России оценивается исследователями в 1 млрд. долларов США. К примеру, миссия протестантов-квакеров оказывала населению Бузулукского уезда Оренбургской области такую помощь: закупили 1000 лошадей и раздали крестьянам, организовали прядильное, ткацкое и пошивочное производство, мастерские по производству валенок, подсобные хозяйства. Таким образом, Оренбургские мужчины и женщины были обеспечены работой и тёплыми вещами.

Наиболее же активными помощниками являлась Американская организация помощи (АRА), организованная в 1919 году по поручению президента Америки Вудро Вильсона. Сотрудники American Relief Administration открыли широкую сеть питательных пунктов, при которых питалось около 100 тысяч детей, из них в Оренбурге 12610. Деятельность этой организации на территории СССР и Оренбургской губернии продолжалась до июня 1923 года. К 1922 году миссия АРА кормила 10,5 млн. советских граждан.

По данным Оренбургского издания orenpolit.ru на 9 февраля 1922 года вклад АРА, американских организаций и частных лиц составил сумму 42 млн. долларов, около 12,2 млн. из них — СССР. Организация ежедневно кормила 11 миллионов человек, поставила медикаментов на 8 млн. долларов, обеспечив 15 тысяч больниц и учреждений и снабдив 7 миллионов человек лекарствами и прививками.

"Мы видели мёртвых, лежавших на улицах и дорогах, ведущих в город. Их тела пожирали бродячие собаки и птицы. Больные и голодающие собирались в домах, но средств для помощи им, ни у кого не было", — написал один из членов комиссии Герберта Гувера (АRА) об Оренбурге.

Кандидат исторических наук, доцент ЮУрГУ Юлия Хмелевская долгое время занималась темой работы зарубежных миссий в советской России. Эксперт приводит такие цифры: продовольственная посылка от АRА состояла из 49 фунтов муки, 25 фунтов риса, 3 фунта чая, 10 фунтов жира, 10 фунтов сахара, 20 банок сгущенного молока — общим весом около 53 кг. Медицинская помощь особенно приветствовалась советским правительством, поскольку голод сопровождался страшной эпидемией тифа и других болезней, при почти полном отсутствии врачей в деревнях. Американцами завозились вакцины против тифа, холеры, а также медикаменты для лечения бытового сифилиса, который в те годы был широко распространен в России. Случалось, что обезумевшие родители насильственно забирали еду или продуктовые карточки у родных детей. Американцам приходилось лично смотреть, чтобы помощь доставалась, прежде всего, детям.

Из воспоминаний известного норвежского гуманиста, лауреата Нобелевской премии мира Фритьорфа Нансена, лично побывавшего в Поволжье с гуманитарной миссией:

"Самым ужасным было посещение кладбища, на котором была гора из 70 или 80 голых трупов, большинство из которых принадлежали детям, умершим за последние два дня и привезенных сюда из приютов или просто подобранных на улицах. А рядом громоздились еще 7 или 8 трупов взрослых. Их все просто складывают в одну могилу, пока она не заполнится. Трупы голые, потому что одежду забирают себе живые. Нансен спросил могильщика, сколько умерших привозят на кладбище ежедневно, и получил ответ, что их привозят "телегами". Каждый божий день. Для могильщиков было невозможно справиться с захоронением такого количества умерших, потому что земля была мерзлой и копалась очень тяжело, поэтому из тел несчастных вырастали горы. Многие трупы вообще оставались лежать на улицах и в домах, потому, что не было возможности отвезти их на кладбище".

Чтобы предупредить распространение тифа и прочих смертельно опасных заболеваний, один из руководителей АRА, полковник Национальной гвардии США Уильям Белл и его соратники организовали общественные работы по расчистке улиц в населенных пунктах Оренбуржья, починке водопровода, рытью сточных канав.

В тех регионах, где были голодные, сотрудники АРА сами занимались распределением продовольствия. Однако в Оренбурге местная советская номенклатура решила иначе. Оренбургским большевикам не нравилось, что АRА помогает всем обездоленным, а не только пролетариату. Местные власти взяли на вооружение излюбленные методы военного коммунизма — угрожали, что запретят работу организации в регионе, если АRА не отдаст полный контроль над распределением продовольствия советскому учреждению под названием Губернская комиссия помощи голодающим. Иностранцы вынуждены были согласиться. Коммунисты же в большинстве случаев записывали продовольственные на уже покойных граждан и хранили остатки на складах, либо распределяли между своими структурами. Немало доставалось и перекупщикам, которые найдя лазейки в советском госаппарате, добывали продукты и сбывали их уже втридорога.

ЗАПАД БОЛЬШЕ НЕ НУЖЕН

Если раньше большевики просили помощи у запада, то со временем у советского начальства обострилось чувство соперничества и банальной зависти. Ленин и его соратники недоумевали, как мог порочный запад работать лучше и приносить пользы больше чем самая идеальная и человечная соцсистема? Как отмечает Юлия Хмелевская, в Поволжье и в Оренбуржье управляющие АRА часто конфликтовали с местными советскими чиновниками, стремящимися подмять под себя распределение американского продовольствия. К тому же для надзора за деятельностью американцев большевики при ЦК помощи голодающим (Помгол) создали институт "полномочных представителей по работе с заграничными организациями помощи". Его уполномоченные с ревностью смотрели на АРА, но мало что могли ей противопоставить. По отчетам ГПУ, в некоторых регионах АRА кормила больше людей, чем ЦК Помгол с другими иностранными организациями вместе взятыми.

Несмотря на лозунги о всеобщем равенстве и братстве, появилось беспрецедентное социальное расслоение. Люди, имеющие доступ к продуктам обогащались, но многие по-прежнему голодали. В итоге к 1923-24 году международные организации перестали оказывать помощь, плюс в те годы крестьяне получили достаточно неплохой урожай, этого хватило, чтобы относительно справиться с катастрофой. Всего по оценкам историков в пик активности на АRА работало 300 американских граждан и более 120 тысяч советских граждан.

Голод 1921–1923 годов в Советской России охватил 40 губерний в Поволжье, на Урале и в Казахстане. Без еды остались 28 млн. человек, 5 млн. граждан умерли от истощения. В КАССР по данным Оренбургского госархива — порядка 1 млн. человек.

Голод в Поволжье 1921 года был крупнейшей для того времени невоенной катастрофой в европейской истории после средневековья.

История трагических событий 1921 – 1922 годов долгое время была в России непопулярной, настоящие причины голода скрывались, факты людоедства стыдливо замалчивались, иностранная помощь критиковалась. Однако факт неоспорим: еду и прививки от западных волонтёров помогли выжить целому поколению. Пару десятилетий спустя детям голодных 20-х годов пришлось противостоять нацистской машине. В этой войне СССР и США сражались вместе.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (17)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG