Ссылки для упрощенного доступа

Куар, концлагерь, карнавал: Кабмин Татарстана узнал о пандемии "из сети Интернет"


Робы, которые истцы приготовили для суда, там им продемонстрировать во всей красе так и не дали.

7 декабря Верховный суд РТ отказал жителям республики, попытавшимся оспорить режим QR-кодов, введённый постановлением Кабмина Татарстана, в удовлетворении их требований. Кроме того, судья Эдуард Каминский заставил истцов, вошедших в зал заседаний в полосатых робах и шапочках узников концлагеря, сменить одежду на менее карнавальную. Тем не менее истцы считают, что нужного эффекта они добились: процесс не обсуждает только ленивый, а сами активисты надеются обжаловать решение Каминского в вышестоящей инстанции.

В то же время позиция Кабмина РТ и Роспотребнадзора содержала ряд парадоксов. Так, представитель первого из ведомств сообщила, что Кабмин РТ узнал об объявленной ВОЗ пандемии "из сети Интернет" (открытых источников, пояснила юрист Кабмина РТ), а представитель Роспотребнадзора, хоть и признала, что QR-код содержит врачебную тайну, не усмотрела проблем в его демонстрации третьим лицам вроде кондукторов в общественном транспорте и охранников ТЦ.

Началось заседание с небольшого скандала. Последовав примеру депутата Саратовской городской думы от КПРФ Николая Бондаренко, истцы пошили себе одинаковые полосатые робы и шапочки, которые должны были недвусмысленно намекать на концлагерь. В этих костюмах они прошествовали в зал — но судья Эдуард Каминский, бывший, похоже, начеку, немедленно потребовал снять "карнавальные костюмы" или покинуть зал. После небольшой словесной перепалки истцы избавились от роб и шапочек.

Само рассмотрение началось с небольшой путаницы: представитель истцов адвокат Лаврентий Сичинава процитировал небольшой кусок из свежераспечатанного постановления — однако в версии, которая была перед глазами Эдуарда Каминского, этого куска не оказалось. Каминский предположил, что Сичинава распечатал не ту редакцию, однако адвокат настаивал, что у него в руках самая свежая распечатка — он скачал файл с сайта Кабмина РТ буквально накануне.

Запутаться в версиях "коронавирусного" постановления Кабмина РТ и впрямь несложно. Первая версия (№208) была принята в марте 2020 года — и с тех пор успела претерпеть ряд редакций. "Idel.Реалии" уже рассказывали, что перед предыдущим заседанием истцы едва не лишились предмета иска. Громко разрекламированное постановление №960, которое ввело QR-режим при посещении мест массового скопления людей, сменило без лишнего шума принятое постановление №1006 (интервал между публикациями составлял меньше месяца) — и не заметь этой подмены истцы, формально им жаловаться было бы уже не на что.

Лаврентий Сичинава перечислил в своей речи основные претензии истцов к оспариваемому постановлению Кабмина РТ.

Оно, по словам адвоката, "противоречит не только нормам внутрироссийского законодательства, но и целому ряду международных договоров". Ближе к концу заседания Сичинава ещё раз подведёт итог и скажет, что нарушено в общей сложности семь статей Конституции РФ и пять статей международного права.

Вот основные тезисы искового заявления.

1. Федеральный Конституционный закон от 30.05.2001 "О чрезвычайном положении" гласит, что меры, применяемые в условиях чрезвычайного положения и влекущие за собой изменение (ограничение) установленных прав и свобод, "должны соответствовать международным обязательствам Российской Федерации, вытекающим из международных договоров Российской Федерации в области прав человека, и не должны повлечь за собой какую-либо дискриминацию отдельных лиц или групп населения..."

2. Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины, принятая в Овьедо 4 апреля 1997 года, содержит общее правило: "Медицинское вмешательство может осуществляться лишь после того, как соответствующее лицо даст на это свое добровольное информированное согласие". Россия ратифицировала эту конвенцию.

3. Принуждение к вакцинации, что, по мнению Сичинавы, фактически и юридически провозглашает оспариваемое постановление, противоречит: пункту 1 Нюрнбергского кодекса 1947 года; пункту 24 Хельсинской декларации Всемирной медицинской ассоциации 1964 г.

4. В соответствии с пунктом 7.3.1 Парламентской ассамблеи Совета Европы №2361 от 2021 года государствам-участникам ПАСЕ необходимо: "обеспечить информацией граждан о том, что вакцинация не является обязательной, что никто не может подвергаться политическому, социальному или иному давлению для прохождения вакцинации, если они сами того не пожелают"; [обеспечить], "чтобы никто не подвергался дискриминации за то, что не прошел вакцинацию из-за возможного риска для здоровья или нежелания пройти вакцинацию".

5. Статьи 55 и 56 Конституции РФ гласят: "в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина", "в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия". Ни в РФ в целом, ни конкретно в РТ режим ЧС не вводился, в связи с чем издание оспариваемого постановления, ограничивающего граждан в конституционных правах, носит незаконный характер, уверены истцы и их адвокат.

6. Согласно ст. 18 ФЗ "О ЧС", граждане Российской Федерации имеют право: на возмещение ущерба, причиненного их здоровью и имуществу вследствие чрезвычайных ситуаций; на медицинское обслуживание, компенсации и социальные гарантии за проживание и работу в зонах чрезвычайных ситуаций. Однако, характеризуя ситуацию фактически как ЧС, Кабмин РТ в то же время не проводит мероприятий по осуществлению компенсаций и социальных гарантий, подчеркивает адвокат.

7. Понятие QR-кода в законе отсутствует, настаивает Сичинава. При этом чиновники часто сравнивают QR-код с номерами ИНН, СНИЛС, номером и серией паспорта — но все эти номера предусмотрены действующими на территории РФ нормативно-правовыми актами.

8. Документ о прохождении вакцинации содержит в себе врачебную тайну (информацию о медицинском вмешательстве).

Однако представители Кабмина РТ парировали: постановление принято абсолютно законно. В марте 2020 года, пояснила одна из представительниц, ВОЗ признала ситуацию с коронавирусом пандемией, а президент Татарстана — распорядился о введении "режима повышенной готовности". Что касается QR-кодов, то их и в местах массового скопления людей, и в общественном транспорте ввели с подачи главного санитарного врача РТ Марины Патяшиной.

Как уже упоминали "Idel.Реалии", руководитель Управления Роспотребнадзора по РТ дважды за октябрь публично отвергла идею введения QR-режима в общественном транспорте. Теперь в суде представители Кабмина РТ заверяли: это было сделано именно на основании предложений Патяшиной.

Представитель Роспотребнадзора в свою очередь заверила: меры, которые пытаются оспорить истцы, "носят временный характер и направлены исключительно во благо граждан".

Сичинава попытался выяснить у неё, как требование предъявлять QR-код в транспорте и других местах массового скопления людей соотносится с врачебной тайной — представитель ведомства согласилась, что QR-код содержит медицинскую тайну, однако не усмотрела проблем в том, что доступ к этой тайне получают кондукторы, охранники и официанты.

Нашлись у адвоката и неудобные вопросы к представителю Кабмина РТ:

— Вы пишете: "решением ВОЗ 30 января 2020 года была объявлена пандемия..."

— Это из открытых источников, общедоступная информация…

— Минуточку. Согласно статьи 22 Устава ВОЗ, пандемия объявляется ассамблеей ВОЗ…

— Это не предмет рассмотрения.

— Я сейчас вопрос задаю конкретно по вашим возражениям. Ассамблея ВОЗ имела место или нет?

— Я не обладаю сведениями об этом.

— Но вы же пишете!..

— Я ещё раз повторяю: это информация из открытых источников, сеть Интернет. Та сеть, на которую вы тоже ссылались…

Сичинава настаивал: де-факто введение QR-кодов и запрет на работу без прививки для представителей целого ряда специальностей означают принудительную вакцинацию. Ответчики возражали: постановление не содержит пункта о принудительной вакцинации.

"Давайте не будем лукавить!" — не выдержал адвокат.

Но представители Кабмина и Роспотребнадзора не сдавались. Из их объяснений следовало, что отстранение от работы невакцинированных сотрудников не является принуждением к вакцинации, а, кроме того, распространяется на сотрудников, у которых такая необходимость существует лишь в силу специфики самой работы. Ну, а требование предъявлять QR-коды в общественном транспорте никак не ограничивает тех, кто не сделал прививку, в передвижении по города — ведь, если не пустят в трамвай или метро, всегда можно вызвать такси…

Процесс завершился вполне предсказуемо: суд отказал истцам в удовлетворении их требований.

На выходе из зала активистов ждало плотное кольцо судебных приставов — и очередные попытки облачиться в тюремные робы (представители татарстанского "Яблока" Руслан Зинатуллин и Елена Изотова даже успели сделать это) привели к шумному выяснению отношений. Приставы заявили, что костюмы являются средством наглядной агитации и периодически запрещали собравшимся вокруг журналистам и операторам вести съёмку.

Тем не менее без роб и шапочек пообщаться с прессой активистам уже позволили.

Руслан Зинатуллин, комментируя ответы Кабмина РТ, вновь напомнил, что представитель республиканского правительства, описывая механизм принятия антиковидных ограничений в Татарстане, сослалась на некие "открытые источники" вместо того, чтобы назвать конкретный документ ВОЗ:

— Они пишут отзыв на основании того, что они нашли что-то в интернете. Хорошо, что там на заборе не было что-то написано... И самое интересное, знаете, что? Человек старше 65 лет не может обжаловать это постановление. Потому Верховным судом РТ принято решение: лица старше 65 лет, не имеющие QR-кода, не могут заходить в Верховный суд!.. Этих людей Верховный суд, который должен принимать законные решения, лишил возможности фактически на обжалование!.

Другой истец, Евгений Хабибуллин, поставил под сомнение объяснение представителя Роспотребнадзора: та в суде заверяла, что пойти на введение QR-кодов минувшей осенью их вынудила сложная эпидемиологическая обстановка.

— Она связала это с тем, что сезонность, осень… Но уже почти два года у нас эта пандемия бушует. В прошлом году перед голосованием по поправкам [к Конституции] у нас падала эта заболеваемость, перед выборами чуть подросла и опять упала, а после выборов так и росла, — напомнил Хабибуллин. — Я поэтому хочу быть оптимистом. Нам надо дожить до 2024 года, а там, слава тебе, Господи, выборы — и мы, наконец, избавимся на какое-то время от этого ковида…

— У меня такое впечатление, что люди с другой планеты прилетели просто, — изложил свои впечатления от споров с ответчиками Лаврентий Сичинава. — Вот у меня сейчас даже есть дело в Авиастроительном суде. Человека отстранили от работы, он является инженером-технологом на КМПО. Вот какое отношение он имеет к запретным специальностям? Да таких примеров тысячи!..

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG