Ссылки для упрощенного доступа

"Есть потребность в открытии татарского детского садика"


Минкадир Резяпов

В Новочебоксарске втором по величине городе Чувашии проживает более 7000 мусульман. Здесь в 2000 году начали строительство Соборной мечети имени Айнетдина Шамбазова, открытие которой запланировано на 2022 год. В то же время верующие уже сейчас могут приходить на молитву. О строительстве мечети, языковых вопросах, потребности в открытии национальной школы в Новочебоксарске "Idel.Реалии" поговорили с имамом мечети Минкадиром Резяповым.

— Вы помните, когда в Новочебоксарске массово читали первый намаз?

— Точную дату не скажу, но с 2005 года пятничные молитвы мы не пропускаем. Хотя ранее в городе проводились праздники Ураза-байрам, Курбан-байрам. Но с 2005 года они стали проводиться активнее. В связи с этим хочется поблагодарить и городских чиновников, которые бесплатно в 2005-2010 годах предоставляли нам помещение, пока у нас не появилась мечеть.

Помню, первое время заходишь в подвал, а сверху капает. Люди, которые помогали нам в строительстве, кто был всё это время с нами, видят, что сегодня мы можем провести службу в теплом помещении, в уютных условиях. Оказывал поддержку и Татарстан. Отдельное спасибо дизайнеру, которая согласилась нам помочь. Она была христианкой, принявшей ислам. И хотя за свою помощь она не получила ни копейки, нам она оказала огромную поддержку. У нас с ней были разногласия, но в итоге мы находили общие решения.

— Как работает мечеть?

— Сегодня службы тут проводятся только по пятницам, но в ближайшее время строительные работы планируют завершить, и мечеть заработает полноценно. Наша мечеть оформлена в классическом стиле. У нас в мечети есть главный зал — мужской, а зал для женщин расположен на балконе. При мечети есть воскресная школа, небольшая библиотека, зал для проведения никаха (бракосочетание у мусульман "Idel.Реалии"). В нашем городе нет общепита, где можно пообедать халяльной пищей. Двери нашей мечети всегда открыты. У нас есть кухня, где готовятся национальные и традиционные блюда.

— Кто помогал вам в строительстве мечети?

— В строительстве мечети принимали участие не только мусульмане, но и православные; не только татары — и чуваши тоже. У нас очень дружный город. Я всегда говорю: вера пусть и разная, но дружба должна быть всегда — и в беде, и в радости. В строительстве мечети принимал участие наш прихожанин, у которого была онкология. О том, что он был болен неизлечимой болезнью, мы узнали только после его смерти. Представляете, этот человек специально взял отпуск на месяц-полтора, отпросившись с основной работы, а работал он на "Химпроме". Он хотел помочь в строительстве священного дома мусульман. Несмотря на болезнь, он вязал арматуру. И ведь нельзя забывать таких людей и такую помощь.

Когда мы уже залили опалубку, заказали первый бетон, поставили машины, мы находились в котловане, лоток опустили, и в это время зашли переодеться. Был солнечный день. И пока мы переодевались, пошел сильный дождь. Что делать? Мне говорят: "Ты руководитель, тебе и решать". Продолжили принимать бетон, все промокли до нитки, но никто не ушел. Я всю ночь не мог спать. На следующий день строители мне сказали, что это наоборот хорошее явление. Оказывается, так Всевышний благословил строительство нашей мечети. Я даже сам не знаю, как так получилось — помощь буквально приходила из неоткуда, помогали деньгами и прихожане, и предприниматели, и депутаты.

В вашей мечети проходят занятия по татарскому языку. Можете рассказать подробнее об этом?

— Полноценной школой это не назовешь. Проще сказать — воскресная школа. На обучение татарскому в основном приходят женщины, около 15 человек. В первое время посещало больше. Преподавала язык тогда Венера апа ("апа" в переводе с татарского тетя, сестра "Idel.Реалии"). Она, к сожалению, ушла в мир иной. Сейчас обучение планируем возобновить. Кто хочет обучаться татарскому языку, смогут к нам прийти. Это дело добровольное. Бытует такое представление, что, если человек придет в мечеть, здесь смогут научить только намазу, только религии. Это не так. Кстати, сам я чувашский язык знаю, и внуки мои знают.

— Как вы считаете, в Новочебоксарске есть потребность в национальной школе или отдельных классах, в которых дети могли бы получать знания на татарском языке?

— На сегодня есть потребность в каждой школе создать отдельные классы. Для того, чтобы преподавать татарский язык, нужен учитель. Если, например, в школах разрешат — нужно готовиться. В некоторых регионах уже появилась такая практика — например, в Самаре, Татарстане, Башкортостане. У нас есть потребность в открытии татарского детского садика на два города [Новочебоксарск и Чебоксары]. Это можно было бы сделать для начала. Такого в Чувашии еще нет. Хотя для чуваш в татарских деревнях — есть.

— Вы говорите, что религия — это про добровольность. В России был принят закон о добровольном изучении национальных языков. В Татарстане активисты очень критично отнеслись к этим нововведениям. Как вы считаете, где грань между добровольностью, законом и необходимостью знать свой родной язык, чтобы сохранить его для будущего поколения?

— Я уже говорил, что в любой национальности не должны забывать свой родной язык. Для сравнения — в районах Татарстана есть чувашские школы. Нужно жить в мире и согласии, помогать в сохранении языка. Конечно, нужна и школа, и детский сад, но ведь детей не должны заставлять. Лучший способ привить любовь к родному языку — разговаривать дома на родном языке.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (69)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG