Ссылки для упрощенного доступа

"Мы ничем не хуже россиян". Две истории о переезде в Поволжье из Узбекистана и Казахстана


Иллюстративное фото. Мигранты в России

В России все чаще говорят о необходимости запретить трудовым мигрантам работать в некоторых сферах. Более того — в нескольких регионах такой запрет уже введен. "Idel.Реалии" публикуют истории двух людей, переехавших в регионы Поволжья из Центральной Азии. Один из них уже получил российское гражданство, а другой пытается это сделать. Имена собеседников изменены по их просьбе.

В последнее время в российских регионах обсуждается возможность запрета мигрантам работать в определенных сферах. 11 февраля губернатор Калужской области Владислав Шапша подписал постановление, которое запрещает иностранцам работать в розничной торговле, в сфере общепита, на транспорте и в агентствах по найму персонала.

14 февраля с аналогичным предложением выступил депутат Казанской городской думы, руководитель татарстанского отделения партии "Коммунисты России" Альфред Валиев. Он объяснил это тем, что мигранты, по его мнению, совершают преступления чаще россиян и отбирают рабочие места у местных жителей.

Калужская область — не первый регион, где ограничили деятельность иностранных рабочих. Так, в Югре еще с 2019 года мигрантам нельзя водить такси и любой другой общественный транспорт, производить детское питание, трудиться в сфере образования, торговли алкоголем, табаком и продуктами питания. Аналогичное постановление о запрете на труд мигрантов подписал и глава Тюменской области Александр Моор.

Профильное издание "Media-Mig" уточняет, что аналогичные ограничения для мигрантов уже действуют в Приморском и Камчатском краях, Республике Марий Эл, Иркутской, Тверской, Воронежской и Сахалинской областях.

Мигранты — крайне широкая категория населения, включающая людей разных национальностей, гражданств и жизненных ситуаций. В ситуации переезда в Россию без гражданства оказываются временные трудовые мигранты, вынужденные переселенцы, экономические мигранты, репатрианты и многие другие.

ИЗ УЗБЕКИСТАНА В ТАТАРСТАН

Вадим Фаткуллин родился в узбекистанском городе Чирчик и жил там до 13 лет. После этого его родители приняли решение переехать в Татарстан всей семьей. Сейчас ему 31.

— В Татарстан — потому что оттуда наши предки, там еще жили мои прабабушка и прадедушка на тот момент. Моя бабушка Римма приехала в Центральную Азию в 1960-х — в гости к своей тетке Кариме. Приехала, посмотрела, ей там понравилось, и она решила остаться. В городе Чирчике Узбекской ССР тогда было много татарской и башкирской молодежи — они даже проводили собственные танцы под гармошку в парке Химиков. На одном из таких танцевальных вечером Римма познакомилась с будущем мужем — Касымом. В Чирчике у них родилась моя мать Заррина и два ее брата, там же в 1990 году родился и я. Рос я там до 2003 года, — рассказывает Фаткуллин.

Решение о переезде, по его словам, было в первую очередь экономическим: сам он в силу возраста не принимал участия в его принятии, но предполагает, что родителям казалось, что Татарстан даст им и их детям больше финансовых и карьерных возможностей. Кроме того, его бабушка хотела вернуться к своим родителям, чтобы ухаживать за ними.

Я очень долго не ощущал себя татарстанцем и до сих пор, наверное, остаюсь узбекистанцем и носителем русскоязычного культурного кода Центральной Азии

— Мои воспоминания о Центральной Азии — самые теплые. Среди моих одноклассников были казахи, узбеки, русские, татары, корейцы. Наверное, это предопределило мои взгляды, мой интернационализм. Поначалу мне самому было трудно адаптироваться и подружиться с местными после переезда в Россию. Хотя мы приехали в страну, где языковой барьер не был проблемой, менталитет всё же сильно отличался. Меня тогда поразило, что люди более холодные, реже ходят друг к другу в гости. Я скучал по теплу — и людскому, и природному. Часто вспоминал зеленые южные дворы и арыки. Я очень долго не ощущал себя татарстанцем и до сих пор, наверное, остаюсь узбекистанцем и носителем русскоязычного культурного кода Центральной Азии. Когда я учился в Москве, я общался со студентами из стран Центральной Азии и ощущал себя на своем месте — мне было очень комфортно в их обществе, — делится Вадим.

Проблемы были не только социальные, но и бюрократические: "В плане документов это была мучительная катавасия с постоянными очередями в ФМС и в милиции. Относительно быстро получила гражданство лишь моя бабушка, рожденная в РСФСР, и то это заняло три года. Я получил гражданство через четыре года. Всё это время мои родители не могли устроиться на нормальную работу и интегрироваться в российское общество. Конечно, это было обусловлено бюрократическими препонами, а не культурными. Сам я всегда ощущал себя мигрантом, хотя и выгляжу так же, как русские. Отсутствие гражданства часто становилось поводом для того, чтобы как-то надавить на моих родителей, упрекнуть их в чем-то".

Сам я всегда ощущал себя мигрантом, хотя и выгляжу так же, как русские

— К инициативе запретить мигрантам работать в сфере услуг и вообще как-либо усложнить им жизнь я отношусь отрицательно. Это никак не улучшит жизнь коренного населения — это дешевый популистский прием и способ набрать очки в глазах электората. Эдакое простое решение для сложного вопроса. Наверное, в этой сфере нужно некоторое упорядочивание, чтобы работодатель нес ответственность за людей, которых приглашает, чтобы было меньше теневого бизнеса. Иначе складывается положение, когда есть группы людей, отстраненные от общества, и в ситуации с и так существующей ксенофобией это грозит большими проблемами, — резюмирует Фаткуллин.

ИЗ КАЗАХСТАНА В АСТРАХАНЬ

Александр Белостоцкий моложе Вадима Фаткуллина на несколько лет. Родился и вырос он в городе Шымкент на юге Казахстана. Его дед оказался на территории Казахской ССР в результате гонений по национальному признаку — он был поляком. С тех пор и до 2007 года семья Белостоцких жила в Центральной Азии.

— Решение об отъезде в Россию мы приняли после беспорядков в родном городе. Тогда были конфликты на национальной почве: сжигали дома, убивали людей. Опасности подвергались в основном узбеки, курды и русские. Поляки по казахстанским меркам — тоже, в общем-то, русские. Наверное, были и другие причины — например, экономические, плюс в России лучше с образованием, но эта ситуация стала катализатором. В итоге мы переехали в Астрахань — один из ближайших к Казахстану российских городов, — рассказывает Александр.

В каком-то смысле Нижнее Поволжье — это такой маленький Казахстан

В Астрахани Белостоцкий быстро освоился: "Скучать по родине не приходится, так как Россия — многонациональная страна, и казахов, соблюдающих традиции и обычаи, хватает и здесь. В каком-то смысле Нижнее Поволжье — это такой маленький Казахстан. Казахские блюда, мечети, песни Кайрата Нуртаса в маршрутках — в Астрахани этого не сильно меньше, чем в Шымкенте. Мне не хватает разве что природы Южного Казахстана и старых друзей, но в Астрахани у меня появилось много новых. По-моему, отношение к мигрантам здесь нормальное, хотя это может зависеть от национальности".

По словам Александра, проблем с оформлением документов при переезде не было, но он до сих пор не получил российское гражданство: "Я много лет жил в России по виду на жительство и изначально даже не планировал выходить из гражданства Казахстана — двойное у нас запрещено, и мне не хотелось терять первое. Сейчас я нахожусь в процессе получения гражданства России, чтобы осуществлять свободную трудовую деятельность. К сожалению, некоторые вакансии в моей сфере доступны только для россиян, так что от паспорта Казахстана придется отказаться".

— Я слышал о предложении запретить мигрантам работать в определенных сферах. Я общаюсь со многими мигрантами в России — не только славянами, как я, но и этническими кыргызами, узбеками и так далее. Это интересно и познавательно. Я не вижу никаких причин не допускать этих людей до работы в сфере услуг, в общепите, на транспорте — они ничем не хуже россиян. Вернее, мы — мигранты любой национальности — не хуже россиян. Единственное условие, которое я считаю важным, — чтобы человек хорошо владел русским языком. Если работаешь с людьми, это необходимо, просто чтобы избежать недопонимания, — заключает Белостоцкий.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (6)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG