Ссылки для упрощенного доступа

"Называть все своими именами считаю своим священным правом"


Камиль Чураев и Алёна Богданова

Уфимский художник и дизайнер Камиль Чураев трижды выходил на одиночные антивоенные пикеты против войны: 24-го, 27 февраля и 2 марта. Ему удалось избежать задержания, в отличие от его племянницы — 22-летней студентки Уфимского института искусств Алены Богдановой. 8 марта она устроила на площади в центре Уфы перформанс, надев русскую народную рубаху и обмотавшись колючей проволокой. Камиль и Алена рассказали "Idel.Реалии", почему для них важно выражать свою антивоенную позицию публично.

Камиль Чураев на вопрос о том, почему он выходил на антивоенные пикеты, говорит, что "причина очень естественная".

— Мне кажется даже странным, что приходится объяснять. То, что происходило и происходит, настолько ужасно и важно, настолько касается буквально каждого из нас, что делать вид, будто это как-то может обойти тебя стороной, — нечестно по отношению к самому себе. Пикеты были естественной реакцией, желанием донести до людей, что лично я против того, что происходит. Даже, может, немного беспомощное ощущение. Что я могу? Я могу накарябать на листочке и выйти на улицу. Других рычагов у меня нет — ну, может быть, только в соцсетях писать что-то. У меня нет близких родственников в Украине. Есть знакомые по соцсетям. Но это же неважно. Ты просто очень легко можешь себе представить этих людей, свою семью на их месте. Это прозвучит как атавизм, но это близкая языковая среда, за границей нас и украинцев невозможно отличить. Мои знакомые из Украины пишут, что им важно видеть поддержку людей из России.

Я не живу дома, сменил сим-карту, не пользуюсь сетями GSM

В своем аккаунте в Facebook Чураев жестко высказывается о происходящем. Он отмечает, что его антивоенная позиция последовательная: "Я не месяц назад о ней начал писать". По словам художника, он знает, что к нему есть "какое-то внимание со стороны силовиков".

— Полтора года назад на волне белорусских протестов и событий вокруг Куштау ко мне приходили, пригласили на встречу, на которую я не пошел. Я сейчас придерживаюсь позиции: лучше я спрячусь и буду из безопасного места клеймить чертов режим, называть все своими именами — я считаю это своим священным правом. Если идет война, я буду называть ее войной. Да, мне кажется, что я сейчас прячусь, хотя, может, это самообман. Я не живу дома, сменил сим-карту, не пользуюсь сетями GSM. Но уезжать за границу у меня нет ни возможности, ни желания. Меня очень поддерживает и подпитывает надежда и уверенность, что мы присутствуем при агонии режима.

Человека надо воспитывать так, чтобы он нес личную персональную ответственность за свои поступки

Художник отмечает, что ему досадно, что лично он приложил недостаточно усилий, но факт того, что события разворачиваются на наших глазах, "не может не обнадеживать".

— Я считаю, что корень проблемы происходящего в том, что нас с детства воспитывают в послушании и в подчинении. Человек вырастает готовым подчиняться командному голосу, не особо проверяя основания для подчинения. Это проблема не россиян, но всего человечества. Это и приводит к войнам. Потому что люди считают, что если кто-то отдает приказ, надо его слушаться. Человека надо воспитывать так, чтобы он нес личную персональную ответственность за свои поступки, которую с него никто не сможет снять — никакая присяга, никакой приказ. В таком случае вопрос, подчиняться или не подчиняться, будет звучать по-другому, и человек будет сам себе его задавать.

Алена Богданова о себе говорит, что она "занимается театральной деятельностью около четырех лет, преподает театральное мастерство, любит детей и свободу". На вопрос, было ли ее решение выйти на перформанс влиянием дяди или ее независимым решением, она отвечает : "Наверное, все вместе".

Я считаю, что смелость — это когда ты чего-то боишься, но перебарываешь страх, а у меня страха не было

— Трудно выделить, что было главным. Я вообще сильно не задумывалась. Был порыв, который было трудно остановить. Поэтому я просто пошла и сделала то, что могла. Готовилась я, наверное, неделю. Самым сложным было найти колючую проволоку — ее в Уфе в свободном доступе не продают. Когда я шла на площадь, я увидела полицию. Но встала все равно. Минут через десять полицейские подошли и не знали, что со мной делать, пытались идентифицировать мою личность. Я отказалась с ними пройти в отделение — тогда они мялись, ходили вокруг, кому-то звонили все время, потом пришли еще полицейские, они ходили и думали, потом кто-то сказал, что надо снимать проволоку. Мне повезло, что не было с их стороны агрессии. Они были довольно вежливыми. Меня спрашивали, на кого я работаю, я посмеялась, мы поговорили и мне сказали: ну, ты хорошая девочка, иди и больше так не делай. У меня было ощущение, когда я с ними разговаривала, что они меня понимают. Я думаю, что полицейские находятся в подвешенном состоянии — так же, как и большинство в нашей стране. У них особо-то и ничего нет, но они и это боятся потерять.

Россияне против войны с Украиной: Алёна Богданова и Камиль Чураев
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:31 0:00

Алена говорит, что не боялась выходить на акцию:

— Мне много, кто писал, что я смелая. Но я считаю, что смелость — это когда ты чего-то боишься, но перебарываешь страх, а у меня страха не было. Поэтому я не считаю, что это сильно смелый поступок.

По словам девушки, у нее нет родственников и близких знакомых в Украине: "У меня бабушка — украинка, но это не важно. Если бы моя бабушка [была] татарка, я бы все равно вышла".

"Многие говорят, что выходить бесполезно, но я считаю, что нет", — рассуждает она.

Люди в большинстве не виноваты в том, что происходит, им нужно просто подсказать, как все обстоит

— Я считаю, что можно достучаться до всех. Люди, которые ходят с буквами Z, у них же зарплата минимальная. У них нет ни свободы, ни медицины нормальной. И если найти метод воздействия — как в театре — у них что-то поменяется внутри, хотя бы почва для размышлений появится. Я думаю, что каждый из нас должен искать метод воздействия. Я уверена, что хотя бы человек десять пересмотрели свои взгляды после моего перформанса. Мои знакомые мне писали, мол, я действительно задумался, что что-то не так, я вступала с ними в диалог, мы обсуждали факты. Люди в большинстве не виноваты в том, что происходит, им нужно просто подсказать, как все обстоит. Даже если это опасно, это того стоит.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG