Ссылки для упрощенного доступа

"Путин воюет со всем миром, а мир — он победит войну". Самарец Владимир Авдонин продолжает выходить на антивоенные протесты


В Самаре 25 февраля активист Владимир Авдонин вышел в одиночный пикет к зданию Правительства региона с плакатом, на котором было написано: "Российские оккупационные войска — вон из Украины"

Спустя почти три месяца после начала войны в Украине количество активистов, которые выходят на акции протеста в России, снижается под действием репрессий и ограничений. 30-летний самарский активист Владимир Авдонин — один из немногих, кто продолжает выходить в одиночные пикеты. У него уже прошло два обыска (6 марта и 8 мая), активиста также допрашивали по уголовным делам о ложном сообщении о минировании. Авдонин рассказал "Idel.Реалии", как он относится к войне, планирует ли на фоне повышенного внимания силовиков продолжать протестовать и хочет ли покинуть страну.

"ЕСЛИ МОЛЧИШЬ — СТАНОВИШЬСЯ СОУЧАСТНИКОМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ"

— Владимир, вспомните 24 февраля. Как вы отреагировали на российское вторжение в Украину?

— В тот период я был очень сильно погружён в работу, в ремонт в квартире и в другие бытовые дела. Новость о начале войны застала меня не врасплох. Сначала у меня был кратковременный шок, за которым сразу же последовало понимание, что нужно действовать. Что молчать нельзя, потому что мы все — граждане России — несём ответственность за происходящее. В тот же день я начал готовиться к одиночному пикетированию, но пока я рисовал плакат, день прошёл, и я решил выйти на следующий.

Сначала у меня был кратковременный шок, за которым сразу же последовало понимание, что нужно действовать

На том пикете полицейские отказались мне представляться. Одна из сотрудниц полиции забрала мой плакат, развернула и стояла с ним, рядом с ней — её коллеги. Со стороны это выглядело как массовый полицейский пикет. Плакат у меня забрали, но сказали, что никто меня не задерживает, никакой протокол изъятия также не составили, хотя я требовал это сделать под видеозапись.

— Вы считаете, нужно сейчас протестовать? Почему?

— Потому что даже согласно Конституции РФ, источником власти в России является народ. Нравится нам это или нет, мы все — граждане нашей страны — несём ответственность за политику, которую проводит государство. Если ты ничего не делаешь и молчишь, ты становишься соучастником преступления. А я не собираюсь становиться соучастником путинских преступлений и считаю, что после всего того, что я делал на протяжении последних десяти лет, нужно оставаться в стране и продолжать заявлять о своей позиции.

— Вы далеко не первый год проводите акции протеста, участвуете и организовываете пикеты и шествия. Раньше у вас была группа соратников, которая разделяла ваши взгляды…

— Да. Но эта группа, к сожалению, фактически прекратила существование ещё в декабре прошлого года, потому что большая часть из тех, с кем мы вместе боролись, решила, что всё это бесполезно, а риски слишком высоки. Те, кто были со мной на начало 2022 года, очень испугались после вторжения и решили, что лучшее, что можно сделать — затаиться. Причём люди испугались до такой степени, что полностью оборвали со мной общение. Похоже, они решили, что даже контакты со мной могут привести к репрессиям в отношении их самих. Честно говоря, я им помогал во многих жизненных ситуациях, как и они мне, и поэтому разрывы связей были очень болезненными. Я почувствовал себя преданным.

"У МЕНЯ ДАЖЕ НЕТ ЗАГРАНПАСПОРТА"

— Когда только началась война, примерно в первые две недели в Самаре проходило немало акций протеста, было даже шествие. Как думаете, почему люди перестали выходить на антивоенные акции?

Причём дело не только в том, что режим смог запугать — он ещё смог сделать то, что в психоанализе называется обесцениванием

— Их запугали. Причём дело не только в том, что режим смог запугать — он ещё смог сделать то, что в психоанализе называется обесцениванием. Режим внушил массам идею бессмысленности публичных выступлений, идею того, что они не приведут ни к чему, кроме новых репрессий. Тот факт, что большинство людей испугалось, я считаю целиком и полностью следствием давления и репрессий со стороны режима.

— А вы сами не боитесь? Не думали уехать из России после того, как вами заинтересовались силовики?

— У меня даже нет загранпаспорта сейчас, хотя все мои друзья, которые покинули страну, говорят, что и мне нужно уезжать. Думаю, те, кто уезжают, имея какие-либо моральные обязательства перед своими сторонниками и определёнными оппозиционными объединениями, ведут себя недостойно как лидеры и политики. Уезжая, они фактически бросают своих соратников, единомышленников и избирателей. Если же речь об активистах, которые в условиях осознания неизбежности уголовного преследования решают уехать и продолжать борьбу там, где они могут принести больше пользы — такие, на мой взгляд, достойны уважения. Вполне очевидно, что и простые обыватели, которые не были участниками протестов и решили уехать из-за нежелания продолжать здесь жить, также заслуживают понимания.

Я не боюсь и планирую выходить в будущем на акции протеста. Правда, сейчас это становится технически сложнее из-за обысков и изъятия всей моей техники.

Я не боюсь и планирую выходить в будущем на акции протеста. Правда, сейчас это становится технически сложнее из-за обысков и изъятия всей моей техники. Если целью всех этих мероприятий является устрашение — я разочарую силовиков. Запугать меня не удалось — во время обысков я чувствовал, что прав — и ни о чём не жалел. Удалось нанести серьёзный материальный ущерб, который даже оценить сложно. Но моя борьба продолжится, и я так же буду заявлять свою гражданскую и политическую позицию.

"Я БЫЛ ПРОТИВ СОЮЗОВ С КОММУНИСТАМИ И "ВАТНИКАМИ"

— Как вы считаете, в Самаре есть политики или деятели, которые лично ответственны за то, что происходит в Украине?

— В любом случае в первую очередь ответственность за это несёт президент Владимир Путин и всё руководство страны. Если говорить о Самаре — в условиях вертикали власти также всё руководство региона ответственно, в том числе губернатор Дмитрий Азаров, который организовывал массовые акции в поддержку военных действий и преступлений режима Путина.

Многие оппозиционеры последних лет тоже в какой-то степени ответственны за войну в Украине. На протяжении 2017-2021 годов те же навальнисты искали союзов с [депутатом Госдумы от КПРФ] Михаилом Матвеевым, который проголосовал за признание "ДНР" и "ЛНР" и стал причастным к вторжению. Хотя я всегда был против союзов с коммунистами, "крымнашистами" и "ватниками", я всё-таки не хочу сейчас копаться в этом и предъявлять претензии.

— Вы же сами были сторонником Навального…

— Да, я был членом Партии Прогресса с 2014 по 2016 годы, с самарскими навальнистами мы были близкими соратниками и даже друзьями, но в 2017 году мы оказались в каком-то смысле по разные стороны баррикад. Они пошли на сотрудничество и, на мой взгляд, даже на обслуживание коммунистов — и Матвеева в частности. А я всегда был жестким и радикальным антисоветчиком и антикоммунистом. Я поддерживал Украину ещё с Евромайдана и поддерживаю по сей день. Участие в совместных шествиях с коммунистами и отказ навальнистов от антивоенной и антикоммунистической риторики привели к тому, что мы перестали общаться. Это стало для меня и неприемлемым, и политически бесцельным.

"БРАТА РАЗБУДИЛИ ЛЮДИ С АВТОМАТАМИ"

— Как у вас сейчас складываются отношения с семьёй, с окружением? Как они относятся к войне в Украине?

— Мои родители никогда не были сторонниками Путина и не поддерживали войну, но они считают, что заниматься какой-либо протестной публичной политикой слишком опасно и глупо. Считают, что это не приведёт ни к чему хорошему. Поэтому они меня не поддерживают. К тому же 6 марта параллельно с обыском в моей квартире полиция пришла и к моим родителям. Это было большим шоком и для них, и для моего младшего брата, которого буквально разбудили люди в масках с автоматами. У брата начались проблемы со сном, и родители обвинили во всём меня.

Мои родители никогда не были сторонниками Путина и не поддерживали войну, но они считают, что заниматься какой-либо протестной публичной политикой слишком опасно и глупо

Что касается моих коллег по работе и просто знакомых — я столкнулся с тем же, с чем сталкивались советские диссиденты. Люди боятся со мной общаться. Боятся, что если у меня будут новые обыски, то найдут их контакты — и они тоже станут жертвами репрессий. Поэтому даже те, с кем я общался многие годы, сейчас разорвали контакты со мной — и я чувствую себя очень одиноко.

— Вы же психиатр-нарколог и работаете в том числе в государственных медучреждениях. Не было проблем на работе из-за пикетов?

— У меня несколько мест работы. И работа в бюджетном учреждении — одна из многих. Самая большая проблема в том, что мои коллеги и руководители совсем не рады тому, что из-за арестов, обысков и допросов я не могу в полном объёме выполнять свои рабочие задачи. Если речь идёт о частных клиниках, то руководство теряет прибыль из-за моего отсутствия и даже готово платить больше, чтобы я перестал протестовать и создавать проблемы своим вынужденным отсутствием.

Что касается бюджетного учреждения, где я работаю — там не было каких-то бесед, давления и так далее. Правда, я столкнулся с попыткой отправить меня работать в военкомат в призывную комиссию. Может, это какой-то изощрённый троллинг со стороны Самарского наркодиспансера — обязать ярого противника войны осматривать призывников, которые будут осуществлять оккупацию территории Украины. Но так совпало, что я заболел накануне начала работы в военкомате и пока ещё нахожусь на больничном.

"ПЛАТИТЬ ЗА ВОЙНУ ПРИДЁТСЯ МНОГИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ"

— Какова ваша позиция о войне в целом? Как вы думаете, чем она закончится?

— Я считаю, что РФ на сегодняшний день превратилась в террористическую организацию, и многие страны абсолютно правильно рассматривают признание России террористическим государством наравне с ИГИЛ (организация признана террористической в РФ, её деятельность запрещена — "Idel.Реалии"). Спустя три недели после того, как я вышел в пикет с плакатом "Слава Украине, Путина под трибунал", мне было приятно узнать, что такую же позицию заняла большая часть западных стран, и начались процессы подготовки такого трибунала и сбора доказательств военных преступлений РФ, совершённых, в частности, в Буче.

Я считаю, что Владимир Путин — это военный преступник, который должен понести ответственность

Моя позиция совпадает с той, которую сейчас занимает международное сообщество. Я считаю, что Владимир Путин — это военный преступник, который должен понести ответственность, а Россия превратилась в неосоветское террористическое государство, в СССР 2.0. Случилось то, против чего я боролся и чего изо всех сил пытался не допустить всю свою жизнь как политический активист.

Я уверен, что эта война будет проиграна Путиным, поскольку он воюет не с Украиной, а со всем миром, а мир — он победит войну.

Но мне кажется, что даже после того, как российские войска уберутся восвояси с оккупированных территорий, в стране закрутят все гайки, насколько это возможно в принципе — и начнутся такие репрессии, которые мы даже не могли представить. Тем, кто будет выступать против путинизма, станет совсем тяжело. Я не верю, что путинский режим будет уничтожен внешним давлением или интервенцией — скорее, будет длительная и изнуряющая война, в которой по одну сторону будет Россия, по другую — весь мир. И платить за эту войну придётся на протяжении многих десятилетий всем гражданам страны.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG