Ссылки для упрощенного доступа

Как Кремль держит в заложниках регионы, или При чем тут татарские мастера и смоленские часы


Министр финансов России Антон Силуанов. Архивное фото

Члены российского парламента вдруг раскритиковали российского министра за то, что исполнительная власть не может сократить разрыв между бедными и богатыми регионами. Колумнист Харун Сидоров рассуждает о том, что стало причиной такого дисбаланса.

На состоявшемся на этой неделе заседании Госдумы РФ представители российского истеблишмента фактически признали провал региональной политики Кремля. Так, в ходе обсуждения доклада министра финансов России Антона Силуанова председатель Комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров констатировал, что российские власти не только не могут сократить разрыв между бедными и богатыми регионами и обеспечить бюджетную состоятельность последних, но и своими действиями ухудшают их положение.

Корень проблемы, по мнению Макарова, заключается в том, что "у нас очень часто мнение региона не слышат". А ее решение он предложил в духе бутафорского российского "федерализма" — перейти к "более адресной" поддержке регионов, основанной на "индивидуальных настройках". Председатель Госдумы Вячеслав Володин рекомендовал Силуанову к следующему году учесть эти соображения, ну а пока этого не произойдет, регионам было предложено подождать.

Меж тем подход в духе "отобрать у богатых и передать бедным", которым фактически предлагается руководствоваться, в сфере федерально-межрегиональных отношений "эффективен" примерно настолько же, насколько он "эффективен" в принципе. Проиллюстрировать это можно на примере двух регионов — относительно благополучного развивающегося Татарстана и депрессивной Смоленской области. Благо, отношения между ними после назначения руководителем последней Василия Анохина, бывшего заместителя Марата Хуснуллина, а вице-губернатором Смоленской области — бывшего главы Нурлатского района Татарстана Алмаза Ахметшина все более начинают напоминать "подшефные".

В татарской среде уже давно иронически рассуждают о том, что если Орда забирала с подчиненных ей русских земель дань в размере около десяти процентов от их дохода, то Татарстан отдает в федеральный бюджет все 75%, задаваясь вопросом — если первое считается игом, то как же назвать второе? Теперь же на Татарстан возлагают не только "восстановление" разрушенных и временно оккупированных регионов Украины, но и шефство над отдельными депрессивными российскими регионами. Нужно ли это Татарстану — вопрос риторический. Нужно ли это было Лисичанску и Бахмуту, нет смысла даже обсуждать. Однако способно ли такое "шефство" решить системные проблемы той же Смоленской области и как это предлагается делать?

Вот, например, занимательная новость, закономерно появившаяся после того, как бывший глава Нурлатского района Татарстана Алмаз Ахметшин стал ответственным за зодчество в Смоленщине — главные исторические смоленские часы будут восстанавливать татарские мастера. У Татарстана как относительно развитого региона от этого, конечно, не убудет — почему бы "богатой" республике не восстановить для области депрессивного Нечерноземья какие-то часы. Однако мало у кого возникает вопрос, почему один из наиболее развитых городов Восточной Европы раннего средневековья, каким тогда был Смоленск, оказался в том состоянии, когда главные часы ему должны восстанавливать татарские мастера?

Может быть, одна из причин заключается в том, что в то время Смоленск был столицей суверенного Смоленского княжества и имел договоры о свободных торговле и передвижении со странами Балтии и Скандинавии, с которыми граничил и тесно взаимодействовал, а сегодня он превратился в столицу бесцветной области?

"Idel.Реалии" уже публиковали сравнительный анализ положения Баварии и Татарстана, регионов-доноров в двух федерациях (реальной и номинальной). Однако разница между ними заключается не только в том, что первая отдает федерации четверть своих доходов, а второй — три четверти. Принципиальная разница между ФРГ и "РФ" заключается в том, что первую образуют "земли", но не в том смысле, в каком это слово употребляется в современном русском, а в том, какое оно имело в древнерусском языке — самобытных стран. И Бавария или Баден-Вюртюнберг действительно являются более процветающими землями, чем Саксония или Мекленбург-Передняя Померания, и первые оказывают поддержку вторым в рамках политики выравнивания уровня развития восточнонемецких земель с западнонемецкими. Однако все они при этом являются землями-странами со своими идентичностью, автономией и интересами, являющимися базисом их развития.

В российской же "федерации" все "области" уже давно лишены политической идентичности и субъектности, а "республики" таковых пытаются лишить и формально. Как следствие исторические земли и развитые государства своего времени — Новгородская, Псковская, Тверская, Рязанская и т.д. в качестве современных "областей" давно воспринимаются (и не без основания) как черные дыры, которые нужно затыкать "адресной поддержкой" и перераспределением средств от богатых регионов.

Системное же, а не паллиативное решение этой проблемы предельно очевидно — не "слышать мнение регионов", чтобы оказывать им "адресную поддержку", а дать им возможность стоять на собственных ногах, опираясь на свою почву. Глядишь, тогда и татарским мастерам не понадобится восстанавливать главные смоленские часы.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

XS
SM
MD
LG