Ссылки для упрощенного доступа

Менее четырех месяцев прошло с того момента, как глава татарстанского отделения движения "Открытая Россия" Илья Новиков покинул страну из-за давления со стороны правоохранительных органов республики. 9 октября, опасаясь политического преследования, из России уехал еще один член движения — 25-летний Эмиль Гараев. В интервью "Idel.Реалии" он рассказал о причинах эмиграции в Чехию, планах на ближайшее будущее, а также поделился мнением, что будет с "Открытой Россией" в Татарстане, учитывая тот факт, что трое из пяти членов совета покинули республику.

— Когда вы решили уехать и что стало последней каплей в принятии такого решения?

— Я планировал отъезд еще в июле, после своего дня рождения. Тогда была возможность достаточно быстро получить студенческую визу в Чехию. Мое решение связано с тем, что я решил подстраховаться — у меня уже были две "административки". Но с выдачей визы мне тянули, и поэтому о своих планах я не стал никому говорить. Визу мне дали лишь в начале октября, и после акции в честь дня рождения Владимира Путина, 9 октября, я взял билеты в улетел в Прагу.

— Давайте вернемся к акции в честь дня рождения президента России. Насколько я понял, в тот день около вашего дома вас караулили две полицейские машины.

— Та акция была построена чисто на активистах. Был универсальный баннер, в котором речь шла о статистике уровня жизни, под которой был вопрос: "Нужна ли вам такая стабильность?". Наш активист хотел его повесить рано утром на остановке "Тандем". То, что за нами следят, мы знали еще дня за два-три до акции, но раньше время тревогу мы не били.

Следили за всеми, даже за нашим юристом. Это были сотрудники Центра "Э" и службы безопасности президента Татарстана.

Следили за всеми, даже за нашим юристом. Это были сотрудники Центра "Э" и службы безопасности президента Татарстана, насколько я понял — когда у нашего активиста у "Тандема" отнимали баннер, они представились именно сотрудниками службы безопасности Рустама Минниханова. Как я понял, у них не было полномочий выписывать протокол и задерживать человека — именно поэтому они лишь отняли баннер и прогнали активиста. Те, у кого были полномочия на задержание, были направлены по ложному следу и находились в районе моста у Компрессорного завода — там было три-четыре машины сотрудников правоохранительных органов.

— Что значит направлены по ложному следу?

— Активистов в Казани довольно-таки много, и есть определенные личности, которые "сливают" информацию из чата активистов в Telegram. Мы прекрасно знали о том, что в нем есть "кроты", и специально выложили в этот чат недостоверную информацию о предстоящей акции. Мы сделали все возможное, чтобы сотрудники правоохранительных органов в это поверили, чего мы и добились. Мы сыграли на их поле в условиях огромного административного ресурса. В итоге, мы оказались в выигрыше, несмотря на то, что акция де-факто не удалась.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Эмиль Гараев — о задержании на митинге в Москве и аресте на 10 суток

Увы, административного ресурса больше, чем нас — они за всеми организовали слежку. За мной, например, целый день ездили две-три машины. В день акции я ночевал не дома, но мне сказали, что на выходе из подъезда стоит автомобиль, где с семи утра сидят какие-то люди. И так они сидели до обеда, пока я не выехал из дома на своей машине.

После того, как я выехал, та машина поехала за мной. Угнаться за мной они не смогли, но к слежке присоединилась уже другая машина, которая сопровождала меня до места моей регистрации. Делали они все это довольно неумело — когда я подъезжал к этой машине, водитель нагибался в сторону пассажирского сиденья и делал вид, что в машине никого нет. Это в высшей степени идиотизм (улыбается).

Практика показала, что для возбуждения административного и уголовного дела им не обязательно иметь какой-то весомый повод

— Руководитель "Открытой России" в Татарстане Илья Новиков покинул страну в конце июня. Теперь вы. Для чего же вы тогда начали заниматься политической деятельностью, если две "административки" вынуждают вас уехать из страны?

— Практика показала, что для возбуждения административного и уголовного дела им не обязательно иметь какой-то весомый повод. Наше прошлое с Ильей Новиковым задержание было абсолютно незаконным — просто пришли люди в "гражданке", не предъявили документов и сказали проехать с ними. Это было перед акцией "Надоел". Потом были проштампованы решения суда, в результате чего нас отправили на пять суток в спецприемник. Где пять, там и десять, и пятнадцать. Насколько я знаю, теперь у следователей есть план — два уголовных дела в месяц. Вы понимаете, что им важны цифры, а набить их на каких-то оппозиционных активистах — легче всего, поскольку 282 статья Уголовного кодекса России подходит под любое действие, неугодное власти. Я решил подстраховаться, тем более была легальная возможность уехать в Чехию. И я ей воспользовался.

Илья Новиков (слева) и Эмиль Гараев в Кировском районном суде Казани за два дня до акции "Надоел". 27 апреля 2017 года
Илья Новиков (слева) и Эмиль Гараев в Кировском районном суде Казани за два дня до акции "Надоел". 27 апреля 2017 года

При этом как человеку, которому не все равно, я продолжаю заниматься политической деятельностью — постоянно нахожусь в контакте с активистами как "Открытой России", так и других организаций. На прошедших выборах в парламент Чехии я встречался с активистами, обсуждал с ними некоторые вопросы. В этом плане я буду продолжать заниматься этой деятельностью, потому что — повторю — мне не все равно.

Я решил подстраховаться, тем более была легальная возможность уехать в Чехию. И я ей воспользовался.

— Почему вы решили уехать именно в Чехию?

— Это было проще всего — это европейская страна, язык тут довольно-таки похож на русский. Именно Чехия предоставляла такую возможность. Другие варианты я в принципе не особо рассматривал — где-то было намного дороже, где-то — другие барьеры. Студенческая виза у меня на год.

— Я так понимаю, в Чехии вы будете учиться?

— Так как первое образование у меня политологическое, в дальнейшем я бы хотел поступить в докторантуру в Карлов университет. В принципе наработки у меня есть — я бы мог защитить докторскую на тему внутренних конфликтов на территории России. Эта проблема сейчас актуальна на фоне президентских выборов и языковой проблемы в Татарстане. Время, конечно, покажет — может быть, все поменяется, и мне нужно будет резко вернуться в Россию. Но в планах пока именно поступление. Сейчас я учу чешский язык в Карловом университете, а живу пока на свои накопления. В дальнейшем буду искать работу. Вообще, учеба была второстепенной целью — я просто воспользовался легальной возможностью на время покинуть страну.

— Почему вместо эмиграции вы просто не прекратили свою активистскую деятельность?

— Получается, что я отказался бы от своих принципов. Опять же как человек, которому не все равно, я не могу проходить мимо некоторых проблем и спокойно опустить руки и сдаться.

Я себя обезопасил от возможных судебных дел. Был бы человек — статья найдется.

— Вам на это ответят, что вы сдались, потому что уехали.

— Я себя обезопасил от возможных судебных дел. Был бы человек — статья найдется. Если бы они захотели подкопаться, они бы это сделали, тем более превентивные меры в виде административных арестов уже были.

— Как к вашему переезду отнеслись родители?

— Эта инициатива исходила не только от меня, но и от них. Родителям доставляло неудобство как минимум то, что за мной следили в день рождения Путина. Они говорили, что пора завязывать: "Или ты уезжаешь, или тебя накажут". Поэтому они отнеслись к переезду довольно положительно — пришлось включить мобильность и поменять место жительства, но они меня поддержали.

— А что касается представителей "Открытой России"?

— Мнения федерального руководства движения я пока не знаю, но казанские ребята отнеслись к такому решению нейтрально. Я разговаривал с юристом татарстанского отделения "Открытой России" Эльзой Нисанбековой — она расстроилась, что все получилось именно так.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Илья Новиков: "Я не считаю себя политическим эмигрантом, я обязательно вернусь"

— Вы являетесь членом совета татарстанского отделения "Открытой России". Илья Новиков уехал из страны, Дарья Кулакова — из Татарстана. Осталась одна Эльза Нисанбекова. Что будет с организацией в дальнейшем?

— Есть еще Дмитрий Румянцев. Мои функции члена совета сохранились — мы общаемся и ведем активные дискуссии по ряду проблем, которые есть сейчас в Татарстане. С республиканским отделением "Открытой России" все будет нормально, так как есть новые активисты, среди молодежи есть желающие вступить в наши ряды.

Сейчас наши активисты работают по нескольким направлениям — это этнолингвистический конфликт и споры вокруг строительства мусоросжигательного завода. Мы также частично помогаем вкладчикам Татфондбанка. При этом мы активно принимаем участие во всех мероприятиях. В будущем мы планируем проведение лекций и семинаров на различные тематики: начиная от развития гражданского общества, заканчивая активизмом. Во время этих мероприятий мы рассчитываем на то, что к нам присоединятся новые сторонники.

Если бы я остался, я бы поставил под удар не только себя, но и своих близких. По этой причине я решил уехать.

— Тем не менее почти все руководство "Открытой России" в Татарстане находится за за пределами республики. Вам наверняка это припомнят те, кто выступают против деятельности организации.

— Такое мнение всегда было и всегда будет. Даже когда меня задержали в Москве, аудитория разделилась на две части: одни говорили, что я дурак, а другие поддерживали. У каждого есть свое мнение. Если бы я остался, я бы поставил под удар не только себя, но и своих близких. По этой причине я решил уехать.

— Вы уже общались с Ильей Новиковым?

— Да, мы общаемся в мессенджерах. Возможно, скоро встретимся. Илья пока не высказал мне свое мнение по поводу того, что я уехал из России.

— Вас можно назвать политическом эмигрантом?

— Вполне. У меня еще не вышли сроки по привлечению к административной ответственности за повторное нарушение на митингах, но им нужно на ком-то отыгрываться, а большой аппарат Центра "Э" этому способствует.

Вас можно назвать политическом эмигрантом? Вполне.

— У вас есть понимание, на какое время вы покинули Россию?

— Как минимум до августа следующего года. Ситуация в стране вряд ли поменяется, но все-таки надежда умирает последней, как бы это смешно ни звучало. Периодически, если будут какие-то форс-мажорные обстоятельства, мне придется возвращаться на определенный срок в России. Под определенными рисками, поскольку любой непогашенный штраф может обернуться неприятностями и тем, что меня из страны уже не выпустят.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG