Ссылки для упрощенного доступа

В субботу, 17 февраля, в столице Башкортостана пройдет общереспубликанский митинг обманутых дольщиков. Акция согласована с городской администрацией; согласно заявке, предполагается, что в ней примут участие около 500 человек.

Как сообщили организаторы митинга, на мероприятие должны прибыть представители инициативных групп дольщиков более десяти проблемных объектов из Уфы, Стерлитамака, Иглинского и Уфимского районов. Участие представителей еще несколько строек, как пояснили "Idel.Реалиям" в оргкомитете митинга, пока находится в процессе согласования.

— Несмотря на разные ситуации, всех дольщиков республики объединяют одинаковые сложности во взаимоотношениях с органами власти, — сказала представитель оргкомитета, юрист Зульфия Гайсина. — Дорожные карты по решению проблем либо отсутствуют, либо нефункциональны в связи с отсутствием конкретики и мер финансового характера, конструктивные совещания с участием представителей инициативных групп не проводятся, а если и проводятся, то лишь для формального отчета. Таким образом, до сих пор нет четкого понимания выхода из критической ситуации с обманутыми дольщиками республики, нормативное же регулирование сыро и безжизненно, что затягивает все возможные сроки разрешения ситуации. Эта проблема была отмечена, как одна из главных, на прошедшем в сентябре прошлого года "Республиканском съезде обманутых дольщиков" — там мы заявили, что будем сообща проводить акции, публичные мероприятия с целью воздействовать на власти, если дело не сдвинется с места.

Накануне митинга корреспондент "Idel.Реалий" побеседовал с представителями нескольких групп пострадавших дольщиков о ситуации, сложившейся на их объектах, и о целях протестной акции. Разговор проходил в помещении, которое занимает оргкомитет митинга.

— Я купила квартиру в строящемся доме на улице Ферина в Уфе в 2013 году, — рассказывает пенсионерка Наталья Некрасова. — Продала квартиру в Зеленой роще, внесла сразу всю сумму — два миллиона пятьдесят тысяч рублей. Нам обещали, что дом будет сдан в 2014 году. Рядом с ним — церковь, я так хотела бы жить в квартире с видом на храм. У меня онкологическое заболевание, в позапрошлом году я перенесла тяжелую операцию и сказала детям — пока не получим эту квартиру, я не уйду... Дом-то ведь был уже почти построен, но в октябре 2015 года застройщик — компания "Строитель" — вдруг всё остановила. С тех пор мы все живем лишь надеждой, которая тает с каждым днем. Я тридцать шесть лет отработала на УМПО и до сих пор с моей онкологией вынуждена работать, чтобы хоть как-то выживать. Жить мне сейчас приходится у сына в его однокомнатной квартире, вместе с нами живет еще моя 85-летняя мама, которую мы выхаживаем после инсульта. Ситуация ужасная, из-за этого еще развалилась и семья моего сына...

Жить мне сейчас приходится у сына в его однокомнатной квартире, вместе с нами живет еще моя 85-летняя мама

— В этом доме 96 квартир, часть из них выкупила аффилированная с застройщиком фирма, еще часть передали банку, на дольщиков осталось 45 квартир, — вступает в разговор еще одна дольщица с улицы Ферина, пенсионерка Татьяна Шеина. — С семьями у нас более ста пострадавших. И у каждого своя трагедия. Мою-то историю можно назвать еще более-менее благополучной по сравнению с другими — меня приютили родные. А есть у нас, среди пострадавших, мамочки, которые были беременные, радовались, что вскоре получат квартиру. Теперь они уже родили и должны мотаться по съемным комнатам.

— Я купила квартиру у этого застройщика, потому что там, рядом живет моя мама, она больна, и я хотела ухаживать за ней, — присоединяется к беседе еще одна дольщица, преподаватель Уфимского нефтяного технического университета Татьяна Леонтьева. — Конечно же, то, что провернула эта фирма — это мошенничество. Мы неоднократно обращались в следственный комитет, но — там не видят состава преступления! В возбуждении уголовного дела отказали. Какой еще нужен "состав", если очевидно, что деньги украдены?!

— Вокруг нашего дома — какая-то мертвая зона, как будто нас всех под какой-то купол поместили и делают вид, что нас не существует, продолжает Наталья Некрасова. — К кому нам еще обратиться? В прокуратуру обращались, в госкомитеты обращались. И везде сперва говорят — да-да, поможем! Только мы развернулись, ушли, они тут же забыли о своих обещаниях. Приходишь еще раз, они заявляют — а что мы можем сделать? От нас ничего не зависит. Как это — ничего не зависит?! А кто дал разрешение на строительство? Кто должен было контролировать? Вот эта мертвая ситуация убивает больше, нежели даже просто заморозка стройки. Убивает, при этом, и натурально — у нас люди уже умирают, не дожив до получения жилья. У нас среди дольщиков был пилот военной авиации в отставке, с большим стажем, работал в Африке, — он вложил деньги в стройку и умер, не дождавшись квартиры.

Нас всех под какой-то купол поместили и делают вид, что нас не существует

— У нас еще заказчик строительства местная епархия, она намеревалась на первом этаже построенного дома открыть детскую православную школу, — добавляет Татьяна Шеина. — Так вот, церковь в этой ситуации заняла очень странную позицию — они ведь подписали договор о передаче земельного участка под строительство в аренду и теперь говорят: мы ничего не знаем, к нам не обращайтесь.

— Мы по этому поводу писали и в Московский патриархат, там ответили — молитесь, чтобы Бог вразумил людей, виновных в этом. А нам больше не пишите и не звоните, — прибавляет Татьяна Леонтьева.

— Вообще, складывается такое ощущение, что этот дом строили только мы. Ведь столько куплено квартир в нем другими организациями — и никто-никто даже не беспокоится, где же эти квартиры! — завершает Наталья Некрасова.

К беседе постепенно присоединяются другие пострадавшие дольщики.

Альбина Кобзарь
Альбина Кобзарь

— В 2014 году я приобрела у компании "Башстройкомплект" однокомнатную квартиру в трехэтажном доме в жилом комплексе "Дуслык" в поселке Иглино, — рассказывает работница Уфимского фанерного комбината Альбина Кобзарь. — Строительство шло по районной программе расселения ветхого и аварийного жилья. На это жилье мы с родителями копили деньги всю жизнь, заняли у родственников. Я вложила в эту квартиру один миллион 210 тысяч рублей — и осталась на улице. В 2016 году компания "Башстройкомплект" объявила себя банкротом. Из шести намеченных литеров жилого комплекса построили только пять, наш литер №5 остался недостроенным, несмотря на то, что нас обещали вселить еще в конце 2014 года. В общем-то, дом готов уже на 80 процентов, нет лишь коммуникаций и фасада. Но стройка стоит уже полтора года. В компанию был назначен конкурсный управляющий, который точно также кормит нас "завтраками". Мы обращались также во все инстанции — следственный комитет, в полицию — и нам также говорили, что нет, мол, состава преступления, и отказывались возбуждать уголовное дело. Пока, как и многим другим, мне приходится жить на съемной квартире. А у меня двое детей, младший ребенок — инвалид. Я же получаю пенсию 20 тысяч рублей в месяц и вынуждена снимать жилье на эти деньги, на реабилитацию ребенка просто не остается средств, поскольку комбинат, где я работаю, тоже встал, и мы с октября не получаем зарплату. Так что нам сейчас очень тяжело, я просто не знаю, у кого просить помощи.

Молитесь, чтобы Бог вразумил людей, виновных в этом. А нам больше не пишите и не звоните

— У меня, наверное, одна из самых длинных историй — она тянется с 2007 года, — говорит пенсионерка Зифа Байрамгулова. — В том году я вступила в жилищно-строительный кооператив, для которого строился жилой дом на улице Гафури в Уфе, в жилом комплексе "Нагорный парк". Строительство прекратилось, едва начавшись — был лишь вырыт котлован и заложен фундамент. В это жилье я вложила почти полтора миллиона рублей. Жить теперь приходится у родственников. Вместе со мной ждала эту квартиру дочь; за это время она уже окончила авиационный университет, вышла замуж, и теперь они с мужем тоже вынуждены снимать квартиру. Больше ста дольщиков у нас, и все ждут уже десять лет. На последнем собрании кооператива, которое было в декабре прошлого года, нам сказали, что строительству противится администрация города — мол, чиновникам выгоднее продать этот земельный участок, нежели заниматься нашей проблемой.

— По сути, государство нас обмануло, — считает сотрудник компании "Евротранс" Леор Усманов, который в 2015 году вступил в широко разрекламированную, а ныне скандально известную программу строительства жилья в "Миловском парке" под Уфой. — Судите сами, я обратился за консультацией, в какую программу мне вступить, в администрацию Уфимского района и там мне усиленно советовали выбрать "Миловский парк". Рекламировали, что там сниженная стоимость жилья, сниженная ипотека, отобран хороший, надежный застройщик — фирма "Килстройинвест", и так далее. Тем более, делалось это всё в рамках федеральной программы "Жилье для российских семей". Сначала всё вроде бы строилось, но осенью 2016 года я увидел, что всё встало, стройка замерла, и так и стоит до сих пор. Государство никоим образом не вмешивается, хотя люди пошли туда именно из-за того, что оно обещало помочь. Правительство республики активно отстраняется от решения проблемы. А между тем я, например, влез в долги, влез в ипотеку, продал машину и дачу, вложил уже не менее 1 миллиона 200 тысяч рублей, чтобы купить это жилье. Жить приходится в квартире родителей, которые из-за этого перебрались на свою дачу. И так очень многие семьи сейчас бедствуют — только в нашем квартале их около 350, а по всему "Миловскому парку" люди должны получить что-то около трех тысяч квартир. Это какой-то мега-долгострой, а, точнее, мега-афера.

Татьяна Леонтьева, которая является организатором митинга, рассказывает, что в полиции ей посоветовали быть "осторожнее в высказываниях".

— Меня, как организатора пригласили на днях в полицию и стали намекать, о чем мы можем говорить, о чем нет, — рассказывает дольщица. — Я прямо сказала, что буду говорить и о том, что ни я, ни моя семья, ни мои друзья не пойдут на выборы. Точнее, не на выборы, а на переназначение "царя". Полицейские заметили, что "это попахивает экстремизмом". Но я действительно считаю, что ущемлены не только наши права на жилище, но и наши избирательные права, и многие другие права и свободы.

Виталий Листков
Виталий Листков

— Митинг назревал уже давно, просто сейчас, когда правительство лишь делает вид, что с нами сотрудничает, мы намерены заявить, что хотим видеть действия, а не разговоры, — поясняет требования предстоящей акции лидер общереспубликанского движения обманутых дольщиков Виталий Листков. — Ведь до сих пор ни на одной стройке, кроме "Миловского парка", никакого движения не началось. Нам нужен от властей четкий, понятный механизм достройки проблемных домов Нужен механизм передачи таких объектов другим застройщикам, механизм передачи земельных участков и другие механизмы. Нужно, чтобы любой обманутый дольщик взял закон и прочитал — как именно будет достроен мой дом. Мы хотим заставить власть работать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG