Ссылки для упрощенного доступа

В городском суде Нефтекамска начался допрос свидетелей обвинения по делу о пытках в полиции местного жителя Венера Мардамшина. "Idel.Реалии" подготовили историю вопроса.

Напомним, что судебный процесс по обвинению в пытках двоих сотрудников полиции — начальника отдела уголовного розыска УМВД по Нефтекамску Ильвира Сагитова и его подчиненного, старшего оперуполномоченного отделения по раскрытию преступлений против собственности отдела уголовного розыска Радима Хайруллина начался 1 ноября нынешнего года.

Радим Хайруллин
Радим Хайруллин

Следствием полицейские обвиняются в том, что 10 ноября 2016 года они схватили Венера Мардамшина во дворе дома, где он проживал, надели на голову мешок и привезли в опорный пункт полиции, где стали требовать от него признаний в похищении местной предпринимательницы Фирузы Насыровой. Требования сопровождались избиениями и пытками; в том числе, применялись дубинки и электрошокер. Мардамшину были нанесены многочисленные травмы и ожоги, в результате чего он надолго лишился работоспособности и до сих пор вынужден проходить курс лечения. После того, как он и его супруга написали заявление о пытках в Следственный комитет, полицейские вторично задержали его в одном из оренбургских санаториев, этапировали в Нефтекамск и добились заключения его под стражу.

Лишь вмешательство в дело Мардамшина общественного Комитета по предотвращению пыток и широкая огласка этой истории в СМИ привели к тому, что расследование взяло под свой контроль Следственное управление СКР по Башкортостану.

Мардамшин был освобожден из-под стражи, а полицейским Ильвиру Сагитову и Радиму Хайруллину было предъявлено обвинение по пп. "а, б" ч. 3 ст. 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств"), при этом Сагитов был арестован, а у Хайруллина была взята подписка о невыезде. Уголовное же дело против других полицейских, также принимавших участие в истязаниях Мардамшина, но находящихся пока в статусе "неустановленных лиц", выделено было, как сообщили "Idel.Реалии" в Комитете по предотвращению пыток, в отдельное производство.

В судебном заседании в минувшую пятницу были допрошены свидетели со стороны обвинения.

Перед началом процесса защита подсудимых снова заявила ходатайство о проведении закрытого заседания, которое вновь было отклонено судом. Ильвир Сагитов, доставленный в зал суда под конвоем, был в медицинской маске, очках и надвинутой на лоб бейсболке.

Ильвир Сагитов в зале суда
Ильвир Сагитов в зале суда

Его защитник, известный уфимский адвокат Алексей Зеликман пояснил, что его доверитель болен.

Ильвир Сагитов
Ильвир Сагитов

Центральное место в заседании заняли показания супруги потерпевшего, Гульназ Мардамшиной, рассказавшей немало шокирующих подробностей этой истории. Она подробно описала, как тщетно пыталась найти мужа в день его исчезновения 10 ноября, как получила известие, что его избивают в неизвестном опорном пункте полиции, и в каком виде он предстал перед ней на следующий день.

— Около полудня 11 ноября телефон Венера стал доступен. Я дозвонилась до него, он сказал, что его выпустили. Спросила у Венера, как его самочувствие, он сказал — "нормально, только я ног не чувствую". Около нашего дома мы встретились — подъехала машина, в которой был Венер, трое ребят на руках перенесли его в наш автомобиль. Он был весь изнеможденный, похудевший, сказал, что около суток его избивали и пытали. Куртка и брюки у него были все в пятнах крови. Я спросила — кто это делал? Он сказал — Сагитов; больше фамилий я не запомнила. Показал запястья рук — они были в синяках, показал пальцы рук — они были обожжены. Венер сказал, что это его пытали электрошокером. Я тут же позвонила в "Скорую помощь". Когда машина подъехала, мужа стали переносить в нее на руках и он кричал от боли. Слыша и видя это, я стала плакать, у меня началась истерика.

Когда в больнице он сдавал анализ мочи, она была черного цвета! При осмотре, когда врач нажимал на левую сторону тела и спрашивал, чувствует ли он что-то, Венер отвечал, что ничего не чувствует. Когда он разделся, я увидела раны на обеих ногах, он сказал что это от электрошокера. Большинство таких ран было на левой ноге; наш сын, когда пришел в больницу, насчитал на этой ноге 64 отметины. Венер также рассказал, что электрошокером его били по голове, а обожженные, опаленные волосы, полицейский Денис Хакимов потом выдирал у него вручную. Полицейские также, по словам Венера, говорили, что "кроссовки, мол, не проводят электрошокер".​

Следы пыток на ноге
Следы пыток на ноге

Далее Гульназ Мардамшина рассказала, что после недели пребывания в нефтекамской больнице у ее мужа стало сильно отекать тело от последствий пыток и от неподвижного пребывания на койке. Она заявила, что сняла состояние мужа на камеру и предложила продемонстрировать это видео в судебном заседании, но суд не стал этого делать.

— Венер настолько отек, что не мог нормально стоять на ногах. Мы пришли к выводу, что его надо срочно переводить в уфимскую больницу. 21 ноября я наняла частную "Скорую помощь" с фельдшерским составом, и мы перевезли его в Уфу. Там, среди прочих нужно было сделать анализ на чувствительность покровов при помощи слабого тока, так Венер сказал — я не смогу этот анализ выдержать, теперь боюсь… Но кое-как он его, все-таки, выдержал.

Супруга потерпевшего также заявила в заседании, что полицейские требовали от ее мужа забрать заявление, направленное Мардамшиными в Следственный комитет.

— Венер рассказал мне, что к нему приходил начальник полиции Хакимов (отдел МВД РФ по Нефтекамску возглавляет Рафик Хакимов "Idel.Реалии"), просил не писать заявление, пожалеть Сагитова. Я также знаю, что к нему приходил Сагитов, угрожал, требовал, чтобы он забрал заявление и обещал в этом случае спокойную, безопасную жизнь нашей семье. Приходили с такими требованиями и другие полицейские.

Cвидетель Рамиль Фаузетдинов подтвердил слова Гульназ Мардамшиной о визитах полицейских в больницу.

— Я дежурил возле Венера сперва ночью, после того, как его положили в больницу, а потом и на следующий день. Когда я пришел во второй раз, уже к вечеру и поднялся на этаж травматологии, я увидел, что у входа находились мужчины, которые загораживали дверь — они начали меня спрашивать, к кому я иду и для чего. Я так понял, что это были сотрудники полиции в штатской одежде. Меня они пропустили. Когда я проходил по коридору, то встретил еще двоих мужчин; одного из я опознал — это был начальник полиции Хакимов. Когда я зашел в палату, то спросил у Мардамшина, кто это был, — он сказал, что приходили сотрудники полиции, просили забрать заявление об избиении и пытках.

Cвидетель Ильшат Васбиев, лежавший с Мардамшиным в одной палате, также заявил, что к нему "приходили в палату разные люди; после одного из посещений Венер сказал — это человек, который все организовал". Однако, опознать среди подсудимых людей, приходивших к Мардамшину, свидетель не смог.

Венер Мардамшин не стал комментировать ход судебного разбирательства. Относительно его самочувствия, он заметил, что его здоровье по-прежнему неважное.

— Прошел уже год, но все равно отголоски этих пыток все еще чувствуются. Все еще болит нога, побаливает рука. Бывают головокружения. Врачи говорят, что еще год-два боли будут ощущаться, так как повреждены нервные узлы. Приходиться постоянно ходить в больницу, принимать кучу таблеток.

Адвокаты подсудимых от комментариев отказались. На процессе они, как и в первый день, ограничились уточняющими вопросами к свидетелям.

Юрист Комитета по предотвращению пыток Евгений Литвинов, представляющий интересы Венера Мардамшина в суде, сказал, что он, в целом, удовлетворен ходом процесса.

— Судебное следствие идет довольно активно, интенсивно допрашиваются свидетели, которые подтверждают свои показания, данные в ходе предварительного расследования. В течение следующих дней будет допрошена вся сторона обвинения и суд перейдет к исследованию доказательств по делу.​

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG