Ссылки для упрощенного доступа

Весь год татарстанцы наблюдали, как бизнес в республике терпит бедствие. В худшем случае компании шли на дно, утягивая за собой предприятия-сателлиты. В лучшем — обретали новых владельцев. Но уже за пределами Татарстана.

БАНКОВСКИЙ СЕКТОР

Собственно, началось всё еще в конце 2016 года, когда второй по величине банк в республике — Татфондбанк — перестал выдавать вклады. Крушение империи Роберта Мусина, продолжавшееся весь 2017 год, утянуло на дно Интехбанк и Татагропромбанк. А также другие, не связанные с банковским миром, предприятия (об этом — в следующей главе). Кроме того, в отставку был вынужден уйти премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков, занимавший пост председателя совета директоров ТФБ.

Впрочем, одним крушением бизнес-империи Мусина дело не ограничилось: банкротами признаны банки "Камский горизонт", "Анкор" и "Спурт". Весь год тучи сгущались над "АК БАРС Банком": неизвестные периодически сеяли в мессенджерах панику сообщениями о крахе, который якобы вот-вот случится. Брат президента Татарстана Раис Минниханов по поводу этих атак даже заявил, что "бомбят всю республику". Однако не исключено, что некоторые основания для беспокойства всё же имелись: по нашей информации, в третьем-четвертом квартале ЦБ РФ устроил как минимум две крупные ревизии в "АК БАРСе". Тем не менее, пока банк держится.

С банковским кризисом и напрямую, и опосредованно связан крах татарстанских предприятий разного калибра. Приведем несколько, наиболее знаковых, на наш взгляд, примеров.

ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Руководство обувной фабрики "Спартак" заявило о банкротстве предприятия еще в декабре 2016 года, объяснив это решение тем, что счета фабрики оказались заблокированы в Татфондбанке, которому она фактически была подконтрольна. Но лихорадить фабрику начало задолго до банковского кризиса: в 2016 и 2015 году чистая прибыль предприятия составила 62 и 289 тысяч рублей соответственно, зато за эти же два года банк списал ему более полумиллиарда рублей кредиторской задолженности.

От Ливады до Мусина. Кого банкротят татарстанские банки

Другой жертвой краха Татфондбанка стала швейная фабрика "Адонис", в лучшие времена обеспечивавшая формой треть школьников республики. "Адонис" был тесно связан с группой Татфонбанка — одноименное акционерное общество принадлежит бывшему предправления Татфондбанка и совладельцу Интехбанка Ильдусу Мингазетдинову.

СТРОИТЕЛЬНАЯ ОТРАСЛЬ

Связанной с группой Татфондбанка считается и группа компаний "Сувар". В сентябре ее основатели Евгений Корольков и Айрат Жамилов подали иски о банкротстве. Они задолжали кредиторам по 595 и 387 миллионов рублей соответственно. Не факт, что банкротство Королькова и Жамилева связано непосредственно с крахом банковской группы Роберта Мусина. В сентябре же суд признал банкротом и открыл конкурсное производство в отношении заемщика Татфонбанка — ЗАО "Кулонстрой". И "Сувар", и "Кулонстрой" — одни из крупнейших строительных компаний в Татарстане, для строительного рынка Татарстана эти события — тревожный сигнал.

В сентябре суд признал банкротом ЗАО "ФОН" — еще одного гранда строительного бизнеса республики. К этому времени глава "ФОНа" Анатолий Ливада уже несколько месяцев находился в следственном изоляторе: его задержали 27 марта по обвинению в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере ("Мошенничество, совершенное в особо крупном размере"). Уголовное дело насчитывает пять эпизодов, в которых фигурирует и директор ООО "Фон-Ривьера" Ахметзянова. Суть уголовного дела составляют хищения денег и мошенничества с деньгами дольщиков ЖК "Симфония", мошенничество со средствами дольщиков ЖК "МЧС" и дома на Ноксинском спуске.

ХИМИЧЕСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Под вопросом судьба Казанского завода синтетического каучука, совладельцем которого является экс-председатель правления обанкротившегося банка "Спурт" Евгения Даутова. По итогам I полугодия 2017 года объемы производства и выручка на КЗСК упали более чем в 2 раза, летом сотрудников перевели на трехдневную рабочую неделю, а многомиллионные долги им выплатили только после вмешательства прокуратуры. А в октябре КЗСК включили в перечень стратегических предприятий России. Но над самой Даутовой тучи сгущаются всё больше: в декабре ЦБ РФ обвинил руководство Спурта в мошенничестве и растрате. Шансы выжить у завода есть. Но велика вероятность, что владеть им будут совсем другие люди.

2017 год. Требования года в Татарстане: что требовали татарстанцы и что получили

Кризис старейшего казанского оборонного предприятия — порохового завода — с банковским не связан. Осенью правительство России объявило, что производство планируется перенести в Удмуртию. Символично, что произошло это ровно через сто лет после крупнейшей катастрофы в истории завода — пожара 1917 года. Впрочем, череда ЧП с тех пор практически не прекращалась. В марте очередной пожар унес жизнь начальника пожарного караула Эдуарда Илларионова. Незадолго до этого Ростехнадзор заявил о том, что предприятие крайне опасно. После мартовского пожара надзорное ведомство начало добиваться дисквалификации топ-менеджеров завода. И не без успеха: летом генеральный директор Халил Гиниятов ушел в отставку.

ПИЩЕВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

30 июня остановился Казанский молочный комбинат. Сама продукция исчезла с прилавков некоторых казанских магазинов еще раньше. Выяснилось, что управляющая компания "Просто молоко "— наследница разорившегося агрохолдинга "ВАМИН" Вагиза Мингазова — отказалась от аренды этого завода, а также предприятий в Набережных Челнах, Нижнекамске и Бугульме. Позже стало известно, что Казанский молочный комбинат приобрел удмуртский холдинг "КОМОС", а в ноябре генеральный директор УК" Просто молоко" Марат Муратов вернулся в аппарат президента Татарстана в должности первого замруководителя аппарата.

Впрочем, нельзя сказать, что Муратов бесповоротно распрощался с молочным бизнесом: по данным "Коммерсанта", еще до нового назначения он переоформил свои компании – ООО УК "Просто молоко", ООО ТД "Просто молоко", а также 80% в ООО "Просто молоко агро" в собственность своей жены Гульнары Муратовой.

АВИАЦИОННЫЕ ПЕРЕВОЗКИ

25 сентября авиакомпания зарегистрированная в Богатых Сабах "ВИМ-Авиа" объявила об отмене всех чартерных рейсов из-за финансовых проблем. В заложниках ситуации оказались около 40 тысяч пассажиров, которых вывозили рейсами других, в том числе иностранных, авиакомпаний. Следственный комитет возбудил несколько уголовных дел против руководства авиаперевозчика, заявив, что фактически компания представляла собой пирамиду. Ее руководители тщательно скрывали убытки, указывая в документах бухгалтерской отчетности заведомо ложные сведения о прибыли. Это позволяло получать кредиты в банках, а также избегать ограничений в деятельности авиакомпании со стороны Росавиации.

Ущерб контрагентам оценивается в более чем 782 млн рублей. Владелец компании Рашид Мурсекаев и финансовый директор Алевтина Калашникова объявлены в международный розыск. По данным игроков туристического рынка, из-за краха "ВИМ-Авиа" следующим летом путевки на южные направления могут подорожать на 10-20%.

ТОРГОВЛЯ

Летом основатель татарстанской аптечной сети "36,6" Артур Уразманов продал свою сеть компании "Фармленд", зарегистрированной в Башкортостане и работающей в нескольких соседних регионах. При этом он сохранил контроль над другим своим бизнесом: сетью медицинских центров "Академия здоровья "Звезда". Эксперты в сфере фармацевтического рынка отмечали, что экономических проблем, которые бы заставили продать сеть, Уразманов не испытывал, сами же участники сделки предпочли ее не комментировать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG