Ссылки для упрощенного доступа

Казарменный опыт. Почему казанцы проигрывают бои за наследие


Уничтожение исторической среды и исторического наследия в Татарстане вновь, как и в 2011 году, оказалось в публичной повестке дня. Поводами для обсуждений стали уничтожение последних зданий Октябрьского городка (Арских казарм), снос дома в Чистополе, в котором жил Константин Федин, и непрекращающиеся пожары в Зеленодольске, где горят один за другим "полукамушки".

Персонализация оснований проблемы уводит внимание от гораздо более важных обстоятельств

Изменилась форма обсуждения — ситуация гораздо активнее, чем восемь лет назад, обсуждается в Фейсбуке и Telegram-каналах, но многие нынешние дискуссии, на мой взгляд, поверхностны. В развернувшихся спорах одним из главных стал старый вопрос "кто виноват" в сносе первой линии Арских казарм. Острие публичной критики направлено на Олесю Балтусову, помощника президента Татарстана, и в меньшей степени на Ивана Гущина, главу комитета Республики Татарстан по охране объектов культурного наследия. При этом условия, которые делают возможным дальнейшее уничтожение среды и наследия, и возможности объединения и мобилизации граждан почти не обсуждаются. Персонализация оснований проблемы уводит внимание от гораздо более важных обстоятельств.

Одно из таких обстоятельств заключается, на мой взгляд, в том, что системы сохранения исторической и, добавлю, природной среды в Татарстане нет. Комитет Республики Татарстан по охране объектов культурного наследия проявил себя в ситуации со сносом последних краснокирпичных зданий Арских казарм как непрозрачная бюрократическая структура, действующая в интересах власти и близкого к ней крупного бизнеса. Эти интересы гораздо весомее интересов граждан.

Что важнее для казанцев и Казани: первая линия Арских казарм или торговый центр и парковка, сооружаемые "Унистроем" на их месте? Пойменная роща на Гаврилова — единственная зелёная зона в перенаселённом Ново-Савиновском районе — или парковка "Казань Арены" и новый жилой массив на берегу Казанки? Ещё один торговый комплекс в центре города или сквер на Вахитовском холме? Ответы на эти вопросы представляются мне очевидными.

Изменить ситуацию и сохранить конкретные объекты наперекор интересам властей и бизнеса могут только коллективные действия граждан. Это следует из истории с екатеринбургским сквером и с планами построить подземную парковку на Черном Озере в Казани и из множества других историй. Поэтому стоит ли горожанам ополчаться на Олесю Балтусову вместо того, чтобы объединяться, сообща заявлять о своих интересах и действовать?

Замечательный образец таких действий демонстрируют в настоящее время участники инициативной группы по защите рощи на Гаврилова, сопротивляющиеся её застройке. Они еженедельно организуют различные события в этом месте и наполняют рощу своим содержанием: детскими праздниками, "археологией мусора" на речном дне, покраской причала.

Надпись на бетонном блоке у въезда в рощу: "Парк наш" является, в сущности, точным лозунгом сообщества. К сожалению, в Казани не было сообщества, которое сказало бы: "Арские казармы наши", и действовало бы в соответствии с этим лозунгом. И именно это предопределило их уничтожение.

Именно от участников зависит, будет ли ТРО ВООПИиК клубом любителей старины или движением защитников

Возможности для объединения неравнодушных к исторических среде граждан есть. Одна из них — участие в Татарстанском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Эта организация также недавно критиковалась за бездействие. Но заинтересованные казанцы, чистопольцы или мамадышцы могут стать её участниками, влиять на повестку обсуждений, инициировать те или иные действия, обеспечивать прозрачность и горизонтальность принятия решений. Именно от участников зависит, будет ли ТРО ВООПИиК клубом любителей татарстанской старины или движением защитников исторической среды и исторического наследия.

Другая возможность — формирование инициативных групп и сообществ как вокруг тех или иных объектов, так и вокруг какой-либо проблемы. Екатеринбуржцы мобилизовались на защиту сквера у Городского пруда не на пустом месте и не в тот момент, когда в сквере появился забор. Сообщество "Парки и скверы Екатеринбурга" было создано в 2018 году, а двумя годами ранее начал действовать "Комитет Городского пруда" — после того, как стало известно о планах построить церковь на искусственном острове на пруду.

Что касается Олеси Балтусовой, то критиковать её действия можно и нужно, как и действия или бездействие любого представителя власти, но не стоит подменять этой критикой обсуждение системных обстоятельств происходящего, возможностей коллективного действия и собственное участие в изменениях.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не совпадает с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (17)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG