Ссылки для упрощенного доступа

Марсель Шамсутдинов с 2012 года года руководил региональным отделением партии ПАРНАС, сразу после выборов в Госдуму в этом году он заявил, что решил покинуть свой пост. "Idel.Реалии" поговорили с политиком о причинах такого поступка, его желании отставки Касьянова и пути России после выборов.

– Почему вы решили уйти?

– Это нормальная цивилизационная процедура. Председатель демократической партии, если не достигнута цель в каком-нибудь проекте, в выборах в частности, уходит в отставку. Не потому что он плохо работал, я считаю, что мы хорошо работали. Используя даже наши скудные ресурсы – несколько сот тысяч рублей, которые мне удалось собрать на выборную кампанию, мы провели заметную кампанию – устраивали акции, раздавали листовки и вешали баннеры. Но мы не добились цели.

Мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус

В этом есть, конечно, более глубинная причина – глубокий патернализм и глубокая политическая безграмотность нашего избирателя. Как сказал Владимир Путин: "трудно, тяжело, но все равно голосуем за "Единую Россию"". Мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус. (Смеется)

Я освободил место, если кто-то может лучше, чем я, пожалуйста, приходите и попробуйте. Я, конечно, продолжу выполнять все свои обязательства, прежде всего финансовые. Ничего тут такого нет, это нормальная процедура порядочного общественного деятеля. Я тешу себя мыслью, что это будет примером для федерального руководства ПАРНАСа, для других демократических партий, прежде всего "Яблока", ну и может быть и другим партиям – КПРФ, ЛДПР.

– Сейчас очень много в ПАРНАСе обсуждают нужно ли Михаилу Касьянову покидать место лидера партии. Он же не хочет это делать, говорит, что нельзя бросать партию и нужно сплотиться. Вы своим поступком хотите подать пример Касьянову?

– Получается, что так.

– Как вы относитесь к тому, что он не хочет уходить?

– Плохо отношусь. Я считаю, что Михаил Михайлович заметный и заслуженный деятель демократического движения в России, потому что в отличие от многих он не стал воровать, не сговорился с Путиным, не скуксился. Он заявил о своей демократической позиции и пошел наперекор власти, получил из-за этого много неприятностей, даже больше, чем мы. Тортом в лицо мы не получали, а он получал. Тем более, согласитесь, он человек, который лет 20-30 живет с охраной и персональным водителем, а тут приходится получать от НОДовцев и полиции. Поэтому я считаю, что он заслуженный лидер демократического движения. Да, у него есть ошибки, есть черты авторитаризма, но дело товарищей сказать и указать, как исправиться.

Я считаю, что он бы мог сейчас подать в отставку, а на ближайшем съезде мы бы решили, восстановить ли его на пост председателя или сопредседателя. Дело в том, мы ратуем за введение института сопредседателей, как более демократичного. Введение этого института поможет уменьшить черты вождизма в партии и внести больше демократии.

– Формально, когда будет региональное заседание партии, вы можете вновь выдвинуть свою кандидатуру?

– Я не буду выдвигать.

– А кто-нибудь другой может вас выдвинуть?

– Если вообще никого не будет. Нас в реготделении 15 человек. Мы специально не расширяем, чтобы не было проблем с конференциями, сбором – кворум нужно всегда иметь под рукой. Реально, только Илья Новиков. Все ребята нормальные, все смогут исполнять обязанности и руководить в силу своих сил и возможностей.

Илья пока думает. Если он не надумает, в силу каких-то причин… Вы знаете у него была не совсем обычная и не совсем ПАРНАСовская кампания. Тем более, вы знаете, что партия, которая проиграла может тяготить некоторых политических деятелей. В общем, ему решать, пока думает.

Илья Новиков. Фото Элины Левиной
Илья Новиков. Фото Элины Левиной

Если нет, если выдвинут... Я, честно говоря, устал. Мы люди политические, мы из политической деятельности, из заботы о себе. Я вот не скрываю, что мой интерес шкурный – жить в нормальной демократической передовой стране и чтобы в ней жили мои дети.

– Из ПАРНАСа вы не уходите, но главой отделения не будете. Что-то изменится?

– А почему что-то должно меняться? У нас в отделении все сбалансировано – есть молодые, есть зрелые, есть пенсионеры. Все у нас активные. У нас, правда, в отделении пока только мужчины.

– Кроме Новикова в отделении есть еще претенденты?

– Кроме него никто кандидатом не был.

– Эмиль Гараев был.

– Он еще молод.

– Вы видели, как проходили выборы в Татарстане в этом году. Ирек Муртазин написал пост, в котором заявил, что Татарстане перестарался на выборах и теперь депутатов от республики "прокатили" на должностях, которые они хотели занять. Например министр сельского хозяйства РТ Марат Ахметов целился на место вице-спикера, но он его не получил, из-за чего вроде как и отказался быть депутатом Госдумы.

– Татарстан нарушил стратегический замысел Путина и федеральной власти.

– Чистые выборы?

– Чистые выборы. Нам критически важно для страны и для экономики снять санкции запада. Они хотели чистые выборы, они и так получили бы большинство в одномандатных округах и свои 30-40% по партийным спискам. Это бы дало им большинство в Госдуме. Но, как говорил Черномырдин: "хотели как лучше, а получилось как всегда".

Дума – это в первую очередь дележ бюджета. Чтобы делить бюджет нужно как можно больше иметь там своих депутатов. Не 13, как в прошлой Думе, а 15-16, замахнулись даже на 17-го. Поэтому хочешь-не хочешь у властей местных сработал инстинкт – сделать как можно больше, не станут же за это ругать? А может даже похвалят.

Прошедшие в России выборы, очередной раз показали, что среди регионов наиболее лояльными партии власти оказались национальные республики

А, во-вторых, нужно было обеспечить прохождение своих людей. Сейчас не кланы (ФСБ, МВД и т.д.) будут решать, а регионы. Грядет феодальная раздробленность. Борьба за оскуднённый федеральный бюджет. Для это нужно иметь как можно больше своих людей в Думе. Поэтому пошла гонка. Что такое 40% за "Единую Россию"? Даёшь 80%! 86%! Явка в 40% – несерьезно, даёшь 80%! И поэтому перестарались. Я думаю, что федеральный бюджет это так не оставит. Чего вперед батьки-то в пекло?

Власть хотела показать, что мы демократы и с нас уже можно снимать санкции, а тут такое. Скоро народ нечем будет кормить. А если это случится, то нарушится негласный договор – мы вам даем жить, а вы не лезете к нам. Вы видели как цены выросли?

– Вы сказали, что Татарстан перестарался. Но если убрать завышенную явку, фальсификации и прочее, то демократы все равно бы не выиграли в Татарстане. Повлияло ли на это участие Закиева, мальцевцев и то, что три кандидата от ПАРНАС (двое из которых не члены партии) формально шли от "Открытой России"?

– Надо разбираться, не могу так сказать. Есть аргументы "за", есть аргументы "против". Да, мне не нравится, что кандидаты от ПАРНАСа, поддержанные "Открытой Россией", практически не продвигали партию, я бы даже сказал, что умалчивали это. Я выразил свою критику, сказав, что они ничего не сделали на благо партии и партийного бренда во время предвыборной кампании. Это тоже претензия к Касьянову. Почему он согласился на такое, не обговорив этого момента? И совсем уж считаю безобразием то, что "Открытая Россия" поддержала Марию Баронову в том округе, где был профессор Зубов.

– После выборов я довольно часто слышала мнение, что "Яблоко" и ПАРНАС просто должны прекратить свое существование. Тот же Навальный в своих последних публикациях поднимает эту тему. Он считает, что эти партии должны уйти и прийти им на смену новые.

– Дело не в названии партии, а в наличии регистрации. В наших реалиях это очень важно. Иметь возможность выдвигать своих кандидатов – дорогого стоит. А внутри партии, как мы решим, так и будет. Переименоваться из ПАРНАСа в какую-нибудь "Партию справедливости и прогресса" – это решается на одном съезде за несколько часов. Все зависит от членов этих партий.

Я один должен горбатиться, чтобы страна стала демократической?

Кроме того, мне хочется сказать. Все такие критики, все знают, как надо делать. Ребята, а где вы? Что-то у меня нет потока заявлений от тех ста тысяч, которые реально проголосовали за ПАРНАС в Татарстане. Я когда прихожу на всякие конференции, совещания, на телевидение – все говорят, что мы молодцы и что они голосую за нас. Но вы, ребята, что сделали? Кто вам должен на блюдечке с голубой каёмочкой преподнести демократическую страну? Вот эти 15 мужиков, которые состоят в реготделении партии и я – Марсель Шамсутдинов? Мы делали избирательную кампанию в 15 человек в Татарстане – это позор для передовой общественности республики. Мне помогло буквально пять человек деньгами и человек пять натурой – типографией и т.д.

– Вы же сказали, что осознано не расширяете региональное отделение?

– Да, но и большого потока заявлений я тоже не вижу. Я бы мог принять тысячу человек сразу, но их же нет. Я один должен горбатиться, чтобы страна стала демократической? Вот это иждивенчество, патернализм... На одном из заседаний Торгово-промышленной палаты. Сидят, все предприниматели, успешные, все ругают власть и "Единую Россию". Я их спрашиваю, что они сами сделали? Вы хоть рубль сдали в избирательный фонд хоть одной из партий? Вы что не понимаете, что страна должна на выборах определять свое лицо? Молчат. Потом один говорит, что я их уел.

Кто-то деньги потратил, своё время, силы. А все потом просто на готовое придут? Они же все умные, все историю изучали и знают, как в Средние века ремесленники и купцы скидывались, чтобы вокруг города стены построить, чтобы создать отряды самообороны и т.д. Они сейчас думают, что кто-то другой должен завоевать для них власть.

– Выборы прошли. Следующие через пять лет...

– Не согласен.

– Вы думаете, что президентские выборы будут важны?

– Я думаю, что эта Дума года на два.

– При условии, что там 343 или уже 344 депутата от "Единой России"?

– Да-да. Экономика всё-таки базис, а Дума надстройка.

– И это при условии, что они до сих пор ещё правительство не распустили?

– Экономика в глубочайшем кризисе. У нас глубочайшая деградация институтов власти и общества. В 1917 году царизм тоже никто не штурмовал – сам развалился. В 1991 году Союз тоже никто не штурмовал, сам развалился.

– И все же, сколько лет было царизму, сколько лет было Союзу. Современной России всего 25 лет.

– Извините, XXI век на дворе, все ускоряется, все социальные процессы. Через год-два Россию ждут большие социальные потрясения, продвинутые социальными причинами.

– То есть, вы считаете, что выборы будут досрочными. А сменяемость власти придет не путем реформ и выборов, а другими средствами?

– Я согласен с утверждением, что эта власть сменится не путем выборов.

– Эти выборы сильно отличались он прошлых тем, что после них, несмотря на то, что фальсификаций не стало меньше, никто не вышел на улицы.

– Никто ничего делать не хочет. Пока холодильник не ударит по желудку.

– Да всем уже ударил.

– Не сильно значит. Вот когда невозможно будет отправить детей в школу, когда невозможно будет есть мясо каждый день, когда бензин станет непосильно дорогим, когда придется пешком ходить. Вот тогда-то люди подумают почему так хреново живут и начнут искать виноватых. Боюсь, что политическая неграмотность и невежество нашего избирателя выльется в погромы, в бунты – жестокие и беспощадные, а не в цивилизационные процессы – требование досрочных выборов, например, и победа на них демократических представителей. Именно представителей, не вождей, лидеров и фюреров. Они должны представлять интересы простого народа, рабочих, пенсионеров, предпринимателей, креативного класса.

– Если вспомнить историю, в России ни разу у власти не было "представителя", были только лидеры, цари, вожди и т.д. Почему сейчас вот все разом изменится и к власти придут представители?

– Потому что экономика требует. Потому что развелось много предпринимателей, а они требуют равноправия. Авторитарный режим убивает экономику, у нас в разы все дороже, в том числе услуги.

– Вернемся к вам. Вы в 1999 году вы были кандидатом от "Яблока", потом были в партии "Союз правых сил", потом в "Правом деле", а после него ушли в ПАРНАС...

– (Смеется) Вы же знаете, что эти партии просто преобразовывались, я не виноват, что все так произошло. Я никуда не переходил. По поводу 1999 года. На тот момент "Яблоко" была единственной демократической партией. Я договорился с ней в августе, а СПС появилась в сентябре. Если бы я знал раньше.

– Как вы думаете, почему СПС и "Правое дело" прекратили существовать?

– К сожалению, у нас партии такие же как и население. Избиратель не привык к ответственности и самостоятельной жизни, он всё ищет вождя. Партии были такие же вождистские. А значит подвержены влиянию администрации президента. Я вступил только в "Союз правых сил", который потом превратился в "Правое дело". В "Правом деле" я был председателем исполкома даже. Но потом свергли Прохорова и партия перестала быть демократической. Естественно, я почти сразу вышел оттуда – что мне делать там с кремлевскими ставленниками?

В 2012 году ко мне обращалась "Справедливая Россия", еще какие-то партии. Но я выбрал ПАРНАС, так сказать эволюционировал вместе с демократической политической системой России.

– Я пока готовилась к интервью пыталась вспомнить, в каких партиях и когда в последний раз кто-то уходил в отставку. Не смогла. Почему такой поступок так редко встречается в российской политике?

– Ну считайте, что я буду первым и своим поступком покажу пример. Я – первый шаг на пути демократизации политических партий в России. (Смеется)

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG