Ссылки для упрощенного доступа

Учителя из Белозерья: "Они решили, что экстремизм начинается с нашей школы"


Учителя-мусульмане из татарского села Белозерье в Мордовии встретились с корреспондентами "Idel.Реалии" прямо на крыльце своей школы в прошедшие выходные. Они рассказали, как их религиозные чувства и традиции вот уже несколько лет пытается притеснять местная власть, на что они надеяться в этой ситуации и уйдут ли, если приказ директора о запрете мусульманских платков введут вновь.

22 декабря прошлого года в Белозерский средней школе сменился директор. Ей стала учитель школы, десять лет посветившая работе в стенах учебного заведения, Вера Липатова. Уже через два дня в школу приехала комиссия из столицы республики Саранска. Результатом "проверки" стало то, что директор приняла приказ №29 от 24 декабря, согласно которому ношение платков в школе запрещено.

Белозерье — татарское село в Мордовии, в 25 км от столицы Саранска. Почти все три тысячи местных жителей — татары-мусульмане. Поэтому большая часть местных женщин носит платки.

Учителя в начале января заявили, что директор заставляет их под страхом увольнения и преследования правоохранительных органов снять хиджабы и написать объяснения в связи с ношением на территории школы мусульманских платков.

Средняя школа села Белозерье
Средняя школа села Белозерье

В начале февраля 13 учителей школы обратились в суд. В своих исках они оспаривают сам приказ, просят суд признать действия директора незаконными, восстановить их в правах и компенсировать моральный вред — по пять тысяч рублей на каждого истца.

20 февраля на предварительном заседании директор школы не явилась в суд, а вместо себя прислала отзыв и заявление о рассмотрении дела в ее отсутствии. Также были предоставлены документы, отменяющие приказы о запрете ношения платков учителями школы и об отмене взысканий в отношении этих учителей. Однако, как стало известно, 10 марта во время первого заседания по делу, причиной отмены приказа стало не то, что директор согласился с доводами учителей и изменил свою позицию в отношении ношения платков, а то, что директор не успела ознакомится со всеми внутренними документами — она вступила в обязанности директора только 22 декабря 2016 года.

Адвокаты Нина Любишкина и Руслан Нагиев на заседании суда 10 марта 2017 года
Адвокаты Нина Любишкина и Руслан Нагиев на заседании суда 10 марта 2017 года

Об этом "Idel.Реалии" заявила представитель ответчика Нина Любишкина. Она подчеркнула, что "дисциплинарные взыскания были приняты абсолютно обосновано". Речь идёт о том, что после принятия приказа от 24 декабря, учителя продолжили ходить в школу в платках и каждый день им делали замечания, которые переросли в выговоры. Причиной отмены приказа о ношении платков стало то, что директор выяснил — в исполкоме на согласовании находилось коллективное соглашение, приложение к которому выступали правила внутреннего распорядка от 2015 года. Кроме того, в школе имелись и правила внутреннего распорядка от 2014 года. "Директор, вероятно, поторопилась, отменив приказ", — отметила ее представитель.

После заседания Любишкина пояснила корреспонденту "Idel.Реалии", что директор ещё до конца не знает сколько документов внутреннего распорядка и других регламентирующих подобную сферу материалов имеется в школе, поэтому и был отменён приказ. "Появится ли новый документ с запретом пока также не ясно — это пока поспешный вопрос", — пояснила Любишкина.

Село Белозерье — справка: читайте здесь

***

— Мы знаем примерно, что происходило после 22 декабря прошлого года, а что было до этого? Как жила школа, кто-нибудь говорил о том, что нельзя учителям или детям носить платки?

— Проблемы были в 2015 году. Тогда тоже новый директор нам сказал, чтобы мы с первого сентября перевязали платки назад, как традиционно татары носили, мы согласились и перевязали. И почти полтора года мы ходили с перевязанными назад платками. И нам тогда обещали, что этот вопрос больше не вернется. Была устная договоренность, что мы будем теперь так ходить. Нам обещали дать статус национальной школы и тогда вопрос бы отпал сам собой.

— Школе дать статус национальной – то есть татарская национальная школа?

— Да.

— Почему вопрос вернулся опять были какие-то причины или предпосылки для этого?

— 23 декабря прошлого года прошло совещание по борьбе с экстремизмом у нас в районе. И они решили, что экстремизм начинается с нашей школы.

— Насколько мне известно, что была еще ситуация схожая с детьми и платками?

— В 2014 году началась эта ситуация. Минобр [Мордовии] говорил, что школа — это светское учреждение, а в нем все должны находиться без головных уборов. Вышло еще и постановление республики Мордовия о запрете нахождения детей в школах в головных уборах.

— В Мордовии есть несколько поселков и деревень, где живут только татары. Там есть такие проблемы?

— Да, такие деревни есть. Рядом у нас село Отары, напимер, там похожая ситуация была, но там мало семей таких, где дети ходят в платках. По-моему, там дети сняли платки. А учителя перевязали платки назад.

— Но у них и школа меленькая. У них никто ничего не навязывает, у них своя культура и свои убеждения. Мы же никому не навязываем свою. У нас же свобода вероисповедания и мы сами можем выбирать, как хотим ходить. Мы не нарушаем нормы Конституции, мы просто пользуемся своими правами, так же как и обязанности все выполняем.

— В нашем селе издавна женщины ходят в платках. Так принято. Это не два года назад, не три, это веками. Причем добрая половина коллег — не мусульмане. Есть и русские, и мордва. И тем не менее мы все относимся друг к другу с уважением, у нас очень хороший коллектив. Никто никогда ничего не говорил о том, что мы в платках ходим или у кого-то глубокое декольте. Мы друг к другу относимся с уважением.

— Наши коллеги, спасибо им, поддерживают нас. И понимают. Нам это тоже очень важно.

Учителя средней школы села Белозерье
Учителя средней школы села Белозерье

— Вы говорите, что 23 числа было совещание. Вы не знаете, почему именно в вашем районе? Судя по сводкам никаких сообщений за последнее время, да и вообще за несколько лет, нет о том, что в районе или в Мордовии замечена экстремистская или террористическая деятельность. В чем причина, как думаете?

— Мы не знаем. Проблем у нас с этим нет. Нам ведь как говорят, у нас в селе были семьи, которые 20 лет назад уехали в Сирию [имеется ввиду Вазиристан]. Тогда и войны не было. Ну уехали они в мусульманскую страну. А школа-то тут причем? Каждый, кто к нам приезжает, постоянно спрашивает об этом! Замучили нас этим уже.

— Школа тут не при чем. Наше дело заниматься воспитанием и учебой. Этим мы искренне и добросовестно стараемся исполнять.

— Вы пытались как-то поговорить с директором и объяснить, что это ваша культура и религия?

— Она 10 лет проработала в нашей школе! Она же наша коллега, столько лет общались.

— Она всю свою жизнь живет в Ромодановском районе [Мордовии] и видит, как у нас тут в селе ходят. Даже во время Великой отечественной войны, когда атеизм процветал, все в Белозерье в платках ходили. Это же не год назад начали. А сейчас нам говорят, что все это нонсенс и все пришло откуда-то с Востока. С Запада приходят другие совсем течения, но это никого не смущает.

— Вы говорите, что по-другому повязываете платок, это почему так — традиции или что?

— Теперь же мода. Кто шапку наденет, кто платок. Люди по-разному его повязывают. Вот посмотрите, среди нас тоже у всех по-разному! Каждый как хочет, так и делает.

— Да разве платок имеет такое уж важное значение? Если у человек мысли и мировозрение другое, разве платок может служить здесь препятствием? Наверное, это понятно всем. На Украине против своих воюют, там нет никого в платке! Все без платка там. Почему-то платок превознесли в такую степень, что решили, что если человек в платке, то это уже все. Это же неправильно! Если теперь видят человека в платке, то у людей и отношение к нему будет совсем другим — неправильным.

У кого крестик, кто-то ведет детей в церковь — это жизнь. Мы вместе живем так и это нормально!

Мы живем дружно, все это понимают. Мы коренные жители Мордовии, России и почему-то вдруг мы тут оказались чужими и ненужными. Нас это пугает. Так нельзя же. Нас просто растоптали.

— Мордовия — спокойный регион. У нас друзья и родственники — и мордва, и татары. Плотно общаемся. Никогда никому из наших друзей наш платок не мешал. У кого крестик, кто-то ведет детей в церковь — это жизнь. Мы вместе живем так и это нормально! А тут какой-то акцент появляется на враждебность — вот это пугает.

— Мы живем в России, а это многонациональная страна, это действительно так. Это даже в Конституции отражено. Мы жители этой страны и другой у нас нет. Мы живем здесь и хотим быть полезными этой стране. Мы мусульмане и не хотим отказываться от своей религии. Я люблю эту страну, и буду любить ее и детей буду учить этому. Никакие действия не смогут этому помещать — любовь к Родине у нас не отнять, как бы дело не закончилось. Это мое, здесь моя семья.

— Вы говорите, что директор работала до этого 10 лет учителем здесь. Она как-то проявляла свое такое отношение ранее?

— Нет. Нет, конечно.

— Она и сейчас хорошо к этому относится. Просто обстоятельства так сложились, они просто не подумали, что все так может обернутся. Не подумали о том, что женщины, которые носят платки, тоже люди и личности и что вот так поступать с ними нельзя. Это, видимо, просто был необдуманный шаг. Но тем не менее, директор свои приказы отменила. Значит, она понимает и осознала, что с людьми так нельзя. Значит, осознала свои ошибки. Мы даже спасибо огромное говорим и надеемся, что прекратятся эти все споры и все само собой уляжется и наша работа войдет в обычное русло. Мы хотим работать дальше, пусть это у нас даже в воспоминаниях не останется.

Учителя села Белозерье в Мордовии
Учителя села Белозерье в Мордовии

— 10 марта был суд. Представитель директора сказала, что приказ был отменен не потому, что они передумали, а потому что они поторопились — надо изучить все документы. То есть она фактически сказала, что приказ может быть вновь принят, если директор так решит после изучения документов.

— Значит, ничего хорошего нам ждать не стоит. Раз прошлись по нам катком, пройдутся еще раз — подумаешь. Мы теперь и не удивляемся.

— Не намерены вы принимать какие-то другие действия, кроме суда в гражданском порядке? Есть еще и 148 статья Уголовного кодекса — оскорбление чувств верующих, например.

— Мы будем надеяться. Мы знаем, что наше государство правовое. Мы поэтому и пошли по этому пути — попросили помощи у нашего государства. Защищают наши интересы адвокаты, которые действуют по букве закона. Будем надеяться и будем работать. Мы думаем, что останемся работать и все придет в свое русло. Это ошибка, может, нескольких людей. Может, не подумали и не учитывали человеческий фактор. Если нас уволят, то это не с лучшей стороны характеризует все эти события, которые произошли в прошлом году.

— Не хотите ли вы сами выступить с инициативой по приданию школе статуса национальной?

— Мы надеется, что наше правительство работает в этом направлении. Национальная школа устроит всех, а может опять издадут указ в одночасье.

— Если сейчас вновь скажут, что платки нужно снять, вы же не останетесь в школе?

— Троих учителей уже вынудили написать по собственному желанию до этого. Все-таки мы надеемся, что наши религиозные чувства останутся при нас и мы будем такими же верующими людьми и будем работать у нас в государстве. Если только основной закон России поменяется. А если какими-то такими каверзными путями нас уволят, то, конечно, мы уйдем. Мы уйдем, платок уже не снимем.

— Сколько детей в школе учится?

— Около 350-и. С первого по 10 класс.

— А 11-й?

— У нас нет 11 класса. Их тогда из-за платков после 9-го не перевели. Тут если вспомнить...

Разговор с учителями мы не закончили. Продолжение этой истории следует. Судебные заседания будут идти до конца марта.

Вся суть конфликта в Мордовии — за 2,5 минуты:

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

  • 16x9 Image

    регина хисамова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG