Ссылки для упрощенного доступа

Вышивка одного свадебного головного убора мари занимает от трех месяцев до полгода. В небольшом поселке на Западе Марий Эл живет рукодельница — народный мастер марийской вышивки Лидия Веткина. Она почти единственная, кто смог восстановить технологию марийской вышивки. Свои работы она старается не продавать, а дарить музеям, чтобы сохранить для новых поколений культуру и историю этого языческого народа.

"Представляя свои работы, мне хочется возродить ценности культурного богатства народа мари, которые были утеряны в XX веке, и донести их до каждого жителя нашей земли. В марийской вышивке хранится память моего народа, которая сегодня видится мне как последние наших предков", — сказано на брошюре Лидии Веткиной.

Лидия Веткина
Лидия Веткина

Лидия Веткина родилась в поселке Сернур, что на востоке республики Марий Эл. Когда в начале 90-х она была беременна вторым ребенком, решила заняться национальной вышивкой. К тому времени ее профсоюз, где она раньше занималась лыжами, закрылся, а занять себя чем-то хотелось, вспоминает вышивальщица.

Однако вышивать просто так она не хотела и решила, что научится делать так, как делали в старину. Если приглядеться, то станет заметно — ее узоры плотные, четкие с мелким рисунком, а порой и двухсторонние, а это — признак большого мастерства.

Лидия Веткина живет в обычной квартире на пятом этаже, на окраине частного сектора. В гостиной в "стенке" расставлены куклы их деревяшек в марийских национальных костюмах. На диване и столе повсюду ее работы — платки, салфетки, костюмы и головные уборы. Их она достала специально для гостей.

О МАСТЕРАХ ВЫШИВКИ И НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ

— Сколько в Марий Эл мастеров, которые занимаются таким видом народного творчества?

— Мастеров очень много, но они все разные. Не скажу, что они делают плохо. Для себя они может хорошо делают, но вот так, как в старину делали, не делает почти никто. Этим очень долго надо сидеть, заниматься. А сейчас люди хотят деньги делать. А меня не больно деньги интересуют, для меня история нашего народа важнее.

— Вас кто-то учил или сами освоили?

— Первые четыре строчки мне показала мать. Дальше я исследовательским путем все сама. Это вот очень сложная вышивка — двухсторонняя, такую вышивку не очень-то умеют сейчас вышивать и вряд ли вообще кто сделает.

— Сейчас в Татарстане многие носят одержу с национальными принтами или какими-то местными географическими обозначениями. У вас, в Марий Эл, молодежь что-то подобное использует в повседневной жизни?

— Немножко да, используют. Бывает, что штамповки делают, шторы марийским орнаментом или же вышивку где-нибудь. Сейчас у нас в городе специальные студии есть. Очень много вышивальных цехов, разных — полным полно.

— А вышивка? Делают также, как и вы?

— Сейчас стараются сделать облегченные варианты, они увеличивают рисунки. Где там у меня одна ниточка, они могут две ниточки пропустить, чтобы быстрее сделать, они упрощают себе работу. Или где-то крестом идут, вместо того, чтобы вышивать две нитки. В старину мастера тонко работали, а сейчас упрощают работу и из-за этого у некоторых смотришь на работы вроде это тоже самое, но совсем по-другому смотрится. Я от этой техники стариной не отхожу, делаю только так. Я не для продажи работаю, для себя.

— Сколько времени занимает вышивка платка двухстороннего?

— Двухсторонний месяца три. Некоторые я по полгода делаю.

— А вот на салфетку?

— Для салфетки тоже очень тонкая нитка нужна. Глаза у меня тоже стареют, я очки надевать начала. Занимает эта работа около месяца-полутора. Потому что все в ручную. На кружева две недели уходит только.

Я кружева-то люблю очень в поездах вязать. Потому, что в поезд села, вяжешь, а время очень быстро пролетает. А так времени очень много отнимает. Чтобы аккуратно сделать, нужно сидеть долго. Даже над кисточками и то сидишь несколько дней, меньше трех дней не уйдет. Чем дольше делается, тем интереснее.

— Вы пытаетесь передать кому-нибудь из учеников может быть свои умения? Или никто не хочет этому учиться?

— Ученики есть. А вот, чтобы дальше развиваться не хотят они. Так это же время надо, чтобы вот так сидеть. Кому охота сидеть? Они для себя что-то сделали и все. Одна вот себе с моей помощью комплект одежды вышила, все больше в руку не берет. Я, говорит, сейчас не умею уже. Есть другая, вот так она сейчас сидит и вышивает. Она вот умеет. Многих я учу, но они упрощают себе работу. Вот у них такой маленький узор уже длинным сделается.

— У вас много кукол, они национальные?

— Нет, это я в Москву ездила, а там женщина сидела и из липовых мочал кукол делала. Я приехала домой, мочалу купила и начала такие делать куклы.

— А она тоже какой-то малой национальности?

— Я не знаю. Сейчас вся Россия в куклы играет. Кто что умеет, то и делает. Таких вот много, танцующие девочки. Одни вот в хоровод пошли, такие красивые. Когда много поставишь, они все кружатся, кто в какую сторону, вообще красота. Я разные мастер-классы делаю, обучаю детей и взрослых. Народ чтобы не сидел, что-то делал, чем-то занимался.

О МАТЕРИАЛАХ И ЗНАЧЕНИИ УЗОРОВ

— Откуда вы исходники — оригиналы — берете, чтобы вышивать свои работы?

— В музеях в основном, в Йошкар-олинском, например. Вот тут на платке птичка своеобразная (показывает на узор). Птичка — это продолжение рода. Гусь, утка — это все к птицам относится. Как бы продолжает род, продолжает человечество, продолжает всего существо во всем мире. Тут лебеди высиживают в гнезде и вот продолжается род.

— А это что (указываем на другой орнамент)?

— Это мужчина и женщина. Вообще, это старинный свадебный платок. У нас вообще в республике такой платок только один был в музее, да и тот полинял. Я им на самотканом холсте вышила новый, точно такой же, и подарила. А себе потом сделала вторую копию.

— Где вы берете ткань? Это лен или конопля?

— И лен есть, и конопля. Вот, например, старые бабушки умирают, я их ткань покупаю. Это самотканое полотна, старые, залежавшееся в сундуках. Коноплю выращивают сейчас специально только для космонавтов. Им одежду шьют только из конопляной ткани.

— А нитки самые обычные или тоже специальные?

— Нитки я покупаю на рынке, из Белорусии привозят. Они крепкие и их можно стирать, отбеливать.

— Расскажите, а почему вот тут желтый цвет, а тут зеленый? Это что-то значит?

— Это мужское и женское, поэтому так. Есть еще отличие и по цветам на разных платках, потому что один носили до замужества, другие после. Вот, например, на это платке есть олень. Он — символ хорошей семейной жизни.

— Почти вся марийская вышивка — это красные узоры на белом полотне. В этом тоже есть какой-то смысл?

— У мари вся одежда белого цвета, а красный цвет — от сглаза, чтобы пугал и не подпускал к себе зло. Ну еще и потому, что в основном красным цветом вышивали — его проще было достать в старину. Цветов было не так много — где-то синий цвет, где-то красный, где-то коричневый. Я в Индию недавно ездила, вот они натуральным цветом красят.

— Просто отдыхать?

— Меня пригласили туда, в Джейпур. Жили мы там 12 дней и работали в университете ремесла и дизайна. Там очень хорошо, у нас была своя компания — 50 человек мастеров.

— Со всей России или только из Марий-Эл?

— Это от БРИКС (группа из пяти стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика).

— Вам понравился какой-то мастер или группа мастеров из какой-нибудь страны? Может быть из Бразилии, например?

— Ой, Бразилия — нет. Одна вообще не работала, все курила. Они какие-то другие, а китайцы — такие работящие. У них очень тонкая вышивка.

— А вы что-то переняли у них, какие-то приемы?

— Нет, что китайцы делают — уже не в моих силах, у меня глаза не те. Они шелковую нитку напополам делят, маленькую иголку туда и вышивают. Если бы в молодости занялась — да. Я как раз эту технику знаю. Очень красиво они вышивают, как живые картины получаются.

— Вы часто так путешествуете, чтобы опытом делиться?

— В прошлом году форум был в Москве большой — Китай, Казахстан, Россия. А вообще, я хоть куда. По России где только не была. И Сыктывкар, и Ханты-Мансийск, и Новосибирск — везде была. В основном, правда, северные города, потому что финно-угры там живут и ремеслом там в основном занимаются.

— На костюмах и платьях очень старые монеты, вы где берете?

— Да, монеты старые. У матери запасы, которые натуральные я их не продаю, для себя делаю. А так, где-то что-то покупаю или же современные использую.

— Им почти 200 лет!

— Да, чистое серебро. Некоторые чистые, некоторые уже нет.

О СБАДЕБНЫХ ТРАДИЦИЯХ И ЦЕНЕ РАБОТ

— Вышивка в разных районах Марий Эл отличается?

— Горномарийская немного другая. Звениговские почему-то всегда только с лица вышивают, а с изнанки — нет.

— Марийки, выходя замуж, используют вот такие платки или головные уборы?

— Нет, так замуж не выходят сейчас.

— А вы сами замуж выходили в национальной одежде?

— Я белое платье надевала. А потом переоделась в национальное платье, только без головного убора.

— Раньше девушки должны были сами себе сделать?

— Да. Раньше, в XIX веке, головные уборы почти полностью были вышиты, почти не было белого в них. Потом уже со временем начали вышивать белого побольше, упрощали. После революции из рук вырывали вышивку, чтобы не слепли. Женщины не вышивали, глаза берегли. Многие слепли. И из-за этого тихонько-тихонько, совсем перестать вышивать. Сначала на вышивку крестом перешли, а теперь и гладью. Гладь — это вообще не марийская вышивка.

— У вас в основном покупают ваши изделия?

— Нет, я им дарю. Вот платок подарила было. При министерстве культуры там декоративно-прикладного творчества отдел, туда им подарила. Подарила салфетки большие, в Москве тоже большой платок подарила. Эта вещь дорогая, на такую сумму они не купят. Чем дешево кому-то продать, я лучше музею подарю. А сделаю в другой раз себе.

— Вы в рощу ходите?

— Да, в рощу хожу.

— У вас свои места?

— Нет, так свои, да округ наш. У нас у мужа деревня, они никогда не переставали ходить в рощу. Они и в советские времена всегда, каждый год, выходили и сейчас выходят. Это наверное единственная деревня такая.

— А сами носите национальную одежду?

— Конечно, ношу.

— По каким-то определенным дням?

— Не по дням, а по праздникам. В школу приглашают, я это надеваю у меня там костюмчик есть льняной. Я раз одела, пошла. Приходится одевать, потому что я вышивальщица.

— Обычно на свадьбы покупают у вас? Или просто для себя?

— Для себя берут, некоторые для красоты берут. А так-то, на свадьбу, некоторые просят просто так надеть, потом обратно возвращают.

— Сколько стоит такой большой платок двухсторонний?

— Смотря сколько вышивки, меньше вышивки — 10 тысяч. Если же огромная вышивка —тысяч 15. Есть и 25 тысяч. А над теми работами, нам которыми полгода сижу — вообще не продаю.

— Сколько вы продаете в месяц? Или все по разному?

— Я вообще не продаю. Это редко, бывает. Бывает экскурсия приезжает, кукол продаю, иногда салфетки. А так больше дарю, в основном музеям.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG