Ссылки для упрощенного доступа

Газета "Чебоксарская правда", №9

МЕСТНАЯ ХРОНИКА.

От исполнительного комитета.

Сообщаю Вам, господин Председатель, что в дер. Ураково я выезжал, где выяснил, что дом гражданки Добронравовой сгорел в ночь на 24 Марта. Как доказано, пожар произошёл от неизвестной причины; подозрения в умышленном поджоге со стороны служащих ни на кого не заявлено. Разграблений имущества не было. В народе волнений не замечается, и он приглашён мною к спокойствию. Дом Добронравовой был застрахован, по слухам, кажется, в 25000 рублей.

Член Исполнительного Комитета П. Сотниковской Волости
ВАСИЛИЙ ЗАХАРОВ.

Съезд крестьянских депутатов.

Съезд крестьянских депутатов 3-4 мая Чебоксарского уезда постановил:

  1. Стоять за свободную демократическую федеративную республику с одной палатой и признать за всеми национальностями полное право на самоопределение;
  2. Требовать, чтобы вся земля удельная, церковная, кабинетская, монастырская, частновладельческая и земля помещиков перешла из частных рук в общегосударственную собственность без всякой платы и чтобы она была отдана в пользование тем, кто сам будет над ней трудиться. <…>
  3. Отношение к войне. Так как война отнимает у народа самые лучшие силы и даёт возможность буржуазии наживаться и распоряжаться в ущерб крестьянам в опустевших деревнях, пользуясь тем, что никто из оставшихся от военной службы не в состоянии им противодействовать, Съезд крестьянских депутатов Чебоксарского уезда заявляет, что крестьяне впредь не допустят никакой войны, а настоящую бойню считает необходимом окончить при первом удобном случае без всяких денежных и земельных захватов за счёт другого государства. Войну следует окончить на основе самоопределения народов и всемирном братстве трудящихся, но ни в коем случае не прибегать к сепаратному миру.

    А так как никто не осмелится сказать, что трудящемуся народу была выгодна эта война и, наоборот, всем ясно, поскольку она выгодна крупной буржуазии, то в случае, если поднимется вопрос о вознаграждении разорённых и разграбленных стран, как Сербия, Черногория, Румыния, Русская, Польша и т.д., крестьяне считают, что они должны быть восстановлены за счёт имущих классов всех воюющих народов.
  4. Отношение к Временному Правительству, Совету Солдатских рабочих и, в будущем, Крестьянских Депутатов.

    Временное правительство является исполнительной властью, а потому и доверять ему в пределах выполнения его обязательств и воли народа.<…>.
  5. В разрешении рабочих вопросов и законодательств крестьянский депутат должен руководствоваться постановлением самих рабочих, заинтересованных в этом деле, а обязанность крестьян – оказать им надлежащую поддержку.
  6. Требовать всеобщего обучения и права на культурное самоопределение для каждого народа России. Образование должно производиться на государственный счёт во всех учебных заведениях, начиная с высших и кончая низшими.
  7. Выразить сочувствие утверждению государственной монополии хлеба и пожелать, чтобы в самом скорейшем времени установлены были твердые цены на все предметы первой необходимости.

ГОЛОС УЧИТЕЛЬНИЦЫ.

Обвиняют народ учителей в том, что они идут против народа, что они избрали Петрова, что они идут заодно с городскими учителями, что они на первом собрании кричали: «Долой Грасиса», на предложение Грасиса выяснить политическое положение страны. <…>.Сельским учителям ничего не выяснили, кроме того, что мы должны выбрать Петрова, что раз выбрали его служащие земской управы, то мы, учителя, как земские служащие, должны его поддержать. Это было слишком навязано, с чем учителя вовсе потом не согласились и выбрали из своей среды учителя. <…>. Должны учителя сознаться, что поступили неправильно, отвергая предложение Грасиса. Учительство сельское испугалось той характеристики, которую дали представители Чебоксарской публики и боялось высказаться за предложение Грасиса. <…>. Хотя особенно-то учительство и не виновато в том, что оно было не знакомо с мыслями Грасиса, потому что многим не было возможности слушать его лекции. <…>. Они увидали, что его мысли согласны с думой народа, то они изъявили свою признательность. <…>. Я вынесла из митинга такое мнение, что не Грасис восстановил, а городские учителя кричали 14-15 марта против Грасиса и тем восстановили против себя народ, хотя и шумели только городские, думая, что сельские их поддержат.

Среди учителей образовались две партии, одна против Грасиса, признавая его действия нежелательными, восстановляя против него приехавших, которые совершенно его не знают. Если вся Чебоксарская интеллигенция восстала против него, — значит, у них что-нибудь не ладно: они всеми силами стараются подавить хорошее о нём мнение.

ХЛЕБОПЕКАРНЯ ЧЕБОКСАРСКОГО ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО КОМИТЕТА.

Прекрасно устроена лавка для продажи чёрного и белого хлеба. <…>. Но сколько ни смотри на прекрасный вход и выход и на "обновления", в которых публике предупреждается, что белый хлеб по 18 коп. и продаётся по столько-то фунтов на человека, однако всегда и ежедневно у каждого покупателя является чувство возмущения: "что уж такое, как долго". Действительно, иногда стоишь по 3 часа под дождём и уходишь без хлеба: очередь не дошла, "12 часов, пора запирать".

<…>.

За прилавком некогда публику удовлетворять: есть "свои", которым можно белого хлеба отвешивать по 5-7 фун. Им стоит только крикнуть с улицы: "Эй, дядя Еремей". Дядя Еремей выходит, поговорит, получает полтинник и вполголоса: "Иди со двора, я выхожу".

А публика жди, пока Еремей всех своих знакомых, братьев снабдит хлебом. Не смей делать и замечания, что братья и сёстры Еремея должны в очередь вставать, а не со двора получать хлеб. "Ну и без хлеба останешься, и стой…жди…не взвесим"… и докладывает на "ты" дядя Еремей тому, кто делает замечания, хотя претендующий на очередь всех уже и чек получил.

Бывало, один управлялся гораздо скорее и с кассой, и хлебом, теперь целой семьей – трое, четверо морят публику, заставляя себя самозванцами – хозяевами, этими грубыми с иронией замечаниями, раздражая публику, не сдавая сдачи и обещая "не взвесить" хлеба на уплаченные деньги.

<…>.

А справедливость требует ещё и того, чтобы на ярлычках-чеках фунты хлеба обозначались не простыми карандашами, а чернилами или химическими карандашами, так как 11 фунтов, например, легко подправить, у кого найдётся с собой карандаш, на 17 и 27 фун.

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте. Продолжение следует.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG