Ссылки для упрощенного доступа

Не для того присоединяли лес к деревне Орёл, чтобы запретить в нем капитальное строительство. От леса муниципалитету —​ одни убытки, а "перезонировав" его, территорию можно сдавать в аренду, застраивать и пополнять бюджет. Так считает ТАИФ. В Лаишевском суде завершилось рассмотрение дела, в котором исполком района пытался признать незаконным представление прокурора о защите леса в деревне Орёл. Попытка не удалась. Но ощущение, что лес спасён, по-прежнему не возникает.

На 5 июля было назначено очередное судебное заседание по иску исполкома Лаишевского района об отмене представления прокурора, в котором тот требует создать лесничество, разработать лесохозяйственный регламент и вести лесной реестр в отношении городского леса (согласно Лесоустроительной инструкции, к городским лесам относятся леса, расположенные на землях населенных пунктов, неважно: в городе или деревне) у деревни Орёл. Этот лес площадью 259 гектаров арендует ТАИФ.

В этот раз на процессе представитель ТАИФа присутствует. Ему составляет компанию юрист исполкома Лаишевского района. За несколько минут до начала заседания, которое назначено на 9 утра, в здание суда заходит заместитель казанского межрайонного природоохранного прокурора Назим Псардия. Представителей Пригородного лесничества и теруправления Росимущества нет.

Секретарь провожает нас в зал. Представитель исполкома почему-то садится не за предназначенный для истца стол, а на скамеечку и раскладывает документы на столе ответчика — прокурора.

Ждем. Проходит полчаса, судьи все нет. В соседнем зале оживленно и громко спорят — обсуждают, по каким районам и населенным пунктам протекает река Мёша.

— А знаете, исток Мёши где? — вопрошает мужчина. Разговор затихает. - А чёрт знает где!

ИЗ ПРОТОКОЛА И АУДИОЗАПИСИ ИСЧЕЗЛО ХОДАТАЙСТВО ПРОКУРОРА

В 9:35 судья Фания Ширшлина наконец заходит.

В ходе проверки явки выясняется, что Орловское сельское поселение, то есть собственника лесных участков, никто не представляет.

— Не явились. Извещены, — докладывает секретарь.

— Возможно, из-за погодных условий, — защищает коллег представитель исполкома Лаишевского района Михаил Кузнецов. На улице с утра идет дождь.

Судья переходит к рассмотрению дела, но ее останавливает представитель прокурора Псардия.

Прокурор не просил никого привлекать, заявляет судья. На лице прокурора – изумление

— Вы мое ходатайство удовлетворяли в отношении Пригородного лесничества и Росимущества. Я хотел бы узнать хотя бы, дошла до них повестка или не дошла (судя по аудиозаписи, которой располагает редакция, на первом заседании 6 июня Псардия заявил устное ходатайство о привлечении к участию в деле ГКУ "Пригородное лесничество" и Росимущества. Несмотря на возражения истца — исполкома Лаишевского района судья ходатайство удовлетворила. На втором судебном заседании их представителей не было, но вопрос, извещены они или нет, не обсуждался — "Idel.Реалии")

Судья листает дело.

— Нет, у вас таких ходатайств не было.

— В связи с тем, что ответчик (речь об истце — исполкоме — "Idel.Реалии") заявил о привлечении ТАИФа, я заявил о привлечении Пригородного лесничества и Росимущества.

Судья объявляет перерыв и отправляет секретаря прослушать аудиозапись.

Та возвращается. После короткого обсуждения с ней Ширшлина говорит:

— Прослушав аудиозапись, объявляю, что в протоколе все правильно записано. Прокурор не просил никого привлекать.

На лице Псардия изумление. Я, лично изучавшая аудиозапись, сделанную, правда, не судом, а слушателем, удивлена не меньше.

“В ОТЛОЖЕНИИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА ПРОКУРОРУ ОТКАЗАТЬ!”

Представитель ТАИФа Артур Шайхутдинов просит отложить процесс, так как не успел ознакомиться с материалами дела. Мол, повестка поступила в компанию только во вторую половину дня пятницы на прошлой неделе (заседание — в среду).

— Хорошо, мы вам дадим время, чтобы вы ознакомились, — успокаивает Ширшлина. — Вы ни ответчик, ни истец, вы просто заинтересованное лицо.

Просьбу ТАИФа поддерживает прокурор. Говорит, что надо проанализировать документы исполкома и ознакомиться с аудиозаписью первого заседания, потому что точно помнит, что заявлял ходатайство о привлечении третьих лиц. Тут же снова просит привлечь Росимущество и Пригородное лесничество. На этот раз исполком и ТАИФ не возражают. Зато суд отказывает.

Псардия продолжает приводить аргументы для отложения судебного заседания. 30 июня прокурором подано исковое заявление о признании бездействия исполкома Лаишевского района незаконным и обязании выполнить действия по защите леса. Дескать, надо бы его сначала рассмотреть (прокурор повторно подал иск о признании незаконным неисполнения исполкомом района представления, правда, на сайте суда — он оставлен без движения, причем решение принято 3 июля). Стороны не возражают.

— В удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела отказать!

Представитель надзорного органа приводит последний аргумент: отложить рассмотрение дела надо потому, что не явилось Орловское сельское поселение — собственник спорных участков. Ведь в прошлый раз из-за отсутствия ТАИФа процесс перенесли.

— Я вам объясняю, — обращается к Псардия судья. — Мы отложили, потому что представитель ТАИФа не был извещен на то время. А представитель Орловского местного самоуправления на сегодняшнее заседание извещен. Поэтому в вашем ходатайстве об отложении судебного разбирательства суд определил отказать.

Вдобавок судья отказывает и мне в просьбе о фотосъемке, поскольку возражают представители сторон — Шайхутдинов и Кузнецов, и переходит к рассмотрению дела.

НЕ ГОРОДСКОЙ ЛЕС, А КУЛЬТУРНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ ЗОНА

Полномочий по разработке лесохозяйственных регламентов у исполкома нет. Этим занимается Минлесхоз Татарстана. Границы лесничеств устанавливаются Рослесхозом, объясняет позицию исполкома Кузнецов. Наличие городского леса на территории Орловского сельского поселения, по его словам, прокурором не доказано. А согласно правилам землепользования и застройки поселения спорные участки относятся к зоне Р3 — зоне культурно-оздоровительного назначения.

— В соответствии с Лесным кодексом, статьей 23-й лесничества должны располагаться либо на землях лесного фонда, либо на землях населенных пунктов, но только на тех, на которых расположены городские леса, — приводит доводы ТАИФа Шайхутдинов. — Городские леса — определения такого понятия в законодательстве не существует. Есть только правовой режим данных лесов, которые отнесены к городским лесам. Причем этот правовой режим запрещает там любые виды деятельности практически, размещение любых объектов капитального строительства, кроме гидротехнических сооружений.

Наши земельные участки, когда они находились на землях лесного фонда, имели более облегченный режим лесов. Они не относились ни к лесопаркам, ни к городским лесам. Они, если не ошибаюсь, являлись лесами нерестоохранных зон, и там были разрешены в том числе объекты капитального строительства, такие как линии электропередач, другие линейные объекты, также гидротехнические сооружения. И режим пользования данными земельными участками, который закреплен в нашем договоре аренды, был более благоприятен для наших видов деятельности (здесь следует отметить, что благоприятный режим пользования арендуемыми лесными участками у ТАИФа появился в результате принятия Кабмином РТ распоряжения №543-р от 18.04.2011, в результате которого лесной фонд был переведен из лесопарковых зон в нерестооохранные полосы, причем "в целях размещения объектов XXVII Всемирной летней универсиады 2013 года в г. Казани"; правовой режим лесопарковых зон в части возведения объектов капитального строительства — такой же, как у городских лесов — "Idel.Реалии"). Соответственно мы брали эти участки только для осуществления рекреационной деятельности. Мы считаем, что данные земельные участки после перевода в земли населенных пунктов не могли быть отнесены к землям, на которых расположены городские леса.

Главный аргумент, которым Шайхутдинов завершает свою речь, заключается в том, что органы местного самоуправления сами определяют, как будет использоваться территория, присоединенная к населенному пункту. На территории присоединенного леса установлена зона Р3, которая предусматривает культурно-оздоровительные цели.

ПРОКУРОР ЗАЩИЩАЕТ ЛЕС НЕ ОТ ТАИФА, А ОТ БОЛЕЗНЕЙ

— Несмотря на то, что данные земли переведены в земли населенных пунктов, лес, как ценность, не утратил свою силу, — берет слово Псардия. — В этом наше представление и заключается, что в случае бездействия лес как ценность потеряет свои свойства. Чтобы лес сохранял свои свойства, за ним нужен уход и защита. В случае совершения каких-то правонарушений, в случае заболеваний деревьев у нас на сегодняшний день нет уполномоченного органа, который бы следил за защитой и воспроизводством данных лесов.

Зампрокурора заверяет суд, что своим представлением надзорный орган никоим образом не намерен препятствовать использованию участков в культурно-оздоровительных целях, как того хочет ТАИФ:

— Мы говорим только о самом лесе, как об экосистеме, которую надо защищать.

— У вас требования в представлении не конкретизированы, - отмечает судья (в тексте представления сначала перечислены нарушения, а затем прокурор требует представление рассмотреть и принять меры , направленные на устранение допущенных нарушений — "Idel.Реалии"). — Что требуете?

— Утвердить лесохозяйственный регламент на пять указанных в представлении земельных участков, вести государственный лесной реестр, создать лесничество на данных участках.

— Фактически там лес есть? Не отрицают стороны? Исполком?

— И сегодня никто не отрицал, что там лес имеется. Не какие-то отдельные лесные насаждения, а именно лес полноценный, — отвечает Псардия. Другие стороны молчат.

Судья исследует материалы дела — процесс движется к финалу.

"МЫ МОЖЕМ ВСЮ ЭТУ ТЕРРИТОРИЮ ПОТЕРЯТЬ"

В прениях исполком и прокурор повторяют свои доводы, а ТАИФ развивает мысль.

Та древесная растительность, которая находится на земельных участках, по словам Шайхутдинова, не имеет статуса городского леса. Правой статус территории земель населенных пунктов определяется только градостроительным зонированием. А зонирование Орловского сельского поселения "не может не предполагать существования хоть какого-то капитального объекта".

— Если мы на секундочку хотя бы признаем данную территорию территорией, на которой расположен городской лес, то в силу статьи 105 Лесного кодекса мы увидим прямой запрет на размещение на данной территории любых капитальных сооружений, кроме гидротехнических сооружений. Таким образом, требования прокуратуры фактически направлены против градостроительного зонирования, которое было утверждено Орловским сельским поселением.

Муниципалитет с самого начала не выказывал желания разместить на землях лесфонда городской лес

Кроме того, продолжает настаивать на своем представитель ТАИФа, федеральные органы власти согласовали перевод участков из земель лесного фонда в земли населенных пунктов, причем - в культурно-оздоровительных целях. И ни в момент перевода, ни после муниципалитет не выказывал желания разместить на них городской лес.

— Наличие городского леса на территории населенного пункта — это бремя для населенного пункта! Его надо содержать. Он не может приносить никаких доходов, — доступно объясняет суду, почему ситуация с городскими лесами в республике столь плачевна, Шайхутдинов. Зато теперь, после того как Росимущество безвозмездно (!) передало 259 гектаров леса в собственность Орловскому сельскому поселению, последнее будет получать от ТАИФа арендную плату и пополнять свой бюджет. Что до ухода за древесно-кустарниковой растительностью, так он, мол, может осуществляться в рамках утвержденных правил землепользования и застройки и правил благоустройства территорий.

— Лесохозяйственный регламент — это мероприятия, которые мы планируем на несколько лет, — вновь пытается возражать прокурор. — рак-серянка (болезнь сосны, возбудителями которой являются ржавчинные грибы — "Idel.Реалии"). Допустим, у нас на какой-то определенной территории деревья заболели данной болезнью. Кто? Ни одного органа нет, который будет сейчас выполнять эти мероприятия! У нас есть участки, там в Арском районе и так далее, где, бывало, и по несколько гектаров вымирало деревьев. Приходилось вырубать. Если вовремя не произвести какие-то защитные действия, мы можем всю эту территорию потерять. И кто потом ответит, я не знаю. Потом только прокуратуру, наверное, и вспомнят.

После затянувшегося совещания судья объявляет, что заявление исполкома о признании представления прокурора незаконным удовлетворяет частично.

В представлении прокурор, кроме всего остального, требовал от исполкома решить вопрос о привлечении виновных должностных лиц муниципального органа к дисциплинарной ответственности. Именно это требование суд признал незаконным (такова судебная практика, подтвердит позже Псардия: привлекать к дисциплинарной ответственности или нет — право органов местного самоуправления). Требования же прокурора разработать лесохозяйственный регламент, создать лесничество и вести государственный лесной реестр остаются в силе.

Вот только будет ли их исполнять Лаишевская власть? Ведь иску прокурора о признании ее бездействия незаконным в суде вновь не дали хода.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG