Ссылки для упрощенного доступа

В аннексированном Россией Крыму суд арестовал на десять суток 76-летнего активиста с болезнью Паркинсона. Вся вина крымского татарина Сервера Караметова заключалась в том, что он вышел с одиночным пикетом к зданию суда, где рассматривалось уголовное дело одного из лидеров крымско-татарского народа Ахтема Чийгоза.

"Вы совершаете преступление, ребята", – говорит полицейским один из активистов. В руках он держит телефон, на который снимает происходящее. Вокруг еще полтора десятка крымских татар, в руках телефоны. Из задних рядов раздается: "Позор!" Но никто не подхватывает, все растеряны и не знают, что делать. Пожилой человек начинает спорить с полицейскими: "Он же в одиночном пикете стоял". "Да, стоял", – объясняет торопливо офицер. В это время упирающегося 76-летнего Сервера Караметова втискивают в автомобиль. "Пикет тоже относится..., – не очень убедительно начал снова объяснять офицер, понял, что говорит не о том. – Он же не где-то, а у здания суда".

Полицейские уходят, один из них уносит свернутый трубой плакат, с которым стоял Караметов. На плакате надпись: "Путин и Аксенов, наши дети, Ахтем Чийгоз, не террористы! Хватит обвинять крымских татар". Автомобиль с задержанным уезжает. Крымские татары возвращаются во двор Верховного суда Крыма, где Караметов стоял с плакатом.

В это время в зале суда заместитель председателя запрещенного в России Меджлиса крымских татар Ахтем Чийгоз произносил последнее слово перед приговором. Чийгоза судят уже больше года по обвинению в организации массовых беспорядков. 26 февраля 2014 года крымские татары, организованные Меджлисом, и проукраинские активисты провели митинг перед зданием Верховной Рады Крыма, выступая за целостность Украины.

Читайте также
Обвинение просит для замглавы Меджлиса крымских татар Ахтема Чийгоза 8 лет колонии строгого режима

В ответ руководитель партии "Русское единство" Сергей Аксенов (нынешний глава Крыма – РС) вывел против митингующих боевиков созданного им "Народного ополчения", казаков, из Севастополя на нескольких автобусах приехали пророссийские активисты, частью которых оказались сотрудники частных военных компаний. В результате произошли столкновения, которые почти через год превратились в уголовное дело о массовых беспорядках, в организации которых обвинили Чийгоза.

Ахтем Чийгоз
Ахтем Чийгоз

"В период оккупации Крыма крымские татары совместно с другими гражданами Украины, несмотря на многочисленные провокации со стороны этих сил, похищения, убийства, обыски, аресты, запрет на проведение памятных траурных дат, огромные штрафы за малейшее проявление активности, несмотря на применение широких репрессивных методов, продолжали и продолжают выполнять свой гражданский долг", – говорил в последнем слове Чийгоз.

Из-за болезни Паркинсона ему с трудом удается контролировать речь и движения, офицер просто не стал ждать

Поддержать его пришли на последнее перед приговором заседание суда десятки крымских татар, в том числе Сервер Караметов. Он встал у крыльца Верховного суда с плакатом, но простоял недолго. К нему подошли пятеро полицейских, офицер стал убеждать старика, что тот нарушает закон России. Караметов несколько раз попытался ответить, но не смог: из-за болезни Паркинсона ему с трудом удается контролировать речь и движения, офицер просто не стал ждать, пока он что-то произнесет.

Акция в поддержку Ахтема Чийгоза
Акция в поддержку Ахтема Чийгоза

"Вы нарушаете закон", – обратился он к Караметому. Старик с трудом ответил: "Как это нарушаю. Одиночный пикет разрешен". "Кто тебе сказал?", – спросил полицейский. "Путин, Путин разрешил", – Караметов стал размахивать руками. Отличить движения здорового человека от болезненных было нельзя, и полицейские сразу же его задержали: двое взяли под руки и с силой потащили к машине. Караметова увезли сначала в отдел полиции и в этот же день доставили в Железнодорожный районный суд Симферополя. За все время до суда его ни разу не покормили и не разрешили выйти в туалет.

Караметому предъявили обвинение сразу по двум статьям Административного Кодекса России: по части 1 статьи 20.2 за нарушение порядка проведения пикета и по части 1 статьи 19.3 за сопротивление полиции. Судили крымского татарина два дня, в первый день заседание завершилось в десять вечера. Вела заседание судья Марина Колоцей, назначенная указом президента Владимира Путина в Железнодорожный районный суд Симферополя в конце февраля 2017 года. "Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастной и справедливой, как велят мне долг судьи и моя совесть", – приводит пресс-служба суда клятву, которая при этом произнесла Колоцей.

В суде Караметову стало плохо, вызвали "скорую помощь", после чего суд продолжился

Традиционно судебная практика в России по статье о нарушениях правил проведения пикетов и митингов такова, что все свидетельства обвинения заключаются в протоколе задержания участников полицией. В суде действует презумпция веры сотрудникам полиции и документы, оформляющие задержание, используются в качестве доказательства вины. В деле Караметова протокол, который оказался в материалах дела, отличался от копии, которую выдали крымскому татарину в полиции. Капитан полиции Ольга Кравчук, которая составляла протокол, объяснила, что она дописывала его уже после выдачи копии. Делала она это из-за жары. Судью объяснения удовлетворили.

После того как свидетель Игорь Буценко, чья подпись в качестве понятого стоит в протоколе, заявил, что он документ не подписывал, адвокат Эмиль Курбединов потребовал изъять его из материалов дела, а полицейским вынести частное определение за подлог. Вместо этого судья признала Караметова виновным и назначила ему штраф в 10 тысяч рублей. Нарушением Колоцей посчитала проведение пикета на территории, прилегающей к суду, что запрещено законом "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях". В суде Караметову стало плохо, вызвали "скорую помощь", после чего суд продолжился. Из суда его отпустили, когда уже было темно.

Ни один из сотрудников полиции не смог назвать исключительные обстоятельства для задержания, как того требует закон

На следующий день Караметова судили за неповиновение полиции в том же Железнодорожном суде, заседание вела та же Марина Колоцей. "Согласно протоколу об административном правонарушении..., Караметов Сервер находился... возле здания Верховного суда Республики Крым, где оказал неповиновение законному требованию сотрудника полиции, что выразилось в отказе пройти в служебный автомобиль, прекратить пикетирование, а также прекратить противоправные действия", – говорится в решении суда.

Все полицейские, которые задерживали Караметова, в том числе руководивший ими начальник общественной безопасности Симферополя Андрей Сергиенко, утверждали, что силу к пожилому крымскому татарину не применяли. Впрочем, сказать, за что был задержан Караметова, они тоже не смогли: им, мол, показалось, что он пытается вырваться. Уже после приговора, в апелляционной жалобе, защита крымского татарина писала: "Ни один из сотрудников полиции не смог назвать исключительные обстоятельства для задержания, как того требует закон. При допросе лица, составившего протокол о доставлении, выяснилось.., что основанием для доставления Караметова послужило не задержание, а невозможность составить протокол об административном правонарушении на месте. При этом, что препятствовало составлению протокола на месте, пояснить не смог".

Когда судья выносила решение по второму обвинению против Караметова, она сослалась на оперативную видеозапись его задержания. Запустить диск с видео в суде не смогли, тогда его закачали на телефон судебного пристава и смотрели с телефона.

Я вину не признал, потому что я невиновен. Но я эти суды давно знаю

"Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности", – зачитала судья при вынесении решения и назначила 76-летнему Серверу Караметову десять суток административного ареста. Из суда крымского татарина увезли сразу в ИВС. Перед отъездом он вышел к забору вокруг суда, дверь специально закрыли, за забором стояли десятки крымских татар, пришедших поддержать Караметова, во двор их не пускали. "Я вину не признал, потому что я невиновен, – заявил Караметов. – Но я эти суды давно знаю".

Сразу после приговора защита Караметова заявила, что будет обжаловать решение суда. "Конечно будем обжаловать. Скорее всего, все оставят в силе. Не мудрено!" – отметила юрист Эльвина Семедляева. Апелляционную жалобу подали на следующий день. "В апелляции указали все, с чем мы были не согласны, все процессуальные нарушения, и указали моменты, связанные с возрастом и состоянием здоровья Караметова. До последнего будем надеяться на то, что административный арест ему заменят штрафом", – заявила при этом юрист Лиля Гемеджи.

Участники марафона при этом фотографируются с десятирублевыми монетами: штрафы в Крыму планируется выплачивать монетами такого номинала

В Киеве в этот же день глава Меджлиса и депутат Верховной Рады Украины Рефат Чубаров подал обращение в прокуратуру Крыма, которая базируется в украинской столице. "В обращении указано, что представители незаконно созданных на временно оккупированной территории Автономной Республики Крым, в городе Симферополе структур, с применением насилия задержали 76-летнего ветерана национального движения Сервера Караметова, который осуществлял мирный одиночный пикет у здания "Верховного суда Республики Крым", с требованием освобождения украинских политзаключенных", – говорилось в сообщении. В ответ надзорное ведомство начало досудебное расследование "по признакам уголовных преступлений, предусмотренных статьями 146 (незаконное лишение свободы) и 340 (незаконное препятствование организации или проведению собраний, митингов, шествий и демонстраций) Уголовного кодекса Украины".

Штраф для Сервера Караметова, по всей видимости, соберут с помощью набирающего силу "Крымского марафона", – акции, в рамках которой активисты, мусульмане и все сочувствующие собирают средства для уплаты административных штрафов по политическим обвинениям на полуострове. Деньги собирают в Украине, России, Турции. Участники марафона при этом фотографируются с десятирублевыми монетами: штрафы в Крыму планируется выплачивать монетами такого номинала.

Адвокаты и крымско-татарские активисты намерены придать делу Караметова максимальную огласку, но при этом не рассчитывают на отмену ареста во время апелляции. Караметова задерживали и раньше. Последний раз 18 мая, во время годовщины депортации крымских татар. Он встал на главной площади Симферополя с крымско-татарским флагом и портретами депортированных родственников.

Задержание Сервера Караметова 18 мая
Задержание Сервера Караметова 18 мая

Его задержали сотрудники полиции, отвезли в отдел, взяли объяснения и через три часа отпустили, не предъявив никаких обвинений. "Как раз третий год нам не дают даже цветы поставить. У нас памятник в Симферополе – туда тоже не пускают третий год. Как Россия пришла, вообще не пускают никуда. Я встал возле памятника Ленину со своим флагом (крымско-татарским – РС). Потом нас увезли, и три часа держали, и без протокола отпустили", – рассказал он тогда после выхода из отдела полиции.

Источник: Радио Свобода

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG