Ссылки для упрощенного доступа

"Idel.Реалии" продолжают проект о людях, столкнувшихся с зависимостью. Наши гости из всего Поволжья рассказывают, как проходит их реабилитация, в чем ее особенности и как на фоне этого сохранить рассудок.

"Ты выходишь совершенно сумасшедшим: вокруг машины ездят, люди ходят, пивнушки везде". История 1.

История 2.

Александр Бережной — специалист по зависимостям и созависимостям — больше двадцати лет занимается реабилитацией алкоголиков. На его счету сотни действительно спасенных жизней. Мы поговорили с ним в рамках проекта о реабилитации зависимостей и узнали, что из себя представляет алкоголизм, как сложно его лечить и чем он отличается от наркомании.

Всю Казань, как и любой город, по словам Александра Бережного, можно разложить на шесть категорий. Есть люди вообще не пьющие. Есть употребляющие, которым нужен повод. Следующая категория — злоупотребляющие. Им не нужен повод. После этого начинается первая стадия алкоголизма.

Александр Бережной
Александр Бережной

— У меня есть клиентка — бизнес-леди. У нее напряженный график, много подчиненных, преуспевающая фирма. Пять лет назад она как обычно забрала ребенка, приехала домой, взяла спортивную сумку, чтобы поехать в фитнес-клуб и снять напряжение после тяжелого дня. Тут она подумала о лени, усталости, нежелании ехать. Тогда она открыла шкафчик, налила стопку коньяка, отломила шоколадку, выпила. Она говорит, что вдруг обнаружила эффект полного расслабления. То же она испытывала после часовой тренировки в спортзале. Она рассказывала: "Я бы сейчас ехала по пробкам до фитнес-центра, час там, столько же на дорогу обратно, а тут я почувствовала расслабление моментально. Как будто куда-то съездила..." Через два месяца эта женщина обратилась ко мне. Она уже не могла расслабиться без алкоголя. Терпит три дня, не выдерживает и выпивает. Вот так незаметно приходит алкоголизм, — рассказывает Александр Бережной.

Для выведения алкоголя из организма нужно три недели или 21 день. Некоторые из нас практически не трезвеют годами

За те двадцать лет, что он занимается реабилитацией, встречались разные случаи, и итоги этих историй также различны. По его словам, очень ценны люди, обнаружившие проблему на этапе ее зарождения.

— Ко мне пришел как-то раз человек, который в первый раз в жизни сел с похмелья за руль, чтобы перегнать машину жены с одного двора в другой. На следующий день он был у меня и сказал примерно следующее: "У меня проблема, я докатился. Я ненавидел всех, от кого разит запашок, а они прутся за руль. Это безнравственно и подло. Вчера я сам сел. Это дно. Помоги". Сейчас человек не пьет три года, — говорит специалист.

Причины же алкозависимости по началу до боли просты: пятница, вечер, конец рабочей недели; суббота — выходной. Для выведения алкоголя из организма нужно три недели или 21 день. Так, некоторые из нас практически не трезвеют годами.

— Он работал, терпел всю неделю, в пятницу расслабился, выпил, в субботу продолжил, в воскресенье отлежался, а с понедельника все сначала. Когда он попробовал не пить три недели, в первую было легко, гордился с собой. На второй неделе стало не комфортно, то ключи забудет, то еще что-нибудь. В третью неделю понял, что он просто терпит. Он говорил так: "Машина едет, пока есть бензин. Мой бензин закончился. Меня это поразило и испугало. Я понял, что это первая стадия алкоголизма", — вспоминает Александр Бережной.

ИЗ ЗЛОУПОТРЕБЛЯЮЩЕГО В АЛКОГОЛИКА

Когда, в таком случае, человек из злоупотребляющего превращается в алкоголика? Как говорит специалист по зависимостям и созависимостям, каждый случай всегда индивидуален. Склонность к алкоголизму зависит как от генетики, так и от социального фона, в котором находится человек.

— До сих пор очень много институтов по всему миру изучают алкоголизм. Пока он до конца не исследован. У меня были разные случаи. К примеру, два брата в одной семье. Одна и та же генетика, сидели в школе за одной партой, поступили в один институт, даже дружили с двумя сестрами. Вместе начали пробовать алкоголь, только один спился, а другой — нет, — утверждает специалист.

При этом, по словам Александра Бережного, ни один из алкоголик не хотел им становиться, когда употреблял разово. Далее постепенно происходит переход к болезни. Самостоятельно человек уже ничего не может с этим сделать. В этом случае важно вовремя обнаружить проблему.

Я много пью? Вот Витька много пьет, а я — нет

Как и любая болезнь, алкоголизм обладает своей симптоматикой. В случае гриппа — это кашель, температура, озноб. В случае алкоголизма — отрицание, приуменьшение, проекция на других, например, "Я много пью? Вот Витька много пьет, а я — нет".

— Чаще всего человеку нужно потерять практически все, чтобы он сам осознал наличие проблемы и пошел лечиться. Как правило, до такого осознания люди просто не доживают: они умирают, их убивают, сажают. Родственники, которыми я также занимаюсь, могут человека спасти в этом случае. То есть, подтолкнуть, замотивировать, где-то закрутить гайки, — считает Александр Бережной.

Существует специальная технология о том, как замотивировать человека на лечение. Этот метод называется интервенция. Он подразумевает работу родственников над тем, чтобы смотивировать человека на лечение. Они знают сильные и слабые стороны человека, знают, к кому он прислушивается. Так, они собираются вместе с зависимым и предлагают ему попробовать обратиться за помощью со словами: "У тебя нет проблем. Они у нас. Нам трудно с тобой жить. Попробуй, ты ничего не потеряешь". Как заверяет Александр Бережной, это весьма успешный метод. Стоит человеку прислушаться к такой группе поддержки и побеседовать с экспертом, как он начинает задумываться о возможном существовании болезни.

У тебя нет проблем. Они у нас. Нам трудно с тобой жить

— Обычно ко мне обращаются через родственников, знакомых. Сначала они договариваются со мной о встрече, а потом отправляют алкозависимого. В принципе, когда человек приходит, я объясняю, что у него не насморк, рассказываю про алкоголизм на многих примерах. Мы раскручиваем эти ситуации и выясняем, что его болезнь куда сложнее, чем он себе представлял, — рассказывает специалист по зависимостям и созависимостям.

ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ АЛКОГОЛИК ОТ НАРКОМАНА

Здесь немаловажно определиться, на какой стадии находится человек. Как говорит, Александр Бережной, первая наступает, когда начинают страдать какие-то сферы жизни: от провалов в памяти до рассеянности и от пренебрежения своими обязанностями до абстрагирования. Она проходит незаметно, но здесь человек еще может сам себя остановить. Вторая и тем более третья стадии более явные. На этих этапах страдающий алкоголизмом сможет остановиться только при помощи врачей.

— Есть такая шутка у профессионалов: "Чем отличается алкоголик от наркомана? Да ничем, они оба украдут у вас деньги, только наркоман будет помогать их искать". В последние лет пять я все чаще сталкиваюсь с понятиями героиновой наркомании, канабисной наркомании, алкогольной наркомании. Весь мир как будто перестал различать эти вещи. Отличия не существенные, но они все же есть, — считает Александр Бережной.

По его словам, алкоголизм развивается дольше наркомании. К тому же, деградация у алкоголиков стабильнее, а сама проблема алкоголизма стала для нас социально приемлемой, чего не сказать о наркомании. Но как не странно, и те, и другие проходят через одни и те же этапы реабилитации.

Алкоголь растворяет отношения, дома, семьи, жизни. Так потихоньку он отнимает у человека все

— Сама по себе реабилитация — это осознание своего дна. У человека просто нет ресурсов дальше так жить. Это может быть связано с долгами, со здоровьем, с отношениями с близкими. Это потеря и контроля над употреблением, и над жизнью. Человек не хочет так жить, но живет. Это напрямую связано с зависимостью, с болезнью, — уверен специалист.

В реабилитации, как считает Александр Бережной, очень важно научить человека тому, что у него отнял алкоголь. Постепенно он отвыкает трезво общаться, ему обязательно нужно выпить, чтобы раскрепоститься. Он не может снять напряжение на трезвую голову, не может противостоять мнению других.

— Алкоголь самый сильный растворитель. Он растворяет отношения, дома, семьи, жизни. Так потихоньку он отнимает у человека все. В реабилитации задача команды психологов и консультантов обучить, запустить момент восстановления, — рассказывает Александр Бережной.

ОТ РЕАБИЛИТАЦИИ ДО АБИЛИТАЦИИ

Помимо привычного и частого понятия "реабилитация" в практике психологов фигурирует термин "абилитация". Если реабилитация подразумевает перезапуск, восстановление, то абилитация предполагает обучение человека новой жизни. То есть, дать вновь почувствовать вкус этой жизни, ее необходимость, почувствовать себя важным и нужным. Как бы тривиально не звучало, но эта задача одна из первостепенных в работе с зависимыми людьми.

В основе своей процесс так называемого восстановления включает три этапа: детоксикация, первичная реабилитация и социальная реабилитация. На каждом этапе работает новая команда.

Детоксикация. Это вывод человека из состояния нетрезвости. Когда уровень алкоголя в организме достигает максимальных значений, перестраивается работа головного мозга человека. Он искаженно видит и слышит окружающих. Врачи с помощью лекарств, уколов выгоняют лишние вещества. Это и есть первый этап лечения.

Реабилитация первичная. Здесь с человеком работают психологи. Александр Бережной считает, что на этом этапе очень эффективна групповая работа — такие же как он реабилитанты делятся своим опытом выздоровления, консультанты так же, как и он прошли через реабилитацию, а сейчас помогают другим. Первичная реабилитация подразумевает обучение человека навыкам трезвой жизни.

Реабилитация социальная. Подразумевает погружение человека в трезвую жизнь и наблюдение на этапе его приживания в новом мире. Здесь он уже находится дома, посещает постлечебную программу, вечером ходит на анонимные группы, выбирает себе наставника, ведет дневник.

Для алкореабилитации на одного человека от и до полного выздоровления необходимо порядка двух лет

— Все это довольно длительный процесс. Американцы, к примеру, считают, что на первый этап — детоксикацию — нужен месяц, от трех до шести месяцев на первичную реабилитацию и от полутора лет на социальную. По зарубежным программам для алкореабилитации на одного человека от и до полного выздоровления необходимо порядка двух лет. Только через это время пьяный и грязный алкоголик становится достаточным членом общества, — уверен Александр Бережной.

О стабильной ремиссии, по его словам, можно говорить только через полтора-два года, не раньше. До этого периода человек-реабилитант все еще подвержен срывам. А срыв — это активизация болезни. Некоторые переживают их несколько раз, прежде чем обретут стабильную трезвость.

— Для своих клиентов я предлагают три варианта: легкий, средний и тяжелый. Легкий — госпитализация в центр. Там человек погружен в программу 24 часа в сутки под присмотром специалистов. Здесь не нужно ни о чем думать, все уже готово. Средний способ — никуда не ложиться и подключиться к реабилитационной амбулаторной программе. Они есть в Казани. Человек все это время живет дома, утром приходит на программу, занимается с психологами, вечером приходит на группу и возвращается домой спать. С утра до вечера человек занят реабилитацией, но ночью он дома. Его не госпитализируют и он свободен в плане передвижений. Самый жесткий и самый трудный путь — не уходить из семьи, оставаться дома, ходить на работу, но регулярно несколько раз в неделю встречаться со мной и продолжать индивидуальную работу, — рассказывает Александр Бережной.

Как правило, по его словам, человек выбирает последний вариант. Некоторые справляются, не сталкиваются со срывами и успешно приходят к ремиссии. Многие же наоборот, не могут совладать с собой. В таких случаях специалист предлагает перейти им на второй вариант лечения — амбулаторная реабилитация. Если же и в этом случае человек все еще сталкивается со срывами, ему рекомендуют лечь в центр. Александр Бережной признается, что часто болезнь у людей запущена и лучше сразу бежать в центр, дабы просто выжить.

— Я знаю человека, которому врачи поставили диагноз "не жилец". Ему давали полгода. На тот момент он пропил две квартиры, развалил две семьи, похоронил родителей и бомжевал уже два года. Когда его взяли в последнюю наркологию, врачи сказали, что проживет он еще недолго, в районе полугода. Печень была в прицирозном состоянии, сердце сдавало. Нет, наверное, болезней, которых у него не было. Врачи говорили, что если он протянет год — это уже чудо. Тогда он обратился за помощью в реабилитацию. Человек благополучно живет до сих пор, уже не один десяток лет, — говорит Александр Бережной.

ФЕЙКОВОЕ СРЕДСТВО ПРОТИВ БОЛИ

Алкоголь — анестезия. Он позволяет не чувствовать боль, но как только выходит из организма, все болезни вновь появляются. Многие реабилитанты жалуются, что были здоровы, пока не бросили, ничего не беспокоило. А сейчас как будто нет живого места. Это Александр Бережной называет самообманом.

— Любая реабилитация — общий мир. Неважно, какие люди там оказываются. Все они подпадают под одну линейку. Там стираются рамки национальности или ментальности. Существует предубеждение, что в России много пьют. На самом же деле, мы пьем не больше других стран. В этом смысле алкоголизм — интернациональная проблема, решать которую нужно не локально, — заверяет специалист.

Исходя из опроса "Левада-центра" от 2017 года, треть россиян вообще не пьёт, а ещё треть употребляет алкоголь не чаще раза в месяц, и лишь 6% пьёт несколько раз в неделю. По данным Минздрава, на начало 2017 года потребление алкоголя в стране снизилось до 10 литров на взрослого человека в год, тогда как рекомендованная Всемирной организацией здравоохранения норма составляет 8 литров.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG