Ссылки для упрощенного доступа

Зеленодольский городской суд сегодня приступил к рассмотрению искового заявления исполкома Айшинского сельского поселения к главе местной цыганской общины Яношу Кальдарасу, с которого требуют свыше 300 тысяч рублей за снос цыганских домов в августе этого года. На сегодняшнем заседании подрядчик, занимавшийся сносом построек, не смог с уверенностью сказать, какие конкретно работы велись на участке Кальдараса, а представитель последнего заявил, что материальный ущерб от сноса домов превышает стоимость самих работ. На суде побывали журналисты "Idel.Реалии".

Еще 16 марта Зеленодольский городской суд постановил снести четыре дома цыган в поселке Айша, признав их незаконными постройками. Они находились на участке, принадлежащем главе местной цыганской общины Яношу Кальдарасу. С исковыми требованиями о сносе домов в суд обратился исполком Айшинского сельского поселения.

Его представитель Юлия Нечаева в суде заявила, что эти дома не зарегистрированы. Кроме того, она констатировала, что основанием для проверки цыганских домов стали народные сходы граждан, на которых якобы высказывались претензии в адрес цыган. Нечаева настаивала, что дома подлежат сносу, поскольку они централизованно не подключены к коммуникациям. Кроме того, добавляла она, нарушены правила пожарной безопасности, так как расстояние между домами составляет менее 15 метров.

Представитель Кальдараса — сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права" юрист Андрей Сучков — в суде отмечал, что экспертное заключение, на которое ссылался исполком, подтверждая незаконность построек, подготовлено ненадлежащим образом, так как "у эксперта отсутствовал опыт проведения судебных пожарно-технических экспертиз и в соответствии с образованием не имеется познаний в этой области".

Судья Светлана Левченко удовлетворила исковое заявление исполкома Айши и постановила снести четыре дома цыган за свой счет в течение двух месяцев с момента вступления решения в законную силу. В общей сложности, весной этого года Зеленодольский городской суд постановил снести 18 домов цыган в поселке Айша.

Верховный суд Татарстана признал законными решения суда первой инстанции, и в начале августа цыгане сами начали сносить признанные судом незаконные постройки, чтобы не платить за это исполкому Айши.


Третьего августа на территорию цыган в Айше приехали судебные приставы, полицейские, сотрудники ОМОНа с собаками и муниципальная техника. Цыгане не успели снести несколько домов, и этим занялись уже муниципальные власти. В результате сноса домов цыганами и муниципальной техники на земле цыган осталось 5 домов из 25.

— Снос назначили на 6 утра, — рассказывал тогда юрист Сучков. — Примерно в 6:15 приехал КАМАЗ с омоновцами и собаками, которые сразу оцепили всю территорию, чтобы никто не смог на нее попасть. Также приехала полиция, пригнали автозак на случай задержаний. Приставы пришли в сопровождении собственного спецназа в касках. На место заехали два погрузчика "Амкодор" с большими ковшами спереди и КАМАЗы. При сносе присутствовали главный пристав Зеленодольска и заместитель главы Зеленодольского района Александра Тыгина.

Андрей Сучков остался недоволен тем, что местные власти утилизировали доски, которые цыгане намеревались использовать для постройки новых домов или в качестве дров.

— Если приставы приехали исполнять судебное решение, если у властей имеются полномочия на снос незаконно возведенных строений, то они никак не имели права на собственность жителей этих домов. На каком основании служба судебных приставов отнесла хороший строительный материал к строительному мусору, непонятно, — отмечал Сучков.

Он тогда подчеркнул, что цыгане "вынуждены будут при наличии, как минимум, имевшихся в наличии дров снова платить за новые дрова этой зимой".

— Приставы сказали цыганам, что выкинут все на свалку, а они потом могут зимой забрать оттуда эти доски для отопления своих домов. Цыгане при мне ответили, что они не ходят по свалкам, — резюмировал Андрей Сучков.

"СНОС ДОМОВ БЫЛ ПРОВЕДЕН ЧЕТКО С ПЛАНОМ"

22 августа исполком Айшинского сельского поселения обратился в суд с просьбой взыскать с главы цыганской общины Яноша Кальдараса 337 тысяч рублей за снос четырех домов на его же участке.

На суде представитель исполкома — председатель поселения — Ольга Балаева заявила, что общая стоимость работ на четырех цыганских участках составила чуть больше 1,5 млн рублей.

Помимо представителя власти, на суде присутствовали также директор подрядной организации – ООО "Коммунальное хозяйство" – Азат Нигматуллин, ответчик Янош Кальдарас и его представитель Андрей Сучков.

В начале заседания судья Раушания Ерулаева зачитала иск. В нем сказано, что "исходя из того, что Кальдарас в установленный судебным решением срок самовольно возведенные строения добровольно не снес, исполнительный комитет Айшинского сельского поселения принял решение об исполнении требований самостоятельно с последующем взысканием понесенных расходов с должника".

В иске администрация поселения просит взыскать с Кальдараса 337 тысяч рублей и "в целях обеспечения заявленных исковых требований наложить арест на имущество, принадлежащее Кальдарасу". Ольга Балаева также заявила, что иск исполкома полностью поддерживает.

— Снос домов был проведен четко с планом, под наблюдением судебных приставов. Можно четко и уверенно говорить, что все действия по сносу были четко скоординированы. Сумма обоснована договором и приложением к договору, — заявила женщина.

Выполняла работы компания "Коммунальное хозяйство". Как заявила Балаева, пока деньги им за работу не перечислены. Она обосновала это тем, что в начале августа умер глава сельского поселения и до сих пор не получилось провести сессию местного собрания, чтобы принять это решение. "Сумма скоро будет перечислена, как только пройдет сессия", — добавила она.

УЩЕРБ ЦЫГАНАМ БОЛЬШЕ, ЧЕМ СУММА ЗА СНОС

Выступая в суде, Андрей Сучков напомнил, что Янош Кальдарас самостоятельно разобрал самовольные строения, а строительные материалы (доска, брус) "были складированы в местах проведения работ, то есть на земельном участке, находящемся в собственности" Кальдараса.

— Кроме того, в тех же местах складировались брус и доски, получившие повреждения в момент разборки, предназначавшиеся для дальнейшего использования в качестве топлива-дров, для обогрева жилых домов. Их приобретение в любом виде влечет значительные финансовые затраты, — подчеркнул Сучков.

Он отметил, что затребованная с Яноша Кальдараса сумма за снос домов муниципальной техникой куда меньше, чем ущерб, причиненный действиями подрядной организации.

Кроме того, Андрей Сучков указал на несостыковки в акте выполненных работ.

— При внимательном обозрении документа видно, что в смету включены виды работ и использование техники, которые не применялись, — заявил Сучков.

Он также отметил, что в акте "было указано проведение земляных работ, выполненных механизированным способом, а также проведение земляных работ по другим видам работ", однако они не проводились.

— Самым замечательным в данном документе является то, что все расценки по видам якобы произведенных работ взяты и указаны в наименовании как за строительство и реконструкцию. Тогда как в первом пункте указан основной вид работ — разборка без сохранения годных материалов. То есть цены взяты как за аккуратное строительство, а фактическая работа — разборка без предъявления требований к качеству, что само по себе является противоречием. Если Айшинский исполком готов подписывать и выплачивать муниципальные деньги за фактически невыполненные работы, то ответчик не намерен оплачивать не оказанные услуги, — сказал Сучков и добавил, что "представленный акт является фикцией", в результате чего в удовлетворении иска необходимо отказать.

Сучков также предоставил к своему отзыву CD-диски, на которых запечатлен снос построек.

— У меня нет возможности для воспроизведения дисков, — отрезала судья.

— Предоставляйте сами возможность.

С собой ноутбука с рекордером у представителя не оказалось, и судья уже было намеревалась отложить заседание, как председатель поселения попросила опросить директора "Коммунального хозяйства" Азата Нигматуллина и вызвать на следующее заседание судебного пристава, чтобы тот также поделился своей версией событий.

"СТРОИТЕЛЬНЫЙ МУСОР ЭТО БЫЛ ИЛИ ДОМ — СКАЗАТЬ НЕ МОГУ"

— Я подтверждаю, что по договору мы снесли два дома на нижнем участке, — начал Нигматуллин. — Те снесенные строения лежали в общей куче. Мы их складировали и увозили на машинах.

— Вы должны были снести четыре дома, — начала судья.

— Нет, мы снесли фактически два дома, — перебил ее Нигматуллин.

— Подождите, по договору у вас четыре дома.

— На нижнем участке?

— Я не знаю. У вас в договоре четыре дома.

— Мы снесли значит столько, сколько снесли. Я сейчас тоже не могу сказать. Согласно договору...

— А кто должен знать, если исполнители были вы?

— Ну если четыре, значит четыре.

— По договору вы обязались исполнить решение суда на четырех участках.

— Да, все снесли.

— Где дом ваш? — поинтересовалась судья у Кальдараса.

Мужчина подошел и показал его на схеме. Он заявил, что когда приехала муниципальная техника, домов на его участке уже не было — цыгане сами их снесли. Судья попросила директора компании также показать снесенные дома на схеме. "Эти, наверное", — сказал он.

— Вы их сносили? — спросила судья.

— Наверное, сносил. Там просто кучи были, не поймешь строение это или нет.

— Да, это дрова лежали, — пояснил Кальдарас.

— Но они же не разобраны были, а лежали в общей куче.

— Чего куча? — спросила судья.

— Досок. Они же не разобраны были. Не поймешь теперь, что это было, — продолжил свою линию Нигматуллин.

— Мы их [дома] сами же разобрали, — поправил мужчину Кальдарас.

— Ну теперь не узнаешь. Вот это строение, которое было на участке, оно как дом было, — уверен глава подрядной организации.

Позже судья стала спрашивать у Нигматуллина по поводу сметы работ — что именно они делали на участке, а что нет. Выяснилось, что рабочие не использовали отбойные молотки на участке, так как у домов цыган просто не было фундаментов и необходимость в этих инструментах просто отсутствовала.

— Мы распилили доски, вручную все разобрали, вручную погрузили. Была и механическая погрузка, на машине все вывезли на полигон и там утилизировали. У нас есть договор, это тоже не бесплатно делают. Было еще и выравнивание участка, — пояснил Нигматуллин.

— Бульдозер был? — спросила судья.

— Был! — ответил Нигматуллин.

— Экскаватор?

— Был!

— Не было его, что ты обманываешь? — прервал их Кальдарас.

— Был! Красный!

— Я не поняла, он был или нет?

— Был, есть отчет об этом у нас и у судебных приставов.

— Он был именно на участке ответчика? — снова уточнила судья.

— Я не могу сказать — он был на большом участке.

— Вы получаете деньги за выполненную работу, поэтому кто, как не вы, должен знать, какую работу и где именно выполнили, — повышая голос, заявила судья.

— Мы выполняли, экскаватор был.

— Вы только что сказали, что не знаете.

— Он был и там, и там — везде работали.

— Бульдозер?

— Не бульдозер, а [погрузчик] "Амкодор".

— Там [в смете] написано, что это гусеничная техника, а "Амкодор" — колесная, — вмешался в разговор представитель ответчика Андрей Сучков.

— Так это колесная? — вновь переспросила судья директора компании.

— А разве у нас была гусеничная? Нет, только колесная, — согласился Нигматуллин.

— Цены на гусеничный и колесный — совершенно разные, — пояснил свой интерес Сучков. — Получается, что они завысили цену. На участки заехали два "Амкодора" и три КАМАЗа. Не было никакого разграничения по выполненным работам.

Нигматуллин вновь заявил, что они сносили именно дома. А потом дополнил: "Строительный мусор это был или дома — точно сказать не могу".

В заключении судья решила прервать заседание и перенести его на 24 октября. Кроме того, она потребовала обеспечить просмотр видеофайлов в зале суда, привлечь к заседанию судебного пристава, предоставить документы об оплате и "решить по доказательствам или опровержениям сметы работ".

В ближайшие месяцы ожидается рассмотрение еще трех подобных исковых заявлений. В общей сложности исполком Айши требует с цыган более 1,5 млн рублей.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG