Ссылки для упрощенного доступа

В Кировском районном суде Казани накануне перешли к допросу экс-сотрудников полиции ОП "Юдино" по делу о пытках задержанного Павла Дроздова, который скончался в отделе 1 февраля 2012 года. Бывших полицейских обвиняют в "превышении должностных полномочий с применением насилия", однако смерть Дроздова в вину им не ставят. Вчера суд допросил Сергея Петикина — бывшего оперативного дежурного начальника отдела полиции "Юдино". Он заявил о своей невиновности и подчеркнул, что не избивал Павла Дроздова, а лишь нанес ему "расслабляющий удар носком в район ребер с правой стороны​".

В Кировском районном суде Казани вчера, 8 ноября, продолжилось рассмотрение уголовного дела о пытках в отделе полиции "Юдино" в феврале 2012 года. Тогда пятеро полицейских ворвались в камеру задержанного — заместителя директора Казанского техникума железнодорожного транспорта Павла Дроздова — нанесли ему удары и, надев наручники, связали его в позе "ласточка" с помощью ремня и веревок. Вскоре Дроздов, будучи связанным, умер.

Следствие, начиная с 2012 года, четыре раза отказывало в возбуждении уголовного дела и три раза его прекращало. После этого брат погибшего Сергей Дроздов и юристы правозащитной организации "Зона права" направили жалобу в Европейский суд по правам человека, в которой указали, что российские власти нарушили ст.2 и ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на жизнь и запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Довели до смерти, "действуя в соответствии со сложившейся обстановкой"

В сентябре 2017 года заместитель Генерального прокурора России Сергей Зайцев утвердил обвинительное заключение в отношении четырех бывших сотрудников ОП "Юдино" и направил дело в Кировский районный суд.

Подсудимыми по делу проходят четыре экс-сотрудника отдела полиции "Юдино": Сергей и Алексей Петикины, Эдуард Болгаров и Олег Бачуров. Дело в отношении пятого фигуранта — Андрея Маркунина — было прекращено в связи с его смертью в апреле 2012 года — мужчина покончил с собой.

Следователи не обнаружили причинно-следственной связи между действиями экс-полицейских и смертью Павла Дроздова. В заключении Центра судмедэкспертизы Минздрава России сказано, что причина смерти Дроздова не установлена, поскольку первоначальным экспертом "не вскрыты и целенаправленно не исследованы рефлексогенные зоны, мягкие ткани спины, позвоночник, спинной мозг". По мнению экспертов, только так можно было узнать, как организм Павла Дроздова реагировал на "ласточку". По этой причине четырех подсудимых обвиняют в "превышении должностных полномочий с применением насилия". Все они не признают свою вину и находятся под подпиской о невыезде.

Накануне суд начался с некоторой неожиданности. Сидевший на скамейке молодой человек встал со своего места и попросил разрешение у судьи заявить ходатайство.

— Я являюсь сыном скончавшегося Павла Дроздова, ходатайствую о признании меня потерпевшим, — обратился к судье Феликсу Сабитову молодой человек.

Подсудимые и их защитники выступили против этого, однако суд принял решение ходатайство удовлетворить. Таким образом, в рассматриваемом уголовном деле сейчас трое потерпевших: отец Павла Дроздова — Анатолий, брат — Сергей и сын (он просил журналиста "Idel.Реалии" не указывать его имя).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Кировском райсуде Казани приступили к допросу свидетелей по делу о пытках в полиции

Первым суд вчера допросил экс-сотрудника полиции ОП "Юдино" Игоря Елисеева. Он вспоминал, что 1 февраля 2012 года на пульт "02" поступило сообщение о том, что в кафе "хулиганит мужчина". Полицейские выехали на место и приняли заявление от владельца заведения.

— Владелец указал, что в его заведении хулиганит Павел Дроздов. Он был пьяный, сначала вел себя маленько агрессивно. Я знал его лично, и после того, как Дроздов увидел меня, он немного успокоился. Мы доставили его в отдел полиции "Юдино", после чего туда подошли его коллеги по работе — две женщины. Они хотели заплатить штраф и забрать Дроздова. На тот момент там находился замначальника отдела Азизов, который этого не разрешил. Дальше мы составили протокол за мелкое хулиганство и Дроздова отвели в камеру. Он возмущался, что его не отпустили, — сказал Игорь Елисеев, пояснив, что Дроздов был "сильно пьян" и "ругался на Азизова", когда решался вопрос о том, отпустить его или нет.

На вопрос одного из защитников подсудимых, как конкретно себя вел Павел Дроздов, когда его вели в камеру, Елисеев ответил, что "он не хотел, чтобы его уводили, поэтому мог, наверное, цепляться за одежду сотрудников".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Как не имею неприязненных отношений? Они моего сына убили!"

После этого один из гособвинителей Ольга Зарипова огласила показания Азизова, которые он дал на предварительном следствии. Замначальника отдела полиции "Юдино" вспоминал, что Дроздов после того, как его доставили в ОП "Юдино", находился около входной двери в фойе. "При этом бил руками по стене, по двери и что-то невнятное бормотал", — говорил Азизов на предварительном следствии.

Он также рассказал, что в это время к нему подошла знакомая Павла Дроздова и просила отпустить приятеля под их ответственность — Азизов согласился. Перед тем, как отпустить задержанного, замначальника ОП "Юдино" решил поговорить с Дроздовым, однако он "сжал кулаки и начал приближаться к нему, ударил ногой по столу, который находился при входе в отдел полиции". Знакомая Дроздова попыталась его успокоить и сказала Азизову, что в таком состоянии не сможет довести приятеля до дома, после чего замначальника отдела полиции дал указание принять решение в отношении задержанного в соответствии с законом.

ДОПРОС ПЕРВОГО ПОДСУДИМОГО

Далее стороны перешли к исследованию письменных материалов дела, после чего судья Феликс Сабитов объявил двухчасовой перерыв. В 13:30 заседание продолжили и неожиданно для участников процесса перешли к допросу подсудимых. Первым к трибуне вызвали Сергея Петикина —​ экс-помощника оперативного дежурного дежурной части ОП "Юдино".

"Idel.Реалии" приводят текст выступления Сергея Петикина с незначительными сокращениями.

— Обвинения не признаю. Вечером первого февраля 2012 года поступило сообщение, что в кафе "Узбечка" хулиганство. Туда выехал экипаж и где-то в 18:30 Дроздова доставили, он находился в состоянии алкогольного опьянения. Его доставили в дежурную часть, он находился в холле для оформления административного протокола по ст.20.1 КоАП РФ. Дроздов находился в алкогольном опьянении сильной степени, стоял около стены, облокотившись на нее. Стоял, вроде не шумел, молчал. Проходивший мимо ответственный по отделу полиции подполковник Азизов остановился и стал спрашивать, кто такой, за что доставили, по какой статье. На здоровье Дроздов не жаловался. Одна женщина зашла в дежурную часть и начала говорить с Азизовым, чтобы тот отпустил Дроздова. Вроде все было нормально, Азизов спросил ее, сможет ли она его дотащить до дома. Женщина сказала, что сможет. Прошло определенное время, и Дроздов, услышав их, сжал кулак и начал стучать по стене — Азизов это видел. Там стоял кофейный аппарат — по нему он тоже начал стучать, пнул по столу, где ребята составляли административный протокол. Естественно Азизов сказал оформлять его в рамках закона. Отказали его отпускать.

Дроздов сжал кулак и начал стучать по стене

После ухода Азизова мы сопроводили Дроздова в камеру №3. Когда сопровождали, он упирался руками, но не прям конкретно сопротивлялся — возмущался. Нецензурная брань также выскакивала. Отвели его в камеру, он вроде бы сидел нормально. У нас установлены видеокамеры — все записывается, как себя ведут задержанные. Где-то в 21:00 Дроздов начал периодически подходить к двери камеры и постукивать руками. Отойдет, опять подойдет, ногами начал постукивать. Это продолжалось точно в течение часа. За этот период инспектор по надзору делал ему замечания, я сам спускался и делал замечания, говорил ему спать, что мы вынуждены будем надеть наручники, если он продолжит. В этот промежуток времени со второго этажа звонит жительница и говорит, что мы надоели, что будет [Асгату] Сафарову (в то время — глава МВД РТ) звонить, просила навести тишину.

Но, смотрю, Дроздов кулак назад отводит и ногу назад. Я почувствовал угрозу, зашел первым и начал заламывать руку.

Ближе к 22 часам я сидел за столом и увидел по монитору, что Дроздов облокотился на стену и начал ногами вышибать дверь. Мы все переполошились, участковый Маркунин вышел из кабинета, подошел в дежурную часть — в это время ко мне прибегает Эдик Болгаров и говорит, что Дроздов вышибет дверь — уже треснуло пластмассовое стекло, штукатурка падает. Тех, кто был у меня в дежурной части, я для подстраховки попросил вместе со мной спуститься вниз и поговорить с Дроздовым еще раз — может, успокоится в конце концов. Я позвал Эдика Болгарова, Алексея Петикина, участкового Маркунина и сотрудника ППС Бачурова. Мы спустились вниз, Болгаров открыл дверь, я стоял впереди и попытался объяснить Дроздову, что он повредил нам дверь, сказал, хватит буянить. То есть пытались объяснить, чтобы он успокоился в конце концов. Но, смотрю, Дроздов кулак назад отводит и ногу назад. Я почувствовал угрозу. Я зашел первым и начал заламывать руку. За мной пошли Маркунин, Болгаров, Петикин.

— Учитывая то, что Дроздов наносил удары руками и ногами в дверь, он мог нанести себе увечья? — поинтересовался у Сергея Петикина его адвокат.

— Конечно, мог!

После этого Петикин продолжил давать показания:

— Я схватился за правую руку Дроздова, стал загибать ее. Левую руку — не помню. Я знаю, что Маркунин начал валить на пол Дроздова. Я отошел назад, а Дроздов сопротивлялся — не давал надеть наручники. Я сделал ему один расслабляющий удар носком. После этого Дроздову на руки надели наручники. Я отошел назад и смотрю, что он ногами пытается ударить. Смотрю — Бачуров левую ногу придерживает — я сразу к ногам. Наручники не надевались — пришлось сходить за подручными средствам и раздобыть веревку.

Я сделал ему один расслабляющий удар носком

Олега Бачурова я попросил скрестить ноги Дроздову и продержать. Я нашел веревку и связал ноги Дроздова крест на крест. Поскольку веревка могла оторваться, я согнул ноги и наручниками привязал их к рукам. После этого мы ушли по своим служебным местам. Прошло определенное время — казалось, что человек должен что-то говорить, двигаться, но Дроздов лежал неподвижно. Я попросил Эдика спуститься посмотреть. Он посмотрел — Дроздов то ли храпел, то ли сопел, то есть дышал. Прошло опять определенное время — Дроздов опять без движения. Эдик опять пошел посмотреть. После этого он прибежал ко мне и сказал вызывать скорую помощь — скорее всего, он умер. Я позвонил в "скорую". Потом я, Алексей Петикин и Эдик Болгаров спустились в камеру, развязали Дроздова и вытащили его в коридор. Когда развязывали, лицо Дроздова уже посинело, был высунут язык. Вытащили его в коридор, "скорая" приехала минут через 15 — она констатировала смерть. Пришлось вызвать дежурного следователя прокуратуры и судмедэксперта. Мы доложили Азизову, изъяли видеоматериал. В принципе все — потом экипаж поехал за родственниками — приехал отец Дроздова, посмотрел, после чего тело увезли в морг.

После этого он прибежал ко мне и сказал вызывать скорую помощь — скорее всего, он умер

— У вас был умысел причинить Дроздову физическую боль, нравственные страдания или унизить его человеческое достоинство? — спросил адвокат Сергея Петикина.

— У меня не было никакой цели причинить боль — я выполнял свои служебные обязанности, согласно закону "О полиции". Мои действия не выходили за пределы полномочий. У нас не было никакого предварительного сговора, как сказано в обвинении — я позвал коллег, чтобы подстраховаться — Дроздов был неадекватен и в два раза физически сильнее. Не известно, что бы произошло, если бы я туда один пошел.

Павел Дроздов
Павел Дроздов

После этого гособвинитель Анастасия Селиваненко задала уточняющие вопросы. Сергей Петикин сказал, что Олег Бачуров наступал на ногу Павла Дроздова, а связывал их он сам. Петикин также уточнил, что "расслабляющий удар носком" нанес Дроздову "в район ребер с правой стороны".

— Правую руку удерживал Маркунин, левую — Алексей Петикин, а Болгаров придерживал туловище, — пояснял Петикин. — Я в это время связывал ноги. Маркунин перехватил правую руку Дроздова и стал ее удерживать. Я нанес расслабляющий удар и потом отошел назад к ногам. В это время Болгаров и Петикин надевали наручники на руки Дроздова. Он оказывал сопротивление, лежа на животе.

— Как можно лежа оказывать сопротивление? — уточнила Анастасия Селиваненко.

— Очень просто!.. — замялся Сергей Петикин, взяв паузу секунд на 30.

— Вопрос задан! — включился в допрос судья Феликс Сабитов.

— Даже в лежачем положении человек может выворачиваться, пытаться не дать надеть наручники на руки. Надевал наручники Маркунин.

— Подождите-подождите-подождите, — перебил Петикина судья. Вы сказали, что наручники на руки надевали Эдуард Болгаров и Алексей Петикин.

— Не Болгаров, — сказал Сергей Петикин.

— Болгаров и Петикин надевали наручники, сказали вы, — напоминал судья Феликс Сабитов.

— Вы меня запутали! На руки наручники надевал Маркунин.

— Предусмотрено ли правилами, приказами какими-то именно такое связывание? — поинтересовалась Анастасия Селиваненко.

— Нет, не предусмотрено. Законом "О полиции" не предусмотрено.

— Почему меня не допустили в полицию к сыну? — спросил Сергея Петикина отец задержанного Анатолий Дроздов.

— Я вас только ночью видел, когда вас привезли после смерти Дроздова.

— Почему не разрешили сопроводить его тело в морг?

— Это не в моей компетенции.

После этого к допросу подключился юрист Игорь Шолохов, сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права" и Казанским правозащитным центром. Он представляет интересы одного из потерпевших.

— Вам известен такой способ связывания человека, как "ласточка"? — спросил Шолохов.

— Известен.

— Откуда?

— СМИ смотрю и слушаю.

— В отделе полиции "Юдино" за время вашей службы применялся такой способ связывания?

— Не применялся.

— Соседка сверху часто вам звонит из-за нарушения порядка?

— Она звонит тогда, когда появляется даже маленький шум. Но звонит недостаточно часто, потому что у нас нет такого потока задержанных.

— Как вы сможете объяснить достаточно слаженные действия сотрудников при связывании Дроздова?

— (После паузы) Знают закон, значит, как правильно действовать в таких ситуациях, что я могу ответить?

— Вы сказали, что никакими нормативными документами подобное связывание не предусмотрено.

— Именно в законе "О полиции" не предусмотрено.

— А где?

— Я не знаю.

— Вы сказали, что сотрудники знают, как действовать в таких ситуациях. Откуда такие знания?

— Все правильно. Один держит руку, другой держит ногу. Человек в два раза сильней. Силы в алкогольном опьянении очень много, очень было тяжело.

— Кто был инициатором притягивания ног к связанным рукам?

— Это была моя инициатива.

— Как вы считаете, когда Дроздов был в связанном состоянии, он испытывал физическую боль и страдания?

— Он не жаловался, не высказывался, что больно или что-то болит. Ничего такого не было.

— А что, ему это доставляло удовольствие, по-вашему?

— Я не знаю, доставляло ли ему это удовольствие.

— Откуда в отделе полиции "Юдино" появились веревки и ремни?

— Всякое барахло лежало на нижней полке, где вещи задержанных складывали по ячейкам. Как мусор были.

— А зачем вы мусор держите?

— Нашел веревку, все!

— Кто руководил сотрудниками во время связывания?

— Инициатором никто не был — все происходило по обстоятельствам. Никто не руководил.

— До того, как вы зашли в камеру, планировали ли вы применить наручники? — спросил Петикина судья Феликс Сабитов.

— Не планировалось ничего. Хотел построить нормальную беседу.

— Какие основания были для применения методов ограничения подвижности?

— Ст.20 и 21 закона "О полиции".

— Конкретнее основания какие?

— Для пресечения административных правонарушений.

— Дроздов совершал административное правонарушение, находясь в камере?

— Совершал.

— Какое?

— Продолжал совершать мелкое хулиганство — ст.20.1 КоАП РФ.

— Можно ли совершать мелкое хулиганство, находясь в камере для задержанных? Является ли камера общественным местом?

— Не является, потому что задержание уже было…

— Если он совершил административное правонарушение, должны были вы или другие сотрудники составить протокол об административном правонарушении?

— Вы знаете, я затрудняюсь ответить. В данной ситуации административный протокол уже был составлен по ст.20.1 КоАП РФ.

— Он совершает новое правонарушение, вы говорите! Почему в этом случае протокол на него не составлялся?

— Не могу ответить на этот вопрос.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Дело о пытках в полиции "Юдино": защита настаивала на исключении видеозаписи избиения задержанного из числа доказательств

Гособвинитель Анастасия Селиваненко напомнила, что на предварительном следствии Сергей Петикин заявил, что около 10 часов вечера 1 февраля 2012 года вместе с Эдуардом Болгаровым "приняли решение связать Дроздова, который находился в это время в камере, для того, чтобы успокоить последнего и пресечь его противоправное поведение в камере". Сегодня же Сергей Петикин говорил, что изначально таких планов у него не было.

— Не было такого! — заявил Петикин.

— Почему вы тогда дали такие показания? — уточнила Селиваненко.

— Следователь уже опросил, что поделаешь.

— Вы давали такие показания?

— Значит, давал.

— Там содержится неправда?

— Неправда.

— Можете это объяснить?

— Нет.

Следом суд хотел допросить Алексея Петикина, однако он заявил, что "пока не готов" давать показания. Адвокат Эдуарда Болгарова Инна Жукова просила суд допросить Алексея Петикина последним. Впоследствии выяснилось, что защитники подсудимых рассчитывали на то, что сегодня будут лишь оглашать показания свидетелей, после чего — на следующих заседаниях — приступят к допросу их клиентов.

Судья Феликс Сабитов в связи с этим принял решение отложить процесс на 14 ноября.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG