Ссылки для упрощенного доступа

Казанская психиатрическая больница — одно из старейших подобных заведений в России. Ее в конце XIX века возглавлял выдающийся российский психиатр, психолог и физиолог Владимир Бехтерев. "Idel.Реалии" о том, чем жило отделение для обвиненных в преступлениях разной степени тяжести в Казанской окружной лечебнице для душевнобольных в начале XX века.

Острая спутанность и психозы. Казанская психбольница. Часть 1

По материалам брошюры "Казанская окружная психиатрическая лечебница, жизнеописание приуроченное к выставочной витрине лечебницы на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге в 1913 году".

Раньше испытуемые, арестанты и статейные содержались в общем помещении, размещаясь по разным отделениям лечебницы. Больше всего их содержалось в наблюдательном (остром) и беспокойном (буйном) отделениях, где был устроен усиленный надзор за опасными в смысле побега испытуемыми и арестантами.

Вообще же административно-врачебный персонал лечебницы держался того принципа, чтобы более опасные элементы в смысле побега, буйства или бунта не были сосредоточены вместе, а расселились по разным отделениям, или хотя бы, наприм., и было их несколько больше в одном беспокойном (буйном) отделении, но они были бы отделены совершенно друг от друга и находились бы в отдельных комнатах.

Вследствие распоряжения Министерства Внутренних дел по соглашению с Министерством Юстиции в 1908 году решено было приспособить совершенно отдельное здание лечебницы под отделение душевно-больных арестантов и испытуемых.

Годными из зданий Лечебницы для приспособления названного отделения комиссией, учрежденной для этой цели, было найдено лишь здание "фермы" для спокойных больных II класса мужчин, каковой и решено было переустроить, что и было окончено в декабре 1910 г.

Здание "Фермы" имеет 3 этажа (нижний — подвальный), находится совершенно отдельно от главного корпуса лечебницы на расстоянии около 1/4 версты: раньше в нем в двух верхних этажах помещалось 100-120 человек спокойных душевно-больных мужчин II-го класса, которые участвовали в разного рода работах на дворе, на огороде и на полях лечебницы, почему и названы "фермерами", а здание, в котором они помещались — "фермой". Нижний же (подвальный) этаж служил квартирами для служащих лечебницы.

Приспособленное здание на 80 чел. испытуемых и арестантов разделяется на четыре отделения: спокойное и наблюдательное помещающиеся вверху, беспокойное и слабое — помещающиеся внизу.

Все здание обнесено высокой кирпичной стеной с одними воротами наружу. Стена вокруг здания образует два дворика: по переднему фасаду дворик меньших размеров, исключительно для административно-хозяйственных целей, а по заднему фасаду дворик значительно больших размеров, служащий для прогулок больных и для работ на нем (пилка дров, уборка снега и мусора больными, разбивка цветников).

ПАЦИЕНТЫ-АРЕСТАНТЫ

И.М. — в, 45 л., доставленный из отделения душевно-больных Вятской больницы в Казанскую Лечебницу 7 октября 1910 г. Содержится по 95 ст. Сознание неясное. Плохо ориентируется в окружающем. На вопросы дает бестолковые ответы. Если начинает говорить, то это не разговор, а набор слов: "я, не я, бываю, в земле-ли, наверху ли не знаю", вместе тем обнаруживает отрывочные идеи бреда преследования; нередко, видимо, галлюцинирует. Преступление — убийство жены на почве ревности. Диагноз — вторичное слабоумие.

Ф.Ш. — в, 43 л., — поступил в Лечебницу 24 февраля 1899 г. Диагноз — хронич. галлюц. психоз. Преступление его: детоубийство — заколол вилами двух своих дочерей и покушался заколоть вилами жену, но нанес ей только рану в голову, от которой она поправилась. Совершилось преступление находясь в состоянии острого помешательства буйного характера. Галлюцинирует, часто возбужден, агрессивен в своих действиях, критически отнестись к своему положению не может. Раздражителен, бранится.

К — на А., поступила в Лечебницу на испытание 30 апреля 1909 г. по распоряжению Казанского Окружного Суда. Испытуемая 26 лет, православные, русские, неграмотные, замужние. Преступление ее — убийство свекрови. Со времени поступления и до 1910 г. была то угрюма, молчалива, то возбуждена, беспокойная. На вопросы давала неправильные ответы, начинала говорить совершенно о другом или говорила: "не знаю, не помню". Имелись на лицо обманы органов чувств. С 1910 г. начала чувствовать себя много лучше. Сделалась спокойной, сознательной, работает. Преступление совершила находясь в состоянии душевного расстройства на почве беременности. После преступления в тюрьме заболела тифом, после которого была больна душевным расстройством тоже острого галлюцинаторного характера с кататоническими явлениями.

П — в И., 42 лет, уроженец Вологодской губернии, служивший на Пермской железной дороге надсмотрщиком. В Пермской психиатрической Лечебнице находился с 29 мая 1908 г., на испытании, а потом по 95 ст. Улож. о наказ. В Казанской Окружной Лечебнице находится с 23 сентября 1910 г. В настоящее время формальных признаков душевного расстройства не представляет. Спокоен, сознателен, работает в портняжной мастерской, критически относится к своему положению. Преступление его — убийство нескольких лиц. Диагноз алкогольная дегенерация. Во время совершения преступления был в состоянии аффекта на почве злоупотребления алкоголем. Преступление его совершенно немотивированное и в тоже время зверское, а потому и заслуживает интереса. Из обвинительного акта П — ва видно, что 1) он нанес кинжалом ряд ран в разные части туловища своей жене и своим двум сыновьям, от каковых ран жена его умерла тут же, один сын умер через несколько часов, а другой сын выздоровел, что 2) тогда же, придя на ст. Тагиль, нанес рану жандарму Зимину и 3) нанес слесарю Шабанову смертельную рану.

П. У — в, 38 лет, арестант Вятской тюрьмы, сельский обыватель Воткинского завода, Сарапульского уезда; находился в Вятской психиатрической лечебнице на испытании с 7 ноября 1907г., а затем по 95 ст. Улож. о наказ., в Казанскую Окружную Лечебницу переведен 7 октября 1910 г. Преступление его — убийство 2-х товарищей во время пьянства с ними в лесу. Диагноз — алкогольная эпилепсия.

П.У — в, родом из Воткинского завода. Должно отметить, что все мужское население сельских обывателей этого завода злоупотребляет спиртными напитками и у каждого почти из них имеются физические признаки алкогольной дегенерации. На основании статистических данных Казанской Окружной Лечебницы можно видеть, что присылаемые в Лечебницу испытуемые Сарпульским Окружным Судом почти сплошь жители Воткинского завода и Ижевского и совершают преступления, обыкновенно убийства, во время пьянства.

А. Б — в, — помещен в Лечебницу как заболевший арестант-каторжник, 28 лет, 11 июля 1908 г. Преступление его — убийство и побег из места заключения и убийство в тюрьме другого арестанта. Крайне беспокоен, возбужден. Обильные обманы органов чувств не дают ему покоя; голоса видимо крайне неприятного свойства, побуждают его затыкать пальцами уши. Нередко агрессивен. Циничен. Неприлично бранится. В костюме крайне неряшлив, нередко все белье сбрасывает с себя. Раздражителен в высшей степени. Высказывает идеи бреда преследования: здесь его "мучают всякими приспособлениями, заложенными в стенах, отправляют его". Диагноз — хроническое бредовое помешательство.

Г. М — в, доставлен в Лечебницу 11 июня 1908 г. из казанской пересыльной тюрьмы, как заболевший арестант. Ему 50 лет, православный, русский, крестьянин Лаишевского уезда, грамотный, женатый, Раздражителен, сварлив, циничен, крайне беспокоен, заносчив, горделив. Высказывает идеи бреда величия — он выше Царя, он Мессия, посланный с неба. Бранит Правительство, проповедует, что на земле нет справедливости, нет людей, а есть только "черти", что подчиняться Правительству не нужно и грешно, что он сам "выше Правительства и Богочеловек", что его за это-то и мучают и терзают. Преступление его — политическое: возбуждение других людей против Правительства и речи его о ниспровержении существующего строя. Диагноз — хроническое бредовое помешательство.

И.В. С — в, поступает 3-й раз в Лечебницу и каждый раз для испытания его умственных способностей. Находится в Лечебнице с 6 июля 1909 года. Преступления его — оскорбление Величества, произнесение речей, клонящихся к ниспровержению существующего строя. Диагноз — хроническое алкогольное бредовое помешательство. Временами стих, выходит на внешние работы, сознателен, временами де галлюцинирует — видит "Божественные откровения", хочет лично повидать Митрополита, заявляя, что его "тотчас же примет митрополит", много говорит, проповедует и защищает "интересы св. Церкви". В горделивой позе великого праповедника и снят на фотографии.

Ш. С — ва, 50 л., поступила в Лечебницу 22 мая 1910 г. в качестве испытуемой. Она мусульманского вероисповедания, татарка, крестьянка Мамадышского уезда. Сознание неясное. Сообщает о себе совершенно неверные сведения: то она девица, то замужняя, то нет детей, то у нее 4 детей. Бывают исторического характера припадки. После припадков крайне беспокойна, бессмысленна, агрессивна, старается нанести вред себе и другим. Рассказывает, что по ночам к ней прилетаю 3 черта, из которых 2 ложатся по бокам, и один на нее… Преступление ее — убийство мужа. Диагноз — острый галлюцинаторный психоз с припадками исторического характера.

Е. П — ва, 36 л., православная, русская, сельская обывательница Нытвинского завода, Пермской губ., замужняя, грамотная. Поступила в Лечебницу 3 сентября 1910 года на испытание. Преступление ее — детоубийство. Убила 4-х своих детей и покушалась убить еще 5-го, но это сделать не удалось, так как была арестована. 2 раза была в Пермской психиатрической больнице. Диагноз — истерический психоз. Настроение нервное, режиму подчиняется плохо. Раздражительна. Нередко ссорится с окружающими больными.

Группа Сартов (X — в, X — в, Юлд. (цыган) и У —в) представляет из себя субъектов крайне вспыльчивых, плохо подчиняющихся режиму Лечебницы, кране ловких и хитрых в приобретении недозволенных вещей, в умении пронести их в отделение, нередко ловко ведущих торговлю сахаром, табаком, булкой и чем угодно, и таким образом нередко приобретающих себе деньги, которые умеют хорошо спрятать. Между собою живут по большей части дружно, хотя однажды и возгорелась между 2-мя картами настолько Синая ссора и драка, что бывшие тут служителя и надзирательский персонал, едва могли их разнять. Сами сарты в это время совершенно не помнили себя и готовы были убить друг друга. В этой же группе имеется Ю — в, цыган по происхождению, отмеченный знаком xx, также присланный из Туркестанского края. Преступление его также убийство. Помещен по 95 ст. Он также крайне вспыльчив, раздражителен, плохо подчиняется режиму отделения, рвется на свободу, постоянно покушается на побег, постоянно заводит ссоры с окружающими.

***

Контингент испытуемых Казанской Окружной Лечебницы состоял главным образом из пересиленных Казанским Окружным Судом; кроме того больные доставлялись из судов: Сарапульского, Вятского, Троицкого, Самарского, Пермского, Пензенского, а военные — Казанским Военно-Окружным судом.

Заболевшие арестанты присылались главным образом из тюрем и тюремных больниц Казанской губернии, из смежных губерний, прилегающих к Казанской, но нередко и из отделенных губерний, по распоряжению Главного Тюремного Управления.

С 1917 года сюда помещались в основном душевнобольные, обвиненные в убийствах, бандитизме, поджогах. Однако уже в 1934 году в Казанскую психиатрическую больницу попадали в том числе и люди с политическими статьями[6].

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале "Поволжье в 1917 году".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG