Ссылки для упрощенного доступа

История с ульяновскими курсантами вызывает смех дважды. Первый раз — при просмотре ролика с танцем, снятого в общежитии Ульяновского института гражданской авиации. Второй — при чтении сообщения на официальном сайте Росавиации с такими выражениями, как "возмутительные съёмки", "безобразный случай", "безнравственный эпизод", "оскорбление всем работникам гражданской авиации", "фривольные танцы в нижнем белье с форменной фуражкой", "жёсткие меры дисциплинарной ответственности, вплоть до увольнения и отчисления".

Ректор института Сергей Краснов пополнил список эпитетов: "издевательство", "горе-лётчики", "как можно над святым смеяться", "глумиться над отраслью", "я бы даже сравнил это с Pussy Riot". Чиновники обсуждают необходимость отчисления курсантов, на разных уровнях создано несколько комиссий, десятки служащих потратят десятки часов, чтобы "разобраться в ситуации"...

Одним из непосредственных факторов действий чиновников является примитивный страх быть наказанным сверху

На мой взгляд, реакция на клип курсантов — это типичный случай моральной паники, который можно рассматривать в рамках социологических курсов. Моральная паника определяется в социальных науках как беспокойство и страх, вызванные тем, что имеет явно тривиальное значение. Социологи, начиная со Стэнли Коэна, предложившего этот термин, указывают, что моральная паника включает в себя призывы к наказанию и реставрации надлежащих моральных ценностей — к "крестовым походам в защиту нравственности". В этих случаях, по словам Коэна, "епископы и другие благонамеренные люди занимают моральные баррикады".

В случае с ульяновскими курсантами на моральные баррикады полезли чиновники — Росавиация, администрация Ульяновской области, руководство УИГА. Одним из непосредственных факторов их действий, на мой взгляд, является страх. Но не тот страх перед неизвестным будущим и непонятными девиантами, который имеет в виду Стэнли Коэн в своей концепции моральной паники, а гораздо более примитивный — страх быть наказанным сверху. С трудом можно представить, что чиновники Росавиации и ректор УИГА верят в то, что танец молодых курсантов в фуражках и плавках-трусах может оскорбить сотрудников и ветеранов гражданской авиации, а губернатор Сергей Морозов — в то, что это оскорбляет Ульяновскую область.

Губернатор Ульяновской области выступил против отчисления ульяновских курсантов

Фоном и основанием этой реакции является традиционалистский тренд, задаваемый властями: "переданные нам предками традиционные ценности", "для меня важно защитить наше население от некоторых квазиценностей", "нам нужно научиться отделять истинную культуру от субкультуры, которая не представляет ценности и, наоборот, уводит куда-то в сторону", "прочная духовно-нравственная основа общества", "духовные скрепы" (Владимир Путин). Похоже, "духовные скрепы" несовместимы с чувством юмора.

С чувством юмора и здравым смыслом у британцев всё в порядке

Клип ульяновских курсантов — это ремейк очень похожего клипа британских солдат в фуражках, стрингах и ботинках, снятого четыре года назад. Я не нашёл в британской прессе никаких упоминаний ни о том клипе, ни о реакции Генерального штаба или Министерства обороны Соединённого Королевства. В настоящее время британская пресса с удивлением обсуждает лишь реакцию российских чиновников на видео курсантов из Ульяновска. С чувством юмора и здравым смыслом у британцев всё в порядке.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    искандер ясавеев

    Искандер Ясавеев, социолог, старший научный сотрудник Центра молодёжных исследований НИУ "Высшая школа экономики", координатор инициативной группы "Город без преград" (Казань)​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG