Ссылки для упрощенного доступа

Правозащитная организация "Зона права" занимается врачебной тематикой уже несколько лет. "Отставка Аделя Вафина с поста министра здравоохранения Татарстана во многом напоминает ситуацию с отставкой Альберта Гильмутдинова с поста министром образования", — вспоминает 2012 год Булат Мухамеджанов, координатор "Зоны права". Он рассказал "Idel.Реалии" о том, чем правозащитникам запомнится Адель Вафин, а также о первых звонках, которые поступили на "горячую линию" по врачебным ошибкам.

В Татарстане мы активно занимаемся врачебными делами на протяжении 10 лет: оказываем пострадавшим пациентам юридическую помощь на этапе предварительного следствия и в суде, а также добиваемся взыскания денежных компенсаций с больниц за нарушения медиков.

Только в 2017 году правозащитники взыскали в пользу родственников погибших 1,5 миллиона рублей с медицинских учреждений, трех врачей суд признал виновными в смерти четырех человек — в Казани, Нурлате и Агрызе.

Адель Вафин ушел в отставку. Чем запомнится экс-министр здравоохранения Татарстана

Отставка главы Минздрава республики Аделя Вафина, о которой стало официально известно сегодня, что называется, назревала. В этом прослеживается аналогия с министром образования и науки Татарстана Альбертом Гильмутдиновым, который в 2012 году ушел поста на фоне скандала с денежными поборами и нехваткой учебников в школах (с которыми мы также активно боролись). Хотя было понятно, что это весомая причина, но далеко не единственная.

Пожалуй, самая распространенная претензия населения к медицинской сфере в Татарстане — невозможность записаться на бесплатный прием к узкопрофильному специалисту (офтальмолога, кардиолога), то есть заполучить заветный талон даже на сайте госуслуг республики.

В январе этого года на коллегии Минздрава президент Рустам Минниханов раскритиковал выступление Вафина, который описал лишь позитивные изменения в работе ведомства. "Критики было маловато в свой адрес", — так оценил Минниханов спич министра, посетовав, что получает десятки жалоб на медицину в соцсетях. И действительно — например, количество жалоб на некачественные медицинские услуги в "Народном контроле" выросло на 9% за год.

В рамках федеральной "горячей линии" по врачебным ошибкам, которая проводится с 12 по 22 февраля, правозащитная организация "Зона права" получает сообщения и из Татарстана. Сегодня мне позвонила пенсионерка из Нижнекамска и рассказала, что с июня 2017 года не может попасть к офтальмологу. А вот за плату можно получить услугу в любое удобное время. Такая ситуация сплошь и рядом. Жалуются на некачественное проведение медицинских процедур — так, в Альметьевске медсестра неверно сделала укол, и у пациента онемели три пальца.

Госзакупки для офтальмологии: как главврач татарстанской госбольницы продвигает своих

Еще один больной вопрос — ежегодное сокращение количества фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) и амбулаторно-поликлинических организаций, острый дефицит кадров в первичном звене. Так, в январе этого года Уполномоченный по правам человека в Татарстане Сария Сабурская заявила, что беременные женщины из сел вынуждены ехать рожать в межмуниципальные центры за 35-293 километра от дома. По данным омбудсмэна, за два последних года родильные отделения были закрыты в 11 районах республики. Центральным райбольницам был предоставлен автотранспорт, чтобы довозить беременных, однако такой бесплатной услуге людей никто не проинформировал.

За смерть годовалового ребенка из Татарстана суд присудил родителям 10 тысяч рублей

Тема врачебных ошибок активно ворвалась в медийное пространство Татарстана в декабре 2013 года, когда в Мензелинской ЦРБ при родах на операционном столе умерла мама четверых детей. Последовавшая череда трагедий в перинатальных центрах республики вызвала широкий общественный резонанс. Правозащитникам пришлось даже провести специальную "горячую линию" для пострадавших, результаты которой были переданы в Следственный комитет.

Кстати, именно в 2014 году СУ СКР по Татарстану начал активно заниматься ятрогенными преступлениями, поскольку дальше терпеть ситуацию, когда в большинстве случаев судебно-медицинские эксперты из учреждений Минздрава не выявляли нарушений в действиях медиков, работающих … в учреждениях Минздрава, было уже невозможно.

Вафин объяснял журналистам, что врачебные ошибки бывают во всем мире, а врачебная специальность связана с риском

А что же руководство Минздрава Татарстана? Оно фактически не признавало системных проблем в медицине. Тот же Вафин объяснял журналистам, что врачебные ошибки бывают во всем мире, а врачебная специальность связана с риском. И вообще — медицинское сообщество является интеллектуальной элитой общества.

В июле 2014 года в стенах Республиканской клинической больницы ваш покорный слуга в присутствии главных врачей районных и городских больниц предлагал министру наладить взаимодействие с правозащитниками, в котором, уверен, и сейчас, должно быть заинтересовано и само ведомство. Мы готовы были обсудить проведение информационных мероприятий для медиков по правам человека, с участием представителей Следственного комитета и прокуратуры, варианты досудебного урегулирования споров с пострадавшим пациентом и т.д. Но встреча с Вафиным так и не состоялась.

В свою очередь, маховик дел в отношении медработников раскручивался. В январе 2016 года для качественной работы в недрах СУ СКР по Татарстану было создано специальное судебно-медицинское отделение, сотрудники которого выносили экспертные заключения по врачебным делам. Работу этих специалистов высоко оценил глава республики Рустам Минниханов. В последние годы ежегодно в отношении врачей возбуждалось порядка 40 уголовных дел.

Позиция же Минздрава оставалась прежней — "своих не сдавать". В Агрызе хирург ЦРБ дважды привлекался к уголовной ответственности — за получение взятки, служебный подлог и нарушение ПДД — и отделался условным сроком и штрафом в 200 тысяч рублей. Впоследствии он стал виновником смерти двух пациентов, но получил условное наказание. Несмотря на лишение его судом права заниматься врачебной деятельностью, он преспокойно еще полтора месяца работал в больнице и уволился... по собственному желанию. Этот пример в декабре 2017 года я привел в своем выступлении в стенах Государственного совета Татарстана в присутствии первого замминистра здравоохранения Сергея Осипова, который предпочел отмолчаться.

Два миллиона за одну смерть

Сейчас тема врачебных ошибок вышла за пределы Татарстана, "дело Мисюриной" сделало ее федеральной повесткой — в целом, по стране за пять лет количество жалоб на медицину выросло в три раза (с 2010 до 6050). Активную лепту в эти цифры вносят и жители нашей республики. У меня есть информация, что региональным подразделениям СКР поставлена задача активизировать работу по расследованию ятрогенных преступлений.

Но, конечно, главной причиной для отставки Вафина, полагаю, стали коррупционные дела в отношении высокопоставленных чиновников от медицины, в том числе его заместителя Елены Шишмаревой. Осведомленные источники говорят: в конце прошлого года в Минздраве прошли проверки по линии аппарата президента РТ и правоохранительных органов, выявившие серьезные нарушения. Смерть Шишмаревой наверняка на короткое время притормозила активный ход расследования "дела врачей", но думается, что новые фигуранты дела не за горами. Будет ли среди них сам Вафин — поживем, увидим. Но ведь рыба гниет с головы.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG