Ссылки для упрощенного доступа

Москва как окно в мир, но с железной решёткой


Традиционно политика Москвы направлена на то, чтобы монополизировать окно для выхода во внешний мир культур народов России. Это привело к тому, что только через русский язык народы России могут заявить о себе перед мировой общественностью.

Габдуллу Тукая могут знать лишь через переводы на русский язык. И переводят его на иностранные языки чаще с русского, а не с оригинала. Классика чувашской литературы Пăртта Кĕçтентинĕ, если и знают, то как Константина Иванова. Об удмуртском героическом эпосе можно узнать только на русском. Так, об эпосах "Дорвыжы" и "Биормия" мало что найдешь на английском или немецком. Иностранцу, чтобы познакомиться с удмуртской культурой, придется освоить русский язык. Российская политика не направлена на то, чтобы продвигать удмуртский язык в других странах, даже в финно-угорских. Например, Российский культурный центр в Будапеште предлагает курсы русского языка, но на сайте нет информации ни об одном финно-угорском языке, кроме, собственно, венгерского.

Культурные центры России в Турции не обучают турецких граждан татарскому или башкирскому, они создают образ России как русской страны. Хотя в России тюрки составляют значительную долю населения и в половине республик они составляют большинство, проживая, кстати, не только в них. К ним относятся, как упоминалось, Татарстан и Башкортостан и, конечно же, Чувашия, Якутия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Дагестан, Якутия, Хакасия, Тува, Алтай и т.д. Такая же картина в других странах.

ЧИАТАЙТЕ ТАКЖЕ: Кем на Руси можно будет быть

Российский культурный центр в Стамбуле предлагает всё, что угодно, только не российские тюркские языки. Там обучают русскому языку, проводятся занятия по фортепиано, и даже предлагается позаниматься в фольклорном коллективе с говорящим названием "Дорогие славяночки!". Как ни странно, в Российском культурном центре обучают еще английскому, а башкирскому и чувашскому — нет. И это в том числе за счет налогов тех же башкир и чувашей. Но если по поводу стамбульского центра можно сказать, что это не совсем государственный проект, судя по описанию на сайте, он скорее окологосударственный, то по поводу анкарского центра нет никаких сомнений, что он государственный. Но там такой же подход как и в Стамбуле. Российский центр науки и культуры в Анкаре продвигает русский язык в столице Турции, и не занимается популяризацией, например, татарского.

В отличие от федеративной России унитарная Испания ведет себя абсолютно по-иному. Так, в Москве в Институте Сервантеса предлагаются курсы не только испанского, но и каталонского, баскского и галисийского.

СУЖАЮЩАЯ УЧЕБНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Государство выпускает в основном словари региональных языков в привязке к русскому языку. А вот создание и выпуск словарей с комбинацией региональных и иностранных языков часто остается уделом частных инициатив. Но это не единственный факт, который мешает региональным языкам выходить в международное пространство без посредника.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Россия замыкает тюркские народы на себе

Как известно, в России иностранные языки во всех школах преподаются на основе русского языка. То есть, чтобы освоить английский марийцу или мордвину сначала надо освоить русский и только потом начинать учить иностранный на основе языка, который он может быть и не чувствует еще. Даже в школах, где обучение ведется на региональном языке, иностранный изучают на основе русского. Очевидно, что этим государство ставит детей разных национальностей в не очень равное положение. Ведь русскому ребенку проще освоить иностранный на основе родного, чего не скажешь о девочке или парне из чувашской деревни, которые вынуждены делать это на не в полной мере освоенном русском.

У этой ситуации есть еще и обратная сторона. Учебная литература по региональным языкам также привязывается к русскому. Скажем, турок-киприот, решивший изучить родственный ему татарский язык, вынужден будет изучить русский и только потом приступить к татарскому. Хотя татарский он бы освоил гораздо быстрее в силу близости грамматики, лексики и фонетики. Государство создает учебную литературу для иностранцев, чтобы последние могли изучать русский язык, а с чувашским такого не происходит.

РУСИФИКАЦИЯ МИГРАНТОВ

Даже миграционная политика России находится в этой же логике. В России, даже в регионах численного доминирования тюркских народов мигранты должны адаптироваться посредством изучения сложного русского, нежели родственных татарского или башкирского. Другими словами, гражданину Узбекистана в Татарстане для адаптации необходимо выучить русский, хотя процесс интеграции мог бы пройти гораздо быстрее, если бы он происходил посредством родственного ему татарского языка и культуры. Кстати, государственного языка Республики Татарстан.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Казань в ответе за всех татар

И даже изменившиеся условия, которые по логике вещей должны были подтолкнуть российское руководство к рациональным мерам, ничего не меняют. Так, по признанию генерального директора АБНО "Новый век" Лилии Таишевой, сегодня изменился характер миграции.

— К нам едут все более молодые жители Средней Азии, выросшие уже в постсоветском пространстве с низким уровнем образования, знания языка, культуры, отсутствием навыков пребывания в городской среде — социально некомплементарные мигранты, — отмечала она.

Казалось бы, мигранта без знания русского стоит обучать татарскому, но нет, государство остается костным к меняющимся реалиям. А вот сами мигранты, вероятно, более гибче и адаптивнее. По признанию источников "Idel.Реалии", в Башкортостане часто мигранты из Узбекистана выдают себя за башкир, чтобы избежать дискриминационного отношения со стороны правоохранительных органов.

Москва, безусловно, остается окном во внешний мир, но в то же время ее политика в отношении этнических меньшинств показывает, что речь об окне с железной решеткой.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG