Ссылки для упрощенного доступа

Дело Сагита Исмагилова попало в ежегодный отчет правозащитников


Сагит Исмагилов

Информационно-аналитический центр "Сова" опубликовал свой ежегодный доклад "Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства", в котором обобщил за 2017 год практику возбуждения в России уголовных дел за перепосты в социальных сетях, вынесения приговоров по обвинению в оскорблении религиозных чувств и участии в религиозных организациях, признанных российской правовой системой экстремистскими.

Среди других примеров в разделе "Борьба с активистами республиканских националистических движений" аналитического отчета правозащитников обращено внимание и на уголовное дело по обвинению активиста башкирского национального движения Сагита Исмагилова. Общественник обвинялся в том, что он весной 2016 года на своей странице "ВКонтакте" перепечатал текст на башкирском языке автора под ником Ишбулды Әбйәлилбаш, а также фотографию отрывка из поэмы средневекового поэта Мухамедьяра "Нуры Содур" ("Свет сердец"), в котором нелицеприятно охарактеризованы татары времен Казанского ханства. Следствие, а затем и прокуратура посчитали, что в этих текстах "действия татар характеризуются, как агрессивные, направленные против башкир", "материалы носят недопустимый оскорбительный характер, в них имеются признаки возбуждения ненависти вражды по национальному признаку". Сагит Исмагилов заявлял, что репосты сделаны не им, хотя с содержанием одного из них, в котором говорится о том, что в Башкортостане закрыт Институт гуманитарных исследований, изучающий башкирский народ и открыт филиал казанского Института Марджани, и этим наносится вред изучению истории башкир, — он согласен. Что же касается стихотворения поэта Мухамедьяра, заявлял обвиняемый, то оно является литературным памятником, историческим источником и не подлежит исследованию на "экстремизм", о чем имеется соответствующее постановление Конституционного суда России.

18 октября 2017 года Ленинский районный суд Уфы признал Сагита Исмагилова виновным в "разжигании межнациональной розни" по ч.1 ст. 282 УК РФ и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 320 тысяч рублей. В декабре 2017 года Верховный суд Башкортостана снизил сумму штрафа до 100 тысяч рублей.

"С нашей точки зрения, творчество минувших веков не следует оценивать на предмет соответствия современным представлениям о толерантности и, тем более, законодательству об экстремизме. Здесь мы солидарны с соответствующим разъяснением Конституционного суда (20 апреля 2017 года Конституционный суд РФ вынес определение по жалобе на запрет признавать экстремистским содержание священных писаний мировых религий — "Idel.Реалии"). Совокупность же упомянутых двух текстов действительно может рассматриваться как высказывание, направленное на унижение достоинства по национальному признаку. Однако мы считаем, что унижение достоинства должно быть декриминализовано как деяние, не представляющее большой общественной опасности", — говорится в отчете правозащитников.

Ролик с очевидностью не подходил ни под один из критериев "закона Лугового", но это не помешало Генпрокуратуре и Роскомнадзору блокировать его без суда, как и десятки других подобных материалов

В отчет также попали уголовные дела по обвинению жителей Башкортостана в причастности к деятельности исламистской партии "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" (запрещена Верховным судом РФ в 2003 году, как террористическая), религиозного движения "Таблиги Джамаат" (запрещено Верховным судом РФ в 2009 году, как экстремистская), турецкого религиозного движения "Нурджулар" (запрещена Верховным судом РФ в 2008 году, как экстремистская). Указывается, что в декабре 2017 года пятеро членов партии "Хизб ут-Тахрир" были признаны виновными по ст.205.5 УК РФ (Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации) и приговорены к различным срокам лишения свободы. Кроме того, отмечается, что в прошедшем году в регионе было возбуждено еще два уголовных дела в отношении десяти арестованных членов "Хизб ут-Тахрир".

Авторы доклада также отмечают, что материалы партии "Хизб ут-Тахрир" продолжат блокироваться в Интернете. "Как и ранее, правоохранительные органы и суды запрещают материалы партии автоматически по ассоциации с запрещенной организацией, не рассматривая по существу и не выясняя степень потенциальной опасности каждого. Примером может служить видеоролик "Мама про обыск у сына и его друзей", выпущенный в ноябре 2012 года, вскоре после обысков у последователей "Хизб ут-Тахрир" в Башкортостане. Мать одного из молодых людей, у которых прошел обыск, в видеозаписи дает положительную характеристику сыну и его друзьям, говорит, что российские власти не защищают свободу вероисповедания в стране и преследуют мусульман, и настаивает на том, что ислам не может быть радикальной религией. Ролик с очевидностью не подходил ни под один из критериев "закона Лугового", но это не помешало Генпрокуратуре и Роскомнадзору блокировать его без суда, как и десятки других подобных материалов", — говорится в докладе.

Правозащитники также подчеркивают, что они считают решение о запрете "Хизб ут-Тахрир" "неправомерным, поскольку партия не практикует насилия и не рассматривает его как подходящий для себя метод борьбы за построение всемирного Халифата". "Однако, с нашей точки зрения, "Хизб ут-Тахрир" всё же могла бы быть запрещена — по иным основаниям. Наша позиция основана, в частности, на постановлении ЕСПЧ относительно деятельности "Хизб ут-Тахрир", вынесенном в качестве дополнения к решению по жалобе двух осужденных членов организации на действия российских властей. ЕСПЧ заявил, что хотя ни учение, ни практика "Хизб ут-Тахрир" не позволяют считать партию террористической и она прямо не призывает к насилию, запрет ее как экстремистской организации был бы оправдан, поскольку она предполагает в будущем свержение некоторых существующих политических систем с целью установления диктатуры, основанной на шариате", — говорится в то же время в отчете.

Российские правоохранительные органы преследуют верующих, у которых обнаруживаются книги Нурси, за членство в некой единой организации "Нурджулар", которая была запрещена в России несмотря на то, что даже само ее существование не было доказано

В докладе также указывается, что в марте 2017 года пятеро мусульман, последователей движения "Нурджулар" — корреспондент газеты "Киске Уфа" Азамат Абуталипов, бывший руководитель отдела закупок правительства Башкортостана Айвар Хабибуллин, владелец и директор языковой школы Шамиль Хуснитдинов и педагоги Тимур Мунасыпов и Айрат Ибрагимов были приговорены к условным срокам лишения свободы; в июне того же года Абуталипову и Хабибуллину, которые были осуждены как организаторы деятельности "ячейки", Верховный суд Башкортостана заменил условный срок реальным.

Правозащитники указывают, что, по их мнению, "труды турецкого богослова Саида Нурси запрещаются в России безосновательно". "Российские правоохранительные органы преследуют верующих, у которых обнаруживаются книги Нурси, за членство в некой единой организации "Нурджулар", которая была запрещена в России несмотря на то, что даже само ее существование не было доказано. Стандартное обвинение — участие в "домашних медресе", то есть в коллективных обсуждениях трудов Саида Нурси, а также в распространении его книг", — отмечается в отчете.

В июле 2017 года в Башкортостане был вынесен приговор в отношении пятерых членов "Таблиги Джамаат", которые были признаны виновными в организации деятельности экстремистского сообщества (ст. 282.2 УК РФ), подсудимые приговорены к наказаниям от двух лет лишения свободы условно до четырех лет семи месяцев лишения свободы в колонии общего режима. Запрет деятельности этого движения в России правозащитники также расценивают "как неправомерный, поскольку это движение занимается мирной пропагандой ислама, пусть и фундаменталистского толка, и не было замечено в каких-либо призывах к насилию".

Как отмечают авторы доклада в резюме, "на протяжении всего года законотворческая и правоприменительная практика в сфере борьбы с экстремизмом оставалась острой темой, в обществе возникает всё больше вопросов, связанных с вторжением государства в сферу выражения мнения". По мнению правозащитников, "радикальных изменений в антиэкстремистском правоприменении в 2017 году не произошло, их явно можно ожидать не ранее середины 2018 года".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG