Ссылки для упрощенного доступа

"Чурики-мокурики острова Свияжск". Мокрая граница


Режиссер Марина Разбежкина, директор музея-заповедника "Остров-град Свияжск" Артем Силкин и дизайнер Ксения Шачнева на презентации книги "Чурики-мокурики острова Свияжск" на Казанской книжной ярмарке в июне 2018 года

У режиссера Марины Разбежкиной и художника Рашита Сафиуллина вышла долгожданная совместная книга "Чурики-мокурики острова Свияжск". Она уже продается в казанском центре современной культуры "Смена", на днях должна появиться на прилавках независимых книжных лавок Москвы.

Для бывших казанцев Разбежкиной (режиссер художественных фильмов "Время жатвы", "Яр" и множества документальных картин) и Сафиуллина (художник-декоратор фильма Андрея Тарковского "Сталкер") Свияжск — пространство особенное. Было время, еще в эпоху СССР, когда Марина Разбежкина подолгу жила на Свияжске — тогда еще острове, в определенном смысле это было ее "место силы". А Рашит Сафиуллин, который тоже любил приезжать на удаленный от "большой земли" остров, с недавних пор постоянно живет в Свияжске: именно там у него теперь и дом, и мастерская.

Напомним: город Свияжск, основанный на Круглой горе у слияния рек Свияги и Волги еще при Иване Грозном, превратился в остров в конце пятидесятых годов прошлого века. Это произошло после строительства очередной гидроэлектростанции на Волге, образовавшей Куйбышевское водохранилище: тогда среди прочего затопило и дорогу, соединявшую Свияжск с материком. Не так давно дорогу восстановили; сегодня Свияжск – не изолированная глубинка,а популярный туристический центр.

В книге "Чурики-мокурики…" собраны репродукции картин, фотографии и тексты из того времени, когда Свияжск был островом. Это графические, живописные работы и фотоколлажи Рашита Сафиуллина, детские рисунки его сына — художника Чингиза Сафиуллина, фотографии Сергея Литовца, Евгения Канаева и из частных коллекций свияжцев. Что касается текстов, то большая их часть — документальные: их годами собирала (справочный материал, рукописи), слышала и записывала (разговоры реальных людей) Марина Разбежкина.


Инициатор издания "Чуриков-мокуриков…" — музей-заповедник остров-град "Свияжск", в котором начали рекламировать эту уникальную книгу еще в 2016 году. И довольно необычно: один из фрагментов "Чуриков-мокуриков…" переписали на белоснежную поверхность каменной печи, что стоит в знаменитом свияжском "доме с колоннами" — Музее Гражданской войны.

Это "детское" воспоминание о Гражданской войне, которым однажды поделилась с Мариной Разбежкиной жительница Свияжска тетя Валя (ей тогда было семь лет). Вот оно:

"Ночью спим: тук-тук-тук.
Я:
— Мама, дождик.
А она:
— Какой дождик. Война. Спи."

Как-то машинально все это происходило. Ночью постреляют, а днем спокойно. Трупы только по стеночке лежат. Отец приходил с работы, белая повязка к рукаву привязана, и шапку дали — это белые, значит. Тут нам говорят: "Красные идут и всех поголовно вырезают". Мать нас за руки, четверых детей, и за реку, в Введенки. А там говорят: "Идите обратно. Красные пришли, никого не трогают". Ну, мать нас за руки — и назад.

Архиерей в церкви сидел и говорит белым:

— Я на колокольне сяду. Увижу красных, звонить буду.

Он звонил, звонил. Красные его и расстреляли. Отца Семена расстреляли. У него коса была до бедер. Помню еще, барышню одну расстреляли. Барышень много у нас было. Сказала, наверное, что-нибудь. Красные расстреляли, в песок закопали, неглубоко. Шарфик долго из-под земли торчал. Голубой.

К Цветковым, старикам, красноармейцы в сад спрятались. Они пошли, белым доказали (донесли — М.Р.). Тех красноармейцев вывели и у стенки расстреляли. А потом красные пришли и Цветковых расстреляли. И правильно. Чего им красноармейцы, сад бы поели что ли?"…


Вошли в книгу фрагменты из дневника потомственного свияжского жителя Всеволода Владимировича Азбукина. Это лаконичные, строгие записи с 1969 по 1982 год: указана дата и очень коротко — событие, приключившееся в этот день. События такие: расцвели тюльпаны, например. Или: пролетели на северо-восток гуси. В дневнике Азбукина выделяется 1982 год, все записи этого времени сделаны под заголовком "Умерли": "Фролова Тося, 54 года, 29.04…Костюнина бабушка, 14.07… Спиридонова тетя Мотя, Анатолия мать, 22. 10…". И вдруг: "Брежнев Леонид Ильич, 10.11, 76 лет".

Что такое "чурики-мокурики" авторы книги, как они сами пишут в предисловии, не знают. Приводят собственное этимологическое расследование, согласно которому "чурики" происходят от слова "чур", что означает: граница, край. И тогда "мокурики", как предполагают Разбежкина и Сафиуллин, это "то, что за границей острова? Мокрое место, вода…".

В самой книге эта смешная рифма появляется только один раз — в короткой заметке про тетю Тамару: "Любимые ругательства тети Тамары: "чурики-мокурики" и "в озеро головой". И это даже не заметка, а разбежкинский и сафиуллинский "чурик-мокурик". Потому что для них это словосочетание стало означать истории из жизни островитян — реальные, подслушанные или подсмотренные. Собранные теперь в книгу.

И, что любопытно, не в одну. Дело в том, что "Чурики-мокурики…" тематически разделены на четыре части — на четыре небольших книжки. Они не собраны традиционно под единый "корешок": "корешка" у этого строгого издания, с обложкой из картонки "обыкновенного" песочного цвета, нет вовсе. Все четыре книжки, а также введение и глоссарий, сшиты друг с другом белыми нитками. Это идея дизайнера Ксении Шачневой (издательство "Трехречье"). Прекрасная идея: такая гибкая "сборка" позволяет страницам не выпадать, крупные иллюстрации печатать на разворотах без ущерба для восприятия, а еще это красиво и необычно.

"А почему сейчас Бог ни к кому не приходит?"

Одним из первых читателей "Чуриков-мокуриков…" — задолго до официального издания книги — стал композитор Александр Маноцков. Прошлым летом он написал документальную оперу "Сны Иакова, или Страшно место", в либретто которой вошли материалы книги "Чурики-мокурики…". Например, выписки из журнала наблюдений за больными свияжской психиатрической больницы (она существовала на острове до 1994 года на территории Богородицкого Успенского монастыря), письма пациента этой больницы Миши Рахманова, услышанный Разбежкиной (и записанный) вопрос одного из свияжцев-островитян: "А почему сейчас Бог ни к кому не приходит?".

Маноцков сам поставил эту оперу (она играется в Свияжске под открытым небом у стены Успенского монастыря, очередной показ — 15 июля) с молодыми казанскими музыкантами. И, как режиссер, использовал историю из "Чуриков-мокуриков…" про молотобойца, который в свияжском лагере для политзаключенных разбивал трупам головы: вдруг из них кто живой?

Так же в основу либретто оперы "Сны Иакова, или Страшно место" вошли материалы другой уникальной книги, изданной по инициативе музея-заповедника "Остров-град Свияжск". Это "Синодики Свияжского Успенского Богородицкого монастыря. Публикация, исследования" (составитель книги — кандидат исторических наук Эльмира Амерханова, научный редактор — доктор исторических наук Игорь Ермолаев). И она тоже заслуживает рассказа о себе.

Что такое "синодик"? Это список или коллекция списков (книга) с перечислением имен умерших для их поминовения во время богослужения. До наших дней сохранились два экземпляра Синодика-помянника Свияжского Успенского Богородицкого монастыря. Они содержат информацию за огромный период в 280 лет — с середины XVI века по тридцатые годы XIX века. И ранее они не публиковались.

Имена, вносимые за 280 лет в Синодик Свияжского Успенского Богородицкого монастыря, принадлежали знатным боярским родам, церковным иерархам, а также простым жителям Свияжска и окрестных деревень, многих городов Поволжья и Приуралья. Кстати, об именах. Вы когда-нибудь встречали человека с именем Ярыга? А Филагрий? Есть ли у вас знакомый Говор? Полява? Оглобля? Неупокоя? Амфилогий? Эти и другие редкие имена вошли в отдельную главу "Синодиков…" — Репертуар имен…".

Хочется еще отметить, что ценнейшая составляющая свияжского Синодика — список Синодика опальных: так называют документ, написанный по указанию царя Ивана Грозного. Принято считать, что в 1581 году, когда умер сын Грозного — Иван Иванович, царь совершил один из самых необычных в своей жизни поступков. Он решил посмертно "простить" всех опальных бояр, казненных по его приказу. Грозный приказал составить подробные списки "всех побитых опричниками" лиц,после чего эти списки были посланы в крупнейшие монастыри России вместе с большими денежными суммами (вкладами). Важное отличие свияжского Синодика от сохранившихся в других монастырях списка Синодика опальных — присутствие имени и фамилии Малюты Скуратова…

Осталось добавить, что, как и "Чурики-мокурики…", "Синодики…" вышли в издательстве "Трехречье".

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG