Ссылки для упрощенного доступа

"Гражданская война" под Казанью. Куда отправятся аварийщики после выселения 


Истории аварийщиков из Зеленодольска
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:02 0:00

Вот уже три месяца жители аварийных домов в Зеленодольске живут в ожидании выселения. Несколько недель назад в некоторых домах начали отключать газ, электричество и воду. Еще раньше им разослали уведомления о выселении, выделив на это один месяц. Аварийщики замерли в ожидании. Скоро осень и без отопления и электричества им ничего не останется, как искать новое жилье. "Idel.Реалии" побывали у аварийщиков и узнали, что они будут делать, если их выселят.

***

Миляуша Терскова получила материнский капитал в 350 тысяч рублей после рождения второго ребенка. На эти деньги она могла купить только комнату в общежитии в Зеленодольске. Но этого ей не хотелось: контингент не тот, места мало и свое отдельное жилье — это совсем другая история.

— Выбирали сталинку в кирпичном доме. Тогда было много бараков и деревянных домов. Денег хватило только на однушку в 25,5 квадратов. Изолированную квартиру можно лучше продать и купить потом побольше, — рассказывает Терскова.

Миляуша Терскова
Миляуша Терскова
Оказалось, что она купила несуществующую квартиру

Прошло несколько лет, у Тресковой родился третий ребенок. А чуть ранее оказалось, что она купила несуществующую квартиру. Дом еще до этого признали аварийным, но покупательнице об этом никто не сказал.

— Придумались потом какие-то документы о том, что в 2009-2010 годах была межведомственная комиссия и признала дом аварийным. Как в 2011 году мы могли купить несуществующее жилье, я не понимаю.

Пока женщина разговаривает с нами, двое ее старших детей играют рядом. Власти обязаны ее семье предоставить новую квартиру бесплатно, но не взамен аварийной, а потому что они стоят в очереди на получение. Но пока никаких вестей об этом нет.

Женщина с тремя детьми не знает, что делать дальше. Часть вещей уже собрана на всякий случай. Сама она уже не живет в этой квартире, перебралась временно в другую в таком же аварийном доме.

***

— А это по какому каналу будет? — спрашивает мужчина во дворе аварийных домов.

— Это не телевидение, интернет. Сейчас интернет больше смотрят, особенно молодежь, — отвечает за нас один из лидеров аварийщиков Марина Родина.

— А толку-то?

— Толку… А ничего не делать — ничего не будет, — отвечает Родина.

— Эй! Сколько боролись уже, — машет на нее мужчина.

— Видите, люди надежду уже теряют.

— Бесполезно всё…

Этот мужчина — Рафаил Шайхутдинов. Он живет со своей женой Фаридой Бикмуллиной и сыном-школьником в соседнем с Терсковой доме.

— Душно у нас только. Свет включи и выключи телевизор, — говорит Рафаил сыну.

Мальчик не хочет прерывать трансляцию матча, но соглашается. Родители садятся на диван.

— Моя жена живет тут 20 лет. Она — инвалид, — рассказывает он. — Квартиру никто не дал новую. Обманули, сказали, что получим новую.

— Я — инвалид второй группы уже пять лет. Никому ничего не надо. Мучаюсь, — перебивает его жена. — Инвалиды кому нужны?

Рафаил Шайхутдинов и Фарида Бикмуллина
Рафаил Шайхутдинов и Фарида Бикмуллина

Эта семья подписала ипотеку, но потом передумала, когда поняла, что им предлагают совсем не то, что обещали сначала. Отказ они пока не заявили, но и квартиру им до сих пор никто не предложил.

— Меня просто обманули и силой заставили подписать. 283 тысячи нам за наше жилье предложили. Если не ипотеку — то на улицу. Куда я с несовершеннолетним сыном пойду? — женщина начинает плакать.

Придётся автомат купить и идти в этот… горисполком

— Квартиру нам обещали, Минниханов приезжал, обещал. Мы даже смотрели квартиры. А потом на Мирном [микрорайон на окраине города] стали предлагать. А она [жена] на 18-й этаж не может ходить. Сейчас вовсе предлагают в Васильево и Осиново. Убирайтесь, говорят, куда хотите. Выселяйтесь, говорят, и всё. Если по 11 тысяч подписывать откажемся, то по 5 тысяч выдадут. Силом ("силой" — "Idel.Реалии") заставили, короче, — сетует Шайхутдинов.

Семья не может выплачивать ипотеку. У жены пенсия — 11 тысяч, пенсия мужа — 14 тысяч. Это все деньги, которые есть у них. Ипотека обошлась бы почти в 30 тысяч в месяц.

— Берите деньги и идите на улицу — это всё, что они нам говорят, — поясняет Бикмуллина.

— Если нас будут выселять, то придется автомат купить и идти в этот… горисполком. А что остается?

— Ничего не остается. Люди никому не нужны, — соглашается жена.

— Стрелять я умею, на границе служил.

***

О доме по улице Декабристов и семье Сапуновых "Idel.Реалии" уже писали ранее. В квартире напротив живет отец Марины Сапуновой Альберт Кокорин. Он почти не говорил с нами — плохо слышит, вместо него историю рассказывала дочь.

Марина Сапунова и Альберт Кокорин
Марина Сапунова и Альберт Кокорин

— Изъяли жилье и ничего другого взамен не предоставили. Берите кредит и покупайте новое. Он живет тут больше 50 лет, в 1997 году квартира была приватизирована. В этой квартире его вещи, его память. Позже мы с мужем обменялись на квартиру напротив, чтобы была возможность быть ближе и ухаживать за ним.

Это какая-то отсебятина татарстанских чиновников, чтобы просто загнать всех в ипотеку

Сапунова не понимает, почему в квартире ее отца или их нельзя жить. Раньше им говорили, что дом признан аварийным из-за одного единственного балкона в муниципальной квартире. Балкон даже снесли год назад, но дом из аварийности не вывели.

У Сапуновых и Кокорина просторные квартиры, ремонт аккуратный. Ничего не говорит о том, что жизни здесь может что-то угрожать.

— Я 50 лет живу в этом доме. Тут всё — садовый участок, друзья, магазины. Но это никому не интересно, люди, конечно, могут ко всему привыкнуть. Но у нас всё хорошо тут. Я заходила в квартиры, которые уже пустые, в основном у муниципальщиков они были. Ремонта 50 лет не было, полы 30 лет не мыли. Там ужасно, но люди сами хотели так жить. Устроили гражданскую войну — одним квартиры бесплатно, другим — ипотека.

Сапунова не знает, что случится с их семьей, если придется все-таки покинуть квартиры.

— Это какая-то отсебятина татарстанских чиновников, чтобы просто загнать всех в ипотеку. Исполком спрашивает у нас: аварийный дом наш или нет. Мы говорим: нет. Они: а если новые квартиры дадим бесплатно? Ну глупые же вопросы задают. Если бесплатно, то мы подумаем. Они молчат.

***

Илья и Гузель Карповы живут в Полукамушках — историческом квартале Зеленодольска. Это типовые двухэтажные дома на четыре квартиры. Нижний этаж из кирпича, верхний — из дерева. Домам больше 100 лет. Власти обещали не сносить их, но потом уточнили — в полной безопасности лишь небольшая часть, выходящая на главную улицу.

​Гузель и ее сын живут в этой квартире на втором этаже уже много лет. Илье 16 лет, у него ДЦП и он — спортсмен — играет в параолимпийский вид спорта бочча.

Бочча — паралимпийский вид спорта, в котором принимают участие спортсмены с заболеванием церебральным параличом. Этот вид спорта начал развиваться в 1980 году, а в программу Паралимпийских игр вошел в 1984-м. В игре используют 12 кожаных мячей (весом 275 грамм и окружностью 270 мм) и один стартовый мяч — "Джекбол". Цель игры — при броске приблизить свой мяч к "Джекболу", как можно ближе по отношению к мячу соперника. Размер площадки 6х10 м. Игроки производят броски только сидя на колясках в своих боксах. Спортсмены, которые по степени поражения опорно-двигательного аппарата не могут бросить мяч, используют специальные приспособления (направляющие) и ассистента. Несмотря на видимую простоту игры, в поединках присутствует азарт, тактика и стратегия. (Пресс-служба Паралимпийского комитета России)

​С 2013 года Карповы стоят в очереди на улучшение жилищных условий, но никаких подвижек пока нет.

Илья посещает тренировки почти каждый день. Чтобы попасть туда, его мать каждый день спускает и поднимает уже взрослого сына на себе по деревянной лестнице со второго этажа (смотрите видео в самом начале этого материала).

— Надеюсь, что с нами вопрос как-то решится. Ипотеку я взять не смогу, у нас и так спорт оплачивается, — объясняет Гузель.

За всё время, пока ее сын занимается бочча, Татарстан только один раз оплатил поездку на соревнования, всё остальное она оплачивает сама.

***

Зайтуну Короткову знают все аварийщики. Она — одна из тех, кто ездит на все митинги, суды и выступает с трибун, рассказывая о проблемах переселенцев. К ней пару лет назад приезжал президент Татарстана Рустам Минниханов, поел пирожков у нее дома, похвалил квартиру. Тогда она надеялась, что всё изменится к лучшему и ей разрешат дальше жить здесь, в Полукамушках. Но этого не случилось.

Зайтуна Короткова
Зайтуна Короткова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мы что, проклятые люди? Пенсионерка — о борьбе за исторический квартал Зеленодольска

Приезжал президент Татарстана Рустам Минниханов, поел пирожков у нее дома, похвалил квартиру

Чтобы оплачивать услуги юристов, пенсионерка устроилась работать дворником. Потом у нее заболела нога и пришлось начать ходить с тростью.

— Делали экспертизу недавно. Работоспособное состояние — 75%, ограничено работоспособное — 25%, — показывает документы Короткова.

Пенсионерка рассказывает, что в Полукамушках живут в основном пожилые.

— В соседнем доме заслуженный работник судостроения, 65 лет проработал на заводе. Другой — заслуженный строитель. А теперь? Теперь он никто и зовут его никак. Вот как мы живем? Как можно так жить?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Алексей Песошин считает "вполне законной" ситуацию с расселением аварийного жилья в Татарстане

В Зеленодольске почти каждый третий дом признан аварийным. На начало программы переселения таких домов было 360, сейчас 86 домов "вышли из программы", а 199 — остаются в ней. Татарстанские власти предлагают бывшим собственникам квартир 11 тысяч рублей компенсации за один квадратный метр, а также соципотеку на дома Государственного жилищного фонда при президенте Татарстана. В других регионах России жильцам аналогичных домов либо предоставляется новое жильё бесплатно (из расчета метр за метр), либо выплачивают 35 тысяч руб. за кв м. Большая часть из жильцов зеленодольских домов борется за "выход" (исключение из программы переселения), так как у них нет средств для покупки нового жилья.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    регина хисамова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (105)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG