Ссылки для упрощенного доступа

Мы что, проклятые люди? Пенсионерка — о борьбе за исторический квартал Зеленодольска


Зайтуна Асгатовна из квартала "Полукамушки"

В Зеленодольске местные жители выступают против выселения из исторического квартала города, дома в котором признаны аварийными. В квартале осталось около половины жителей, столько же из них не согласны на условия властей и борются за увеличения цены квадратного метра. Одна из них — 66-летняя Зайтуна Короткова. "Idel.Реалии" рассказывают ее историю и историю квартала.

Два года назад Зайтуна Короткова торопилась — бежала в свою квартиру, чтобы быстро забрать продукты и снова вернуться в больницу. Они вместе с мужем Борисом фактически жили там. У него незадолго до этого обнаружили рак крови и пенсионерка ухаживала за ним.

Когда она заходила в квартиру, ее одернул журналист местной газеты — "Зеленодольской правды", — ожидавший ее у дверей. Он ей и сообщил, что "Полукамушки" — квартал из 26 домов собираются снести. Женщина тогда сказала, что ей не до этого и убежала к мужу, захватив продукты. Муж вскоре умер, а Зайтуна Асгатовна осталась наедине с грядущей бурей.

ЗАЙТУНА, ПИРОЖКИ И ПРЕЗИДЕНТ ТАТАРСТАНА

Короткова почти всю свою жизнь проработала на заводе имени Горького молотобойцем кузнечного цеха. Работа эта тяжелая, "мужская". Из-за этого кожа на ее руках стала грубой, а пальцы за много лет тяжелого труда увеличились. Она стесняется своих рук и за столом с "приличными людьми", которых в последнее время ей приходится видеть все чаще, прячет руки. Приличными людьми Зайтуна Асгатовна называет чиновников и сотрудников правоохранительных органов, которые за последние пару лет борьбы за дом и квартал нет-нет да и захаживают к ней. Так и 13 июня 2016 года к ней в дом рано утром, чтобы успеть поесть до начала главного мусульманского поста — Уразы, — приехал Рустам Минниханов — президент Татарстана.

В ту ночь Зайтуна Асгатовна мало спала — готовилась к приезду. Она испекла специально для президента пирогов, угощала его и всю его охрану, когда те приехали усадив за столом, где в тот день красовалась белоснежная скатерть. Президент оглядел квартиру пенсионерки, поел, помолился и, заявив, что в ее квартире вполне можно жить, отправился дальше. Зайтуна Асгатовна в тот день на радостях пригласила к себе на сто грамм всех соседей, с которыми уже много лет жила бок о бок, но так и ни разу не собиралась. Пили водку, разговаривали и ели пироги. "Я и водку пью как мужики, матерюсь как они — за столько лет работы-то. Я вообще больше мужик, чем баба", — говорит пенсионерка.

Вид из окна Зайтуны Асгатовны
Вид из окна Зайтуны Асгатовны

Зайтуна Асгатовна — одна из немногих жителей квартала, которые не хотят уезжать. У нее в "Полукаменных", как она сама их называет, прошла вся ее жизнь. Здесь она прожила почти полвека с мужем, вырастила детей и встретила старость. "Мне жить-то осталось два дня", — говорит женщина, сетуя на то, что ей уже 66 лет, да и ноги уже не те — сложно ходить.

Несмотря на то, что президент Татарстана хорошо отозвался о квартире пенсионерки, это не уберегло ее от судов, экспертиз, адвокатов, сотен обращений, писем и акций протеста.

Читайте также
Аварийный Зеленодольск: сараи, балконы и гетто

Дом Зайтуна Асгатовны включен в программу расселения из аварийного жилья. Из 26 домов в программу не попали только восемь по улице Энгельса. Их несколько лет назад признали объектами культурного наследия Татарстана. Они должны быть отреставрированы.

Остальные дома после приезда Минниханова на проектный семинар, в ходе которого он и посетил квартиру пенсионерки, тоже решили не сносить. Вот только жителей там никто оставлять не собирается — все они должны воспользоваться условиями программы и покинуть свои дома, взяв ипотеку.

ВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ

Историческое ядро Зеленодольска — квартал "Полукамушки" — стоит в самом центре города больше века. Но год назад почти вакуумную тишину этого места нарушили, снеся несколько домов. На их месте стали строить новый высотный многоквартирный дом. Но строительство не задалось и на момент планируемой сдачи дома в этом году в нем только семь этажей из десяти.

Район построили век назад, первая линия — несколько домов на улице Энгельса — датированы 1906 годом. Остальные строились чуть позже. Постройки первоначально были одноэтажными, но потом на кирпичный первый этаж надстроили деревянный. Отсюда и название — "Полукамушки".

Квартал сто лет назад строили для инженеров Волго-Вишерского акционерного общества (будущего завода имени Серго). Этот район тогда считали элитным, потом, уже в советское время, именно здесь жила почти вся городская интеллигенция. С 1932 по 1937 год в одном из домов жил будущий министр авиационной промышленности СССР, а тогда директор ПОЗиСа Михаил Хруничев. В другом доме поселился директор судостроительного завода имени Горького Борис Бутома, с 1965 по 1976 год работавший министром судостроительной промышленности СССР. Во время войны в Зеленодольск переселили артистов Московского театра юного зрителя. Актрису Юлию Юльскую поселили в дом в "Полукамушках". Местные краеведы разместили памятные таблички на дома, где жили эти люди, чтобы ни жители, ни власти, не забывали об этом.

Почти все дома в "Полукамушках" — аварийные. Когда под строительство нового дома снесли исторические дома, местная и казанская общественность выступила резко против. Они не хотели, чтобы Зеленодольск потерял свою историю, а вот местные жители, которые стараются обходить "Полукамушки" стороной были не против избавиться от него. Для современного зеленодольца романтики в этом месте мало. "Почти в каждом доме кто-то торгует самогоном, живут алкоголики или преступники", — так сами жители "Полукамушек" отзываются о своих соседях.

Соседи
Соседи

Местные тоже не против выехать из своих домов. Главная причина их протеста не в том, что они хотят сохранить квартал, а в том, что власти им предложили лишь 11 тысяч рублей за квадратный метр их жилья. Жители Зеленодольска и Чистополя в Татарстане уже несколько лет выступают против этой политики властей, однако пока не очень успешно. В Казани переселенцам из аварийного жилья по программе выдают по 38 тысяч рублей за квадратный метр. Узнав об этом Зайтуна Короткова добавляет: "Мы что, проклятые люди? Мы чем-то хуже тех, кто живет в Казани?"

МИТИНГИ, ВНУК И ИПОТЕКА

За последний год женщина успела принять участие в нескольких митингах и на каждом она пытается выступить. В начале весны на митинге в родном Зеленодольске, она успела отругать КПРФ (организаторов акции) за беспомощность и рассказать о том, как борется за свое право на жилье.

Когда на акции появляются журналисты, Зайтуна Асгатовна уверено идет к ним со своим плакатом и рассказывает о том, что с ними происходит. Журналисты обычно спрашивают у нее про тот приезд президента Рустама Минниханова, а она в этот момент меняется в лице и рассказывает, как все было.

— Сам Рустам Нургалиевич зашел в мою квартиру, был у меня в гостях. Он был поражен, что всё чисто и уютно. Он тогда главе города Тыгину сказал, что это — не аварийное жилье, — начинает пенсионерка. — Мы никому не нужны. Минниханов сказал, но ничего не сделал. Я писала ему письмо, но ответа так и не было, на Минстрой Татарстана сослались, а те на Тыгина. В данный момент всё плавает. По реформе ЖКХ мы проверили, что наших Полукаменных как бы не существует, дома все снесли, всем дали жилье и всё в шоколаде.

Зайтуна Асгатовна на крыльце своего дома
Зайтуна Асгатовна на крыльце своего дома

У женщины есть родственники, но стеснять их она не хочет. "Я должна к дочери переехать, а свою квартиру Тыгину отдать?", — говорит она, за одно ругая мэра города. Да и внук живет вместе с ней в ее квартире. Парень окончил Казанский государственный энергетический университет. "Образование есть — работы ноль", — поясняет пенсионерка, отмечая, что в Зеленодольске большие проблемы с этим.

— По трудовому договору его долго не устраивали, один день две тысячи заработает, на второй — рубль. Он буквально ест, пьет и живет на мою пенсию. Это с чем я должна брать ипотеку? Если я сегодня не заплачу, то меня уже завтра выгонят. И как на ребенка повесить ипотеку? У него даже семьи нет! — возмущалась пенсионерка на одном из митингов.

Внук с тех пор на работу устроился, занимается сигнализацией в полиции. Зарплата его составляет 14 тысяч рублей. Пенсия Зайтуны Асгатовны — 13 тысяч рублей, еще 8 тысяч в месяц она получает, работая дворником. "Даже если я заключу договор, с каких денег мне платить? Меня при первой же возможности выставят из квартиры новой", — рассказывает она.

ПОЖАР

В конце прошлой недели в "Полукамушках" случился пожар. Загорелось два дома в непосредственной близости от новостроя. Местных жителей это сильно испугало и они уже решили, что оставшиеся два дома, примыкающие к новострою, обречены на скорую гибель.

Местных жителей охватила паника, одна из женщин даже от волнения забыла свои зубные импланты в автобусе

В тот день утром Зайтуна Асгатовна звонила в ЖЭК и говорила начальнику, что нужно заколотить окна в квартирах, где уже никто не живет. На другом конце трубки с этим согласились и пообещали вскоре заняться вопросом. Через пару часов случился пожар. Загорелось как раз из той квартиры, где никто не жил. Местных жителей охватила паника, одна из женщин даже от волнения забыла свои зубные импланты в автобусе, когда спешила домой после звонка о пожаре. Все боялись, что останутся и без этого жилья.

Пожарные долго не могли потушить огонь — напора в водопроводе не хватало, а горел второй этаж. Когда с огнем было покончено, жителей первых этажей пустили в квартиры, чтобы они смогли спасти то, что еще уцелело. Кто-то смог вытащить только кружку, а кто-то даже смог спасти своего кота, спрятавшегося под диваном.

Те, чьи квартиры пострадали от пожара уже разъехались к следующему дню — кто к родственникам, кто в Дом ветерана. На три месяца власти выделили им там жилье. Но черные стены их домов теперь напоминают местным о том, как быстро они могут лишиться последнего, пусть и аварийного жилья. Те же в свою очередь уверены, пожар — назидание для тех, кто не хочет соглашаться на 11 тысяч за квадратный метр.

Дом ветерана
Дом ветерана

ЗАВИСТЬ И БУМАЖКИ

У дома напротив стоят несколько женщин. На улицу они выскочили из-за того, что привидении людей с фотоаппаратами, гулящих по кварталу, то есть нас.

— Вы посмотрите! А лучше сфотографируйте! У нас тут разваливается все, ходить страшно, — просит женщина в малиновой куртке.

Она проводит нас вокруг крыльца, показывает, где и как покосилось или обвалилось. На втором этаже в окне другая соседка внимательно наблюдает за нами, поглаживая серого кота. Не выдержав, она спускается к нам.

— А вы кто такие? Журналисты? Ой, нас сколько раз уже снимали. Вы с телевидения? Нет? Вот все у нас так выглядит, в половине домов уже никто не живет, у нас вот тоже выехали. Все хочу вот тут прибраться, но времени все нет, — говорит она нам.

— Смотрите, вон, идет. Опять со своими бумажкам, — отвлекается от нас и недовольно ворчит она из соседок, завидев Зайтуну Асгатовну.

— Ага, опять с бумажками, — отзывается другая.

Соседка
Соседка

Зайтуна Асгатовна останавливается, приглядывается к ним. В это время на крыше соседнего здания несколько мужчин красят трубы. Это отвлекает ее. Женщина, завидев их, машет и что-то спрашивает.

Она уже несколько месяцев работает дворником в "Полукамушках", поэтому на короткой ноге с каждый разнорабочим и сантехником в округе. В 66 лет отправиться на такую работу ей вынудила нужда проводить постоянные экспертизы на ее жилье и оплачивать услуги адвокатов. "Один адвокат, Михалеченко, меня уже бросил, поэтому пришлось нанимать нового, из Казани", — рассказывает она.

— Она же на Москву деньги собирает, — поясняет соседка. — По 500 рублей с каждого требует, чтобы на билет хватило. Они собираются там кому-то письма относить.

Говоря это, соседки недовольно смотрят на Зайтуну Асгатовну. Они за глаза называют ее принцессой за то, что на живет одна в квартире в 35 "квадратов". А главное, у нее там все работает и есть нормальный туалет.

— Молодец она, — ломается первая соседка. — Сама все сделала, не хочет в бардаке жить.

— Да, — соглашается другая, смотря пенсионерке в след.

Зайтуна Асгатовна бредет по тропинке между домами и взглядом оценивает людей, идущих впереди, — кто-то из них может быть соседом и к нему нужно подойти, чтобы собрать деньги. Их она, действительно, собирает для поездки в Москву. Там она и еще несколько соседей хотят передать письма Путину, в Следственный комитет и Генпрокуратуру, а потом еще и присоединиться к митингу против реновации в Москве. "Если все закончится плохо, то куплю керосин и в Москву на Красную площадь поеду, сожгу себя, больше ничего не останется", — приговаривает Зайтуна Асгатовна.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG