Ссылки для упрощенного доступа

"Все возмущены зарплатой и условиями труда, но привыкли"


В Марий Эл продолжается дискуссия на тему низких зарплат в сфере образования. Она активно возобновилась после того, как Общероссийский народный фронт опубликовал результаты опроса педагогов и воспитателей детских садов в регионах. По его результатам стало известно, что работники дошкольных учреждений из Марий Эл жалуются на низкие зарплаты, которые могут составлять до 6 тыс. руб. в месяц. Официальная реакция на эту информацию появилась довольно оперативно: со ссылкой на пресс-службу правительства Марий Эл ТАСС сообщил о том, что эта информация не соответствует действительности. Корреспондент "Idel. Реалии" поговорил с Еленой Петуховой, бывшей педагогом-организатором школы, расположенной в одном из районных центров республики. Она рассказала о том, что три года назад в течение полугода получала по 8 тысяч рублей в месяц.

— Расскажите, как вы стали педагогом школы в посёлке Оршанка?

— Так получилось, что после учёбы в Санкт-Петербурге, после окончания магистратуры Европейского университета, я вернулась домой, в районный центр в Марий Эл. Не захотелось сразу ехать в большой город, решила поднакопить сил и ресурсов. Искала работу, ходила на кучу разных собеседований, никак не связанных с моей специальностью, получила интересный, скорее социологический, чем жизненный опыт, но работу не смогла найти. Моя мама работает в местной школе, а поскольку я на университетской практике работала учительницей истории и обществознания, то решили узнать, есть ли в местной школе вакансии. Директорка (Елена позиционирует себя в качестве феминистки и использует в речи гендерно-сенсибельные формулировки; она считает, что "феминитивы имею полное право на применение в маскулинном и сексистком русском языке") школы сказала, что есть.

В школе даже нет бумаги, не то, что нужного количества технического и канцелярского оборудования

Обратились в районный отдел образования, узнали, что и в сельских школах есть вакансии. Людей не хватает катастрофически. Но у меня не было возможности попасть на место работы, в деревню, хотя мне очень хотелось. Автобусы туда не ходят. Мне, когда я рассматривала возможность работать учителем в сельской школе, даже предложили такой вариант: "Твой папа тебя может завозить по дороге на работу". Он работает в Йошкар-Оле, и ему по предложенному варианту пришлось бы возить меня в противоположном направлении. Я не согласилась, данное предложение руководительницы местного РОНО мне вообще показалось неуместным.

В итоге, я приняла предложение директорки Оршанской школы, о том, что можно много чего сделать, будучи педагогом-организатором. Оказалось, что "много чего" сделать в этом направлении не удастся, так как в школе совсем нет необходимого оснащения. В школе даже нет бумаги, не то, что нужного количества технического и канцелярского оборудования. Попутно я стала преподавать английский и немецкий. Поскольку поняла, что на ставку педагога-организаторки в пять тысяч рублей не прожить. До меня эту ставку делили между несколькими учителями.

— Пять тысяч рублей, это полная ставка?

— Да, и я начала там работать. Со второй половины года, когда уже должна была начаться подготовка к весенним традиционным "милитаризированным", патриотическим мероприятиям. Сразу стало понятно, что пять тысяч — это совсем ничего, "кот наплакал", и мне дали несколько часов английского и немецкого языка. Немецкий преподавался только в одном классе, в нём была группа из пяти-шести человек, изучающих немецкий язык. Больше в школе никто немецкий язык не изучает.

— Работа педагога-организатора считается по часам, или составляет полный рабочий день?

— Это полный рабочий день, не как часы предметника, ты находишься в школе с 8 до 17. У учителей должно быть больше свободного времени, чтобы подготовиться к урокам, какие-то презентации сделать. У педагога-организатора трудовой день начинается раньше, чем у учителей, и зачастую заканчивается позже. Когда началось лето, меня отправили на три месяца на пришкольный участок. Чтобы я, видимо, ни перед кем не маячила. Предполагалось, что я с восьми до двенадцати часов буду там находиться, а потом еще какими-то делами заниматься. Хотя не совсем понятно какими, ведь в школе каникулы. При этом, я работала вместе с детьми, я не хотела быть надзирателем, как некоторые учителя. После этого, меня собрались заставить выполнять какую-то другую работу по школе: красить окна к 1 сентября, может быть ещё что-то. Это меня возмутило, поскольку такая работа — не обязанность учителей. А там это в порядке вещей — я сама видела, как учителя красили окна. То есть, они выполняли неоплачиваемую работу, которая не входит в их функциональные обязанности, еще и нарушает технику безопасности. В разговорах между собой учителя возмущаются, но никак не высказывают своё мнение официально.

— Сколько вы проработали в школе Оршанки?

— Трудоустроилась в феврале 2015-го. Проработала до июля. Хотела уйти раньше, когда весь этот беспредел начался. Когда я собиралась уезжать за границу и в визовом центре, принимавший у меня документы сотрудник очень был шокирован моими данными о зарплате в 8 тысяч рублей: "Это где так платят, это действительно так?".

— С февраля по июль вы больше восьми тысяч не получали?

— Нет. Зарплата выплачивалась дважды в месяц: по четыре тысячи аванс и расчёт. Как некоторые учителя, я не стала оформлять зарплатную карту (ещё пришлось бы и за обслуживание платить), поэтому получала деньги в кассе, что было не всегда приятно, так как отсутствовала анонимность и их выдавали на день или два позже тех, что присылали на карту.

— Уволились и уехали вы не из-за этой невысокой зарплаты?

— Изначально у меня не было планов работать в школе. Но у меня получалось работать с детьми и во время вузовской практики, и в школе в Оршанке. Мне было интересно — я пыталась вести интерактивные проекты. Я думаю, что зарплата должна быть честной, достойной за труд, который выполняют педагоги. Возмущало и то, что за небольшую зарплату учителя выполняют дополнительную работу, которая не входит в их обязанности.

— У вас есть информация, какая сейчас ситуация в этой школе?

— Я не очень в курсе зарплат в школе сейчас, но не думаю, что всё сильно изменилось.

— Как вопрос зарплат обсуждается в коллективе?

— Все возмущены тем, что зарплата маленькая, но все уже к этому привыкли. Разговоры все ведутся в "кулуарах", конечно. И мне запомнился вот такой случай: как-то вышло постановление, в котором было написано, что в каждом школьном классе должен быть фонарик. На очередной планёрке директорка сказала, что каждая учительница и учитель, за которой и которым закреплён кабинет, должен купить этот фонарик за свои деньги. Чтобы школа была полностью обеспечена фонариками. Я после этого вообще «выпала в осадок», меня это очень возмутило. Для того, чтобы обеспечить выполнение этого документа, нужно использовать деньги, которые заложены в бюджете. Этим вопросом должно заниматься РОНО: купить фонарики, обеспечить ими кабинеты всех школ, а не персонал школы.

— Сейчас ваша работа связана с педагогикой?

— Я работаю по контракту на гонорарной основе, но работаю по проектам в школе. Все учителя и учительницы в Германии являются чиновниками и чиновницами. И зарплаты, соответственно, у них достаточно высокие, до 5 тысяч евро. К их числу я не принадлежу, нужно иметь особое образование, позволяющее работать в определенном виде школе.


Татьяна Вадимовна, мама Елены Петуховой, работает в той же самой Оршанской средней школе. Преподаёт историю и обществознание. Педагог с 30-летним стажем, пять лет как на пенсии. Она дала согласие на публикацию информации от своего имени.

Я хотела подать иск в суд по поводу компенсации за отсутствие стажевых. Коллеги меня не поддержали, у нас боятся отстаивать свои права

— Многие педагоги недовольны уровнем своей зарплаты, а для выполнения майских указов увеличивают нагрузку на учителей. Это плохо, так как снижает качество преподавания. Мы, учителя, общаемся с коллегами из других районов, из Йошкар-Олы. И вот что выяснили: в нашем Оршанском районе, оказывается, педагогам не выплачивают стажевые. Руководительница профсоюза работников образования и науки Людмила Пуртова, которая недавно приезжала к нам, сообщила, что это зависит от наличия денег в районе. Я хотела подать иск в суд по поводу компенсации за отсутствие стажевых, но юристы посоветовали направить коллективное обращение, это более эффективно. Коллеги меня не поддержали, у нас боятся отстаивать свои права.


По словам Татьяны Петуховой, ставка педагога-организатора не могла вырасти сильно за три года. Её предлагают учителям, которые теряют часы преподавания. Так, например, сейчас её передали преподавателю марийского языка (в прошлом году у него уменьшилось число часов).

Татьяна Петухова работает в школе с 1988 года, сейчас её нагрузка — 26 часов в неделю. Её начисления за октябрь составили 21 тысячу рублей (это без вычета 13% подоходного налога). Она объяснила, что такая сумма набирается за счёт часов, то есть учебной нагрузки. Средняя заработная плата школьных педагогов в сентябре, по данным Маристата составила 24 779 руб.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG