Ссылки для упрощенного доступа

Активист о выбросах диоксида серы в Сибае: "Я чувствую, что градус беспокойства в городе растет с каждым днем"


Эдуард Кадыров

Руководство Сибайского филиала Учалинского горно-обогатительного комбината объявило о готовности к началу работ по подтоплению карьера, из которого продолжаются выбросы диоксида серы, идущие на город. По расчетам промышленников и проектировщиков "мокрой консервации карьера", вся операция должна занять не менее 40 дней. Посредством этого власти и промышленники надеются ликвидировать очаги горения рудных пород. Примерный срок окончания работ — 20 марта — был установлен во время очередного визита в Сибай врио главы республики Радия Хабирова, после того, как выяснилось, что к 1 февраля ликвидировать проблему не удастся.

Заявлениям чиновников в городе уже никто особо не верит, поскольку нас больше двух месяцев кормили "завтраками"

Тем временем горожане продолжают практически каждый день жаловаться на выбросы диоксида серы — на минувших выходных такие выбросы с 25-кратным превышением ПДК накрыли самый близкий к карьеру поселок Золото, из-за чего власти вынуждены были объявить частичную эвакуацию населения. Восьмикратное превышение ПДК наблюдалось на некоторых улицах города и в прошедший понедельник. Сибайцы также возмущаются большими очередями в больницах и поликлиниках; многие жалуются на резкое ухудшение самочувствия. В социальных сетях пользователи высказывают опасения, что горение рудных пород может возобновиться после прекращения затопления и откачки воды из карьера.

Сибай. Карьер — в центре, поселок Золото — слева от карьера, город Сибай — справа
Сибай. Карьер — в центре, поселок Золото — слева от карьера, город Сибай — справа

О настроениях и тревогах жителей Сибая "Idel.Реалии" подробно поговорили с местным активистом, одним из организаторов самого популярного городского сетевого сообщества в соцсети "ВКонтакте" "Сибай, дыши!" Эдуардом Кадыровым.

— На прошедшей неделе в Сибай приезжал врио главы республики Радий Хабиров; на этот визит многие горожане возлагали определенные надежды. Удовлетворены ли вы встречей с ним?

— Да, мы ждали этой встречи. Нас интересовала его реакция на заявления местных властей и филиала УГОК о том, что к 1 февраля ликвидировать проблему прежними способами не удастся, и что карьер будут подтапливать. Дело в том, что заявлениям чиновников в городе уже никто особо не верит, поскольку нас больше двух месяцев кормили "завтраками" и другими всевозможными обещаниями и заверениями. Так, до 15 января нас целый месяц вводили в заблуждение — говорили, что у нас нет превышений ПДК. А пробы, между тем, производила только лаборатория филиала УГОК — то есть, самого виновника ситуации. Когда же приехали другие мобильные лаборатории из Уфы, стало всем очевидно, что превышения и значительные — есть. При этом, лаборатория УГОК вдруг "сломалась".

Во время визита Радия Хабирова у нас состоялась с ним встреча, и мы рады, что нам, как представителям общественности уделили внимание. Самое главное — что мы из его уст услышали конкретные сроки — 8 февраля должно начаться полноценное подтопление карьера и к 20 марта оно должно закончиться. И что никаких трехмесячных разработок проекта этой операции, как ранее заявляли промышленники, не будет.

— Вам понятен смысл этого проекта — имеется ввиду, затопление карьера?

— Конечно, мы хотели услышать и специалистов — авторов проекта, чтобы обсудить все проблемы и возможные последствия. Ранее все такие оценки доходили до нас лишь через руководство филиала УГОК. Добавлю также, что разработчик проекта подтопления — институт "Уралмеханобр" — входит в холдинг УГМК, то есть, независимой эту компанию считать нельзя. Но с другой стороны это одна из немногих фирм, где сосредоточены специалисты в области именно таких проблем.

Насчет затопления — многие в городе опасаются того, что, поскольку температура горения в очагах сейчас очень большая, то при контакте с большим количеством воды может получиться паровой взрыв, который способен разрушить стенки карьера и резко интенсифицировать выбросы диоксида серы и сероводорода. Предусмотрены ли в проекте какие-то меры против этого, мы пока не знаем. Другая возможная проблема состоит в том, не возникнет ли горение снова, когда воду откачают. Мы просили ознакомить нас с документацией по проекту, но нам отказали, ответив, что это — материалы сугубо "для внутреннего пользования и не предназначены к обсуждению".

— Других способов локализации очагов горения, кроме подтопления карьера, как я понимаю, нет?

Самый лучший способ избавиться от проблемы — бурить шахты к очагам на бортах, подавать туда заиловочную смесь, либо бетонировать

— Ранее мы также проконсультировались со специалистами. Они сказали, что самый лучший способ избавиться от проблемы — бурить шахты к очагам на бортах, подавать туда заиловочную смесь, либо бетонировать. Но, насколько мы понимаем, у Учалинского ГОК нет сейчас таких производственных мощностей. Дело в том, что объемы горящих камер очень большие; чтобы осуществить такую операцию нужно сложное оборудование и это будет очень дорогостоящим мероприятием.

— Если процесс подтопления карьера растянется до конца марта, а выбросы всё будут продолжаться, то каковы возможные последствия для здоровья населения? Что говорят медики?

— Мы неоднократно беседовали с родственниками, друзьями, знакомыми, просто со многими горожанами — пока люди ощущают признаки легкого отравления диоксидом серы. Симптомы такие — кашель, першение в горле, слезоточивость и так далее. Если выбросы будут длиться еще более месяца, то, думаю, это, конечно, повлияет на органы дыхания. Тут уже идет накопительный эффект отравы в организме и можно говорить о серьезных проблемах со здоровьем. Перед нашими глазами — пример крымского Армянска, где в прошлом году также произошли выбросы, в том числе, диоксида серы. Мы связывались с местными жителями — они рассказали нам, что у них через несколько месяцев стало наблюдаться заметное ухудшение здоровья, начались проблемы с легкими.

Медики, с которыми мы беседовали, приватно признают, что недомогания наших горожан связаны именно с выбросами. В официальных заключениях они этого, понятно, написать не могут — тут нужны серьезные обследования, экспертизы, комиссионные заключения. Но понятно ведь и без заключений, что иммунитет от отравления снижается, организм ослабевает и становится более подверженным инфекциям, осложнениям старых болезней. Врачи рекомендуют, по возможности, меньше выходить на улицу, либо вообще переехать. И горожан, склонных последовать этому совету, становится, на мой взгляд, всё больше.

— Как далеко вы сами живете от карьера? Ощущаете ли выбросы?

Медики, с которыми мы беседовали, приватно признают, что недомогания наших горожан связаны именно с выбросами. В официальных заключениях они этого, понятно, написать не могут.

— Мы живем примерно в трех с половиной километрах — это довольно далеко. Нас накрывает реже, можно сказать, периодически. Но работа у меня разъездная и я часто бываю в кварталах, расположенных вблизи карьера. Там ситуация, понятно, намного хуже, чем у нас.

Я хорошо запомнил день 11 декабря прошлого года, когда в первый раз ощутил выбросы в полной мере. Я был на улице всего-то полчаса, при этом находился в машине, но ощущение было таково, как будто мне выстрелили в лицо из газового баллончика. Целые сутки после этого были спазмы, першение в горле.

Мой двухлетний ребенок, выходя на улицу, сразу начинал кашлять. Сейчас он практически забыл, что такое улица, поскольку с ним мы выходим из дома редко и перед этим обязательно отслеживаем направление ветра, смотрим на результаты проб воздуха.

— Ваши промышленники установили пару вентиляторов, чтобы "разгонять смог", власти в качестве защиты от выбросов раздают марлевые повязки и активированный уголь. Разве это помогает?

— Вентиляторы — конечно, это несерьезно. У нас в группе по этому поводу даже стихи иронические сочинили:

Вентилятор я поставлю

Мордою к карьеру,

В Култубан-село отправлю

На халяву серу...

Разумеется, это не позволит добиться какого-то результата. Воздушные потоки поднимаются довольно высоко и вентилятор, даже мощный, их не захватит и не разгонит. То же самое можно сказать про маски — ни о какой защите речь здесь не может идти, от газа они не спасут. Скорее, наоборот — из-под маски при выдохе всё направляется вверх, в глаза.

Для защиты от выбросов нужны, как минимум, специальные респираторы (строительные не подойдут), но у нас в городе их вообще нет в продаже.

— Чем занимается ваше сообщество "Сибай, дыши!", помимо информирования горожан о текущей ситуации?

А тут еще у нас собрались строить цементный завод

— Еще в середине января, когда нас вводили в заблуждение относительно проб ПДК, мы стали собирать деньги на датчики, чтобы независимо делать замеры и потом передавать эти данные в администрацию и МЧС, и, конечно, информировать горожан. Сейчас первые датчики уже закупаются. Есть и другие беспокоящие нас проблемы. Сейчас возобновил свою работу закрытый в декабре завод буровых реагентов, который вносил свою лепту в выбросы. Запах "жареных семечек", на который жаловались горожане ранее, — именно от него. А тут еще у нас собрались строить цементный завод. Словом, проблем хватает.

— В городе были попытки провести митинг или хотя бы сход на экологическую тему, но они были сорваны. Что в вашей группе думают о таком формате защиты своих прав на здоровую окружающую среду?

— Мы от идеи провести митинг отказались после первого приезда Радия Хабирова в середине января — нам понравилась его позиция, понравилось те изменения в действия местной администрации, которые произошли после его визита. Позитивно мы оценили и то, что замеры ПДК стали объективнее. Еще по поводу митингов — насколько я понимаю, сейчас будет тяжело согласовать такие мероприятия. И, к тому же — чего можно этим добиться? Сам формат таких мероприятий, мне кажется, не приводит к решению проблемы. Оптимальнее выглядят переговоры, обсуждения проблем за "круглым столом".

— Насколько я знаю, некоторые жители Сибая готовы подать иски к руководству УГОК и администрации о возмещении ущерба, нанесенного здоровью. Как вы думаете, эффективен ли этот способ защиты своих прав?

— Да, я видел в соцсетях образец такого иска. Но я считаю, что пока говорить о каких-то судебных разбирательствах рано. На сегодняшний день нет ни одного юридически доказанного факта отравления от выбросов с карьера. К тому же, перспективы таких исков, на мой взгляд, сомнительны ввиду определенной экологической политики в нашем государстве. Если бы дело происходило, скажем, в США, к нашим гражданам уже выстроились в очередь всевозможные юридические фирмы, предлагая свои услуги по составлению исков. Там это имело бы перспективу.

— А что вы думаете о перспективах уголовного дела, возбужденного полицией по части 1 статьи 251 УК РФ (загрязнение атмосферы)? Правда, оно возбуждено в отношении "неустановленных лиц"...

— По части 1 этой статьи предусмотрено наказание лишь в виде штрафа или трех месяцев ареста, поскольку это считается преступлением небольшой тяжести. В полиции с ним разбираются на уровне дознавателей. Тут встает вопрос — насколько простой дознаватель сможет свободно ориентироваться во всех технических, экологических, медицинских и других тонкостях проблемы? Я предвижу, что сложностей там будет достаточно. К примеру, может выясниться, что нынешнее руководство карьера в выбросах либо невиновно, либо виновно лишь частично — поскольку вполне возможно, что нарушения в производстве работ или при консервации выработки произошли при предыдущем руководстве ГОК.

— Некоторые специалисты считают, что в Сибае нужно вводить режим чрезвычайной ситуации и, возможно, эвакуировать жителей, по крайней мере, детей. Что думают об этом сами горожане?

— Объявление чрезвычайной экологической ситуации производится, насколько я знаю, при определенных критериях, установленных федеральным министерством природных ресурсов и исходящих из результатов среднесуточных замеров. Но такие замеры в Сибае просто не делаются. Меряются лишь разовые концентрации. Между тем, я уверен, что среднесуточный показатель по ПДК у нас постоянно превышен. И, хотя бы в 500-метровой зоне вокруг карьера, полагаю, стоило бы ввести ЧС и эвакуировать оттуда жителей.

— Если подытожить сказанное, каково сейчас настроение горожан?

— Жители города разделились на два лагеря — тех, кто серьезно обеспокоен ситуацией, и тех, кто считает, что всё более-менее в порядке. По моим наблюдениям, группа обеспокоенных горожан в последнее время всё увеличивается и численно уже превосходит группу, которая сохраняет спокойствие. Безусловно, у тех, кто живет вблизи карьера, беспокойства больше. Я, честно говоря, вообще не понимаю, как они там еще остаются жить. В целом, многие горожане пока, конечно, опасаются открыто возмущаться; видимо, боятся за последствия. Но, думаю, что это всё до поры до времени. Я чувствую, что градус беспокойства в городе растет с каждым днем.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (4)

XS
SM
MD
LG