Ссылки для упрощенного доступа

"Двуязычие приносит дополнительный доход и создает позитивный имидж"


Эктор Алос-и-Фонт

Социолингвист Эктор Алос-и-Фонт считает, что нет ничего страшного в том, что родные языки в российских школах теперь можно изучать только по желанию. Однако, по его мнению, крайне важно сохранить образование на родных языках и развивать среду этих языков.

Есть дети, которые желают изучать татарский? Тогда для таких детей учебники должны быть самого высокого уровня.

Считается, что в России разговаривают на 150 языках. С высоких трибун звучат пафосные речи о том, что федерация — это многонациональное государство, что каждый народ, каждый язык важен и уникален. В реальности же нерусские языки, по сути, вынуждены выживать. ЮНЕСКО заявляет, что 131-му языку народов РФ грозит вымирание. Башкирский, чувашский, марийский, эрзянский, калмыцкий, коми, ногайский, удмуртский, саха, чеченский, кумыкский, ингушский языки, сибирскотатарский диалект татарского, язык барабинских татар... Всем им грозит угроза исчезновения. Корреспондент Радио Азатлык побеседовал с социолингвистом Эктором Алос-и-Фонтом. Он живет в Чебоксарах, а сам родом из Каталонии. Ученый выучил чувашский и татарский языки.

— Эктор, 10 лет назад вы обосновались в России, говоря точнее, в Чувашии, и начали изучать языковую проблему. Как изменилась языковая политика России за эти годы? Можете обозначить позитивные и негативные тренды?

— Сложно сказать, потому что существует совершенно разные подходы. Например, сторонники государственной политики заявляют о том, что экзамены, введенные после четвертого класса, помогают лучше освоить язык. Эти же сторонники в последние годы говорят, что для того, чтобы выучить язык, достаточно четырх классов. Но результаты такой учебы пока еще не получены. Для того чтобы выучить язык и чтобы этот язык сохранился, в самую первую очередь, нужно сохранить образование на этом языке.

Десять лет назад интернет еще не был так развит как сейчас. Теперь нельзя представить жизнь без сети. Появились всякого рода приложения, делаются сайты, печатаются книги, для детей появляются игры, работают блогеры. Т.е. люди пытаются что-то делать, не надеясь на государство. В народе повысился интерес к языку, отдельные общественные организации стали заниматься этой темой. Десять лет назад этого всего не было так много, а сейчас — это обычное явление.

Люди поняли, что государство равнодушно к нерусским языкам

Конечно же, изменения 2017 года были очень острыми: государственные языки республик РФ и родные языки перестали быть обязательными в детских садах и школах. Люди поняли, что государство равнодушно к нерусским языкам. Это плохо. Мне кажется, никто не ожидал такого от российской языковой политики. Всё произошло молниеносно: сначала прокурорские проверки, затем и изменения в закон об образовании внесли.

— А по-вашему, почему федеральный центр вообще затронул языковой вопрос? И как воспринял это народ: воспротивился изменениям, либо же всё проглотили?

— Интересный вопрос, но конкретного ответа дать не могу. Я просто наблюдаю за тем, для чего всё это было нужно. Несомненно, ущемление нерусских языков федеральным центром ударило по национальным республикам. Другие российские регионы и города об этом и знать не знают, большинству населения эта тема вообще не интересна. Да и в самих республиках этот вопрос разные слои населения восприняли по-разному. Например, Татарстан, Башкортостан были в лидерах борьбы за языковые права. Общественность выразила свою позицию, были уличные акции, конфликт очень четко ощущался. Что касается Чувашии, здесь не было какой-то критики, какого-то противодействия предложенным изменениям. Моя дочь учится в обычной школе, она изучала чувашский язык как родной и как государственный. И все так изучали. Когда началась эпопея с заявлениями, у родителей возник резонный вопрос: а зачем это нужно? Было странным писать заявления по три раза, но все это сделали. Да, почти все выбрали чувашский язык. Не было больших скандалов, связанных с тем, что кто-то заявил бы, что чувашский не нужен. Всё прошло спокойно. Конечно же, это результат работы школы и ее руководства с родителями.

Как сами республики относятся к своим языкам? Вот с этого нужно начинать. В Чувашии языковая тема очень спокойная. С одной стороны, это вроде бы хорошо, но есть и негативные моменты. Если какой-то язык начинает исчезать и если по этому поводу ничего не происходит, ничего не обсуждается, ничего не критикуется, что же тут хорошего? Большинство населения абсолютно равнодушно к этой теме.

После событий 2017 года директора школ и детских садов как-то испугались, думают: можно ли петь песни на чувашском, можно ли давать уроки чувашского... А что если прокуратура нагрянет?

Думаю, что те, кто считает, что языки — это важно, затаили обиду. Если какая-то социальная группа чувствует на себе давление, конечно же, будет конфликт. Люди лояльно относятся к национальным языкам, однако мы живем в обществе, где языки преподают в условиях свободного рынка. Нужно делать акцент на том, что изучение языков приносит свои плоды, что это интересно. В Чувашии чувашский язык преподается 20 лет, особых результатов нет. Уроки остались, но в очень усеченном количестве. И вот теперь национальным республикам никак нельзя упустить оставшуюся возможность. В других странах уроки языка могут быть 2-3 раза в неделю, но и за это время дети умудряются выучить язык. Это же касается и Татарстана, и Башкортостана, и Чувашии. Есть дети, которые желают изучать татарский? Тогда для таких детей учебники должны быть самого высокого уровня. Конечно, это касается не только учителей, хотя и их отношение к своей работе нужно поменять в позитивную сторону. При изучении языка нужно осознавать пользу от этого языка. Мотивации "я уважаю другие народы, поэтому изучаю" может надолго не хватить. Это, конечно, здорово, но, как правило, не продолжительно.

— А как ваши дети выучили чувашский?

— Дочка по-чувашски говорит очень хорошо. Мы постоянно ее хвалим, мотивируем. В семье говорим на двух языках: я — на каталанском, жена — на русском. Дети со мной говорят на каталанском, с мамой — по-русски, дочь изучает чувашский только в школе. Когда прилетаем в Испанию, они говорят по-каталански, никаких проблем! Сыну пока 5 лет, к сожалению, в детском саду чувашских групп нет. После событий 2017 года директора школ и детских садов как-то испугались, думают: можно ли петь песни на чувашском, можно ли давать уроки чувашского... А что если прокуратура нагрянет? В саду только один уголок напоминает о том, что есть чуваши, что мы живем в Чувашии. В городах Чувашской республики нет национальных школ. С этой стороны, Татарстан, Башкортостан, Якутия находятся на одну ступень выше.

— Вы сказали, что изучение языка должно быть интересным. А как заинтересовать национальным языком в сегодняшних реалиях? Например, если урок родного языка сделают факультативом, то и дети, и родители очень скоро поймут, что такой язык, в принципе, не нужен.

— Да, это плохо, но это не значит, что всё, умерли. Подобные примеры есть во Франции. В школах на факультативах изучаются окситанский, каталанский, баскский, бретонский языки. Результативно изучаются. Поначалу люди как-то не обращали на это внимания, думали, что не нужно. Но постепенно они начали замечать внимание со стороны государства. Речь ведь не только об обучении языку. В Чувашии языковая политика закончилась на том, что чувашский в обязательном порядке преподавался в школе. Но люди не видели практического применения этого языка, не поняли, для чего всё это нужно.

Да, школа может выполнять роль языковой среды. Но для изучения языка нужны и другие возможности. В первую очередь, это визуальная и аудио информация. Нужно, чтобы были таблички и указатели на татарском, башкирском, чувашском, якутском, чтобы на этих языках предоставлялись услуги в общественных местах. Если ребенок изучает язык и после школы заходит в магазин, он вполне может укрепить свои знания, купив морковь, огурцы, хлеб, молоко — прочитав названия на этом языке. В государственных органах, в общественных местах нужно говорить на этих языках. Если есть надпись на этом языке, значит, на нем можно получить услугу, у человека растет уверенность, что он может использовать этот язык. Ну, а если в госоргане всё написано только на русском, создается впечатление, что здесь другие языки не нужны.

У знания и использования языков есть и экономическая ценность

Также нужно работать и с отдельными частными организациями, объяснять им пользу двуязычия. Надписи, предоставление услуг на обоих госязыках расширяет аудиторию, приносит дополнительный доход, создает позитивный имидж — нужно доносить всё это до бизнесменов. Т.е. у знания и использования языков есть и экономическая ценность. В этом смысле есть опыт у Канады, у некоторых европейских стран. Да, результат будет не завтра. Может пройти 10, 20, 30 лет, но нужно научить языку молодое поколение, нужно внедрить мысль о том, что двуязычие — это норма жизни.

— Каталанский язык развивается, об этом можно говорить, судя об образовании и о сфере применения языка. В Барселоне на всех указателях сначала написано по-каталански, только затем — по-испански. В Казани же, например, если по-татарски написано, то, как правило, всегда после русского языка и зачастую маленькими буквами. В кафе и ресторанах, если поздороваешься по-каталански, сразу как-то более уважительно обслуживают, везде флаги Каталонии. Как долго вы к этому шли? Смогут ли российские республики поднять свои языки на уровень региональных?

— Одно понятно: нужно много и терпеливо работать. Сфера использования каталанского в разных регионах выглядит по-разному, хотя и принято считать, что условия для языка созданы хорошие. Но в самой Каталонии только 31% населения знает и использует каталанский. Это меньше показателей того же Татарстана. Да, региональный язык ставится наравне с испанским. Интеллигенция сделала всё, чтобы у нас были билингвы. Есть школы, которые дают образование на каталанском, изучение языка обязательно. Есть сотни методик обучения языку. Очень-очень много напечатано книг и учебников, и они ничем не уступают учебникам по английскому, испанскому языкам. Есть государственные и частные СМИ, футбольные матчи комментируют на каталанском, очень много программ, мультфильмов, кинофильмов, игр для детей. Нужно требовать от правительства, нужно контролировать эти вопросы, нужно объяснять. Языковая политика должна быть всеобъемлющей.

В самой Каталонии только 31% населения знает и использует каталанский. Это меньше показателей того же Татарстана.

Я понимаю, что люди, скорее всего, склонны к пессимизму. Но по мере того, как давление на языки будет возрастать, придётся работать с еще большим усердием. Несоменно, нужно хоть как-то сохранить национальные школы. Как минимум, хотя бы отдельные предметы должны преподаваться на родных языках. Башкиры, чуваши, татары, якуты должны читать на своих родных языках. Мы ведь изучили детей, которые получили образование на родном языке — они русский язык осваивают в совершенстве. Интеллигенция и активисты национальных движений считают, что ЕГЭ сводит все усилия по сохранению языков на нет. Однако социологические исследования показали, что сдача ЕГЭ на русском языке не создает никаких сложностей для детей, которые учились не по-русски, а на своих родных языках. Русскоязычный ли ребенок, татароязычный ли — нет никакой разницы, нет проблемы сдачи экзамена. Кстати, в Каталонии экзамен можно сдавать на том языке, на котором тебе удобнее. Это во-первых, а второе я уже озвучил: нужно создавать языковую среду, нужно делать современную продукцию на национальных языках.

Баски тоже шли к изучению языка 30 лет. Родители могут выбирать, на каком языке получать образование их детям: на испанском или на баскском. Показатели были 50/50. В 1980-х годах много было тех, кто считал, что дети должны учиться на испанском, а баскский не нужен вообще. Сейчас же 80% родителей выбирает баскский. Хотя и там лишь 32% населения говорит на этом языке. Но активисты, интеллигенция смогли доказать преимущества знания баскского. Всё образование — с 1-го класса по 11-й — на баскском, но, несмотря на это, все дети стопроцентно выучивают и испанский. 30 лет баски изучали языковую политику, результативность этой политики — ни у кого больше нет таких научных трудов по этой теме как у них.

— ЮНЕСКО включило башкирский, чувашский и другие российские языки в список тех, которым грозит исчезновение. Как ученый, можете спрогнозировать будущее этих языков?

Башкирский так быстро не исчезнет

— На 100 лет прогноз дать нельзя. Если всё будет продолжаться так как сегодня, по-чувашски будет говорить лишь 5% чувашей. Что касается башкирского, то тут надежд больше, потому что у них есть традиция передачи языка новым поколениям. Башкирский так быстро не исчезнет. Для того чтобы языки продолжали жить, их нужно приспособить к городским условиям. Да, деревни тоже нужны, и их нужно сохранять, но ведь люди массово переселяются в города. Национальный язык должен быть языком города. Нужно общаться на этом языке в быту, объяснять, что язык должен быть современным. Это крайне важно.

— Эктор, над чем вы работаете сегодня?

— Последние два года занимался изучением состояния татарского и чувашского языков на юге Чувашии. Как они сохраняются, кто на этих языках говорит, как они развиваются — ищу ответы на эти вопросы. Пока точных цифр нет, но могу сказать приблизительные. В татарских аулах южных районов Чувашии татарский язык сохранился очень хорошо. Татарских деревень много в Батыревском, Комсомольском районах ЧР. Там доля татарского населения достигает 30%. Изучение татарского сохранилось в школах, особенно в начальных классах. Это безусловно помогает языку. В татарских деревнях дети между собой и с родителями говорят по-татарски. Аулы большие, татары живут сплоченно. Есть татароязычная среда. Живут богато, тех, кто переселяется в районный центр или в город, крайне мало. Например, деревня Шыгырдан даже больше райцентра!

И уже в райцентре языком общения автоматичеки становится русский

Чувашские деревни также чувашеязычны, дети также говорят по-чувашски, но по окончании школы они мигрируют в райцентр и в города. И уже в райцентре языком общения автоматичеки становится русский. Они видят, что чувашский там не используется, поэтому переходят на русский. И в связи с этим родители начинают говорить со своими детьми на смеси русского и чувашского. Ни у татар, ни у чуваш нет проблем с изучением и осваиванием русского языка. Даже те, кто учится в национальных школах, без проблем сдают ЕГЭ.

Есть еще один момент. Чуваши, пытаясь заработать денег, уезжают в другие регионы, зачастую в Москву. А татары зарабатывают в Татарстане. Может, и это как-то влияет. Татарский язык очень активно используется в торговле.

У каждого народа есть молодежь, которая гордится своим происхождением, своей нацией: и у чуваш, и у татар. Только вот в Чебоксарах, Канаше и других городах ЧР нет общения на чувашском. На это, конечно же, влияет и отсутствие в городах национальных чувашских школ.

Оригинал материала: Радио Азатлык

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (125)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG