Ссылки для упрощенного доступа

Говорить о престижности русского языка, по меньшей мере, цинично, или Почему чеченки и ингушки рожают много, а татарки и русские — нет


Чечня. Рынок в Грозном. Фото сделано в 2016 году

Редко когда материалы ИА "Татар-информ" становятся информационным поводом хоть для какого-то обсуждения и дискуссии. Но исключения иногда всё-таки бывают. Яркий пример — интервью с Валерием Тишковым — экс-министром по делам национальностей, этнологом, экс-директором Института этнологии и антропологии РАН, а ныне научным руководителем Института этнологии и антропологии РАН им. Миклухо-Маклая.

Татары — центральная фигура в раздуваемых имперскими идеологами мифах об опасности сепаратизма, якобы исходящем от национальных республик

Здесь он заявил следующее: "Есть добровольная ассимиляция в пользу русского языка. Русский язык в нашей стране не только государственный, но и более престижный. Это язык подавляющего большинства населения. На нем лучше получать образование, поступать в крупный университет. У нас культуры равноправные. Но у носителей большей культуры всегда есть большие преимущества, чем у тех, которых мы называем меньшинствами". Также он предрек уменьшение численности основных этносов в России, за исключением народов Кавказа, и рассказал и о том, что татар во время переписи 2020 года поделят на ряд подгрупп.

Итак, разберем эти тезисы. Что касается последнего, ничего экстраординарного и нового здесь нет. Это высказывание ярко свидетельствует о том, что идеологическая подготовка к переписи 2020 года уже началась. И тенденция разделить татар на максимальное число подгрупп идет уже с переписи 2002 года.

Если мы возьмем за основу предыдущие переписи — 2002 и 2010 годов, то там отдельной строкой (в качестве подгрупп татарского народа) проходят сибирские татары, астраханские татары, кряшены. А нагайбаки вообще выделены в самостоятельную этническую единицу. Замечу, что ни один другой народ России не разделен на такое количество самостоятельных этнических единиц. Причина здесь банальна: татары — это не только самая крупная после русских этнонация в РФ, но одновременно и центральная фигура в раздуваемых имперскими идеологами мифах об опасности сепаратизма, якобы исходящем от национальных республик.

Татарский вопрос как этнополитический фактор в настоящее время существует в двух субъектах: Татарстане и Башкортостане, а в перспективе еще одним таким регионом может стать Западная Сибирь. Поэтому попытки уменьшить численность татарской этнонации будут предприниматься, в первую очередь, именно в двух поволжских республиках.

В контексте переписной кампании 2020 года для Татарстана главной является кряшенская проблема, т.е. попытка выделить татар-кряшен (крещеных татар) в отдельный этнос. Татары-кряшены, как и сибирские татары в переписях 2002 и 2010 годов, включались в число подгруппы внутри татар, т.е. пока Казани удавалось отбивать атаку. Безуспешные попытки лоббистов (в том числе, по линии РПЦ) выделения татар-кряшен в отдельный этнос не увенчались успехом. В прошлой переписи 2010 года кряшенами записались около 35 тыс. человек, что в масштабах 6-миллионной татарской нации, конечно, ничтожные цифры. Но ведь и планы сторонников вычленения их из рядов татарской нации весьма наполеоновские.

Фильм "Божий народ - кряшены" вызвал много споров
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:03 0:00
Для Татарстана главной является кряшенская проблема, т.е. попытка выделить татар-кряшен (крещеных татар) в отдельный этнос

Следует также сказать, что и власти Татарстана в некоторой мере сами потакают планам Валерия Тишкова. В частности, в прошедшем году в Казани за государственный счет официально открыли дом культуры кряшен. Отделять татар-кряшен и создавать для них некий отдельный дом культуры — это весьма странный и недальновидный шаг, если учесть что кряшенская фольклорная культура — это часть культуры татарского народа. Такое выделение в особое положение татар-кряшен де-факто конструирует (т.е. формирует) некую отдельную кряшенскую культуру. А за культурным конструктом следующим шагом идет формирование самостоятельной этнической единицы (т.е. народа). Поэтому необходимо прекратить выделение кряшен в некий отдельный народ и вообще употребление термина "кряшены". Правильным с научной и с политической точки зрения является употребление термина "татары-кряшены" или "крещеные татары".

В Западной Сибири сибирских татар также пытаются выделить в отдельную этническую группу. В случае с сибирскими татарами даже предпринимались попытки написать учебники по некоему "сибирско-татарскому языку". Но сибирские татары пока неплохо сопротивляются данным тенденциям и не желают выделяться из татарской нации в отдельный народ.

В случае с Башкортостаном здесь традиционно пытаются оторвать уфимских татар от их соотечественников к западу от реки Ик (т.е. от Татарстана), объявив их башкирами. И сторонники этой политики, к слову сказать, уже начали подготовку к переписи 2020 года.

Их стратегическая задача — не допустить возвращения татар Башкортостана в статус второго по численности этноса в республике

Их стратегическая задача здесь — сохранить процентное соотношение трех основных этносов, исходя из цифр сфальсифицированных переписей 2002 и 2010 годов, и не допустить возвращения татар Башкортостана в статус второго по численности этноса в республике.

Стоит отметить что Валерий Тишков решил отметиться на башкортостанской теме по-своему, предложив отмечать в переписных листах такую вариацию как "татаро-башкиры", как якобы компромисный. В реальности такой вариант не может устраивать ни татарскую, ни башкирскую сторону, т.к. непонятно, к какому этносу в конечном счете относить данную группу, и как их учитывать при проведении национальной политики в республике. Но в любом случае, это еще одна попытка размыть татар и уменьшить их этнический потенциал.

Но пока далеко не всё удается Валерию Тишкову. Его попытки увеличить количество народов, учтенных во время переписи, пока не получили поддержки в статистическом управлении. Ведь помимо политических интересов по расчленению крупных народов РФ на мелкие народности есть и логика уже чисто бюрократического характера.

Наибольшее количество детей, рожденных на одну женщину, зафиксировано у ингушек, цыганок и чеченок. А самые низкие показатели — у евреек

Теперь что касается уменьшения численности этносов, о которых говорит Валерий Тишков. Здесь одновременно играют два фактора: ассимиляция нерусских народов и невысокая рождаемость, которая только усугубляет первую тенденцию. Если обратимся к результатам статистических данных (за 2015 год), то наибольшее количество детей, рожденных на одну женщину, зафиксировано у ингушек (3,13 ребенка), цыганок (3 ребенка) и чеченок (2,8 ребенка). А самые низкие показатели — у евреек (1,5). У татарок — 1,88 ребенка. Но прежде чем делать далеко идущие выводы, нужно учесть два момента: 1) На уровень рождаемости влияют не только национальные традиции, но и уровень урбанизации. Чем более урбанизированный народ, тем хуже у него демографические показатели и, соответственно, наоборот. И по мере усиления урбанизации даже у народов, традиционно показывавших высокий процент рождаемости, эти показатели падали. 2) Современные тенденции таковы, что даже самый высокий уровень рождаемости со временем у всех народов неизбежно снижается.

Возьмем, к примеру, этносы России с самыми высокими демографическими показателями. Лидеры здесь, действительно, народы Кавказа. И в доказательство приведенных выше двух факторов отметим, что уровень урбанизации в Ингушетии составляет 42,5%, Чечне — 34,3%, Дагестане — 44,8%. При этом подавляющее большинство чеченцев, ингушей и народов Дагестана проживают в пределах своих республик. В то же время татары — это уже давно высокоурбанизированный народ (больше 75%). Поэтому трудно здесь ожидать высокой рождаемости. Вместе с тем даже у народов-лидеров показатели рождаемости падают.

Среднее число детей, рожденных на одну женщину, у отдельных национальностей:

​Т.е. уменьшение рождаемости — это естественный процесс. И все механические призывы к его увеличению, не подкреплённые какой-либо государственной стратегией в этом направлении, заранее обречены на провал.

В контексте последнего тезиса Валерия Тишкова о якобы равноправии культур и языков стоит отметить, что после последних изменений (октябрь 2018 года) в Стратегии национальной политики говорить о равноправии народов и конфессий в РФ даже с чисто формальной, юридической точки зрения уже не приходится.

Стратегия государственной национальной политики России. Что нового?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:15 0:00
Говорить о престижности русского языка, по меньшей мере, цинично

"Российское государство складывалось как единение народов, системообразующим ядром которого исторически выступал русский народ... Объединяет современное российское общество единый культурный (цивилизационный) код, основанный на сохранении и развитии русской культуры и языка, историко-культурного наследия всех народов России", — говорится в Стратегии. Т.е. мы видим четкую градацию народов РФ и их языков на "первый и второй сорта".

И в этом случае говорить о престижности русского языка, по меньшей мере, цинично. В условиях, когда языки народов России искусственно выдавлены из многих сфер жизни, в том числе, посредством всевозможных явных и косвенных запретов (в том числе, ЕГЭ, запрет на защиту научных диссертаций на нерусских языках и т.д.), неудивительно, что они не могут на равных конкурировать с русским языком. И, конечно же, на нерусских языках нельзя получать образование, поступать в университет... Всё это уже в далеком прошлом. По сути, языки народов России в сравнении с русским языком поставлены в разные весовые категории.

Главный вывод — в долгосрочной перспективе ставка на высокую рождаемость не является тем спасительным кругом, за счет которого можно как-то нивелировать процессы языковой и культурной ассимиляции. Слегка затормозить можно, да и то ненадолго (т.к. мы видим — рождаемость падает у всех), но компенсировать полностью и таким образом решить проблему навсегда никак нельзя. А значит, единственный способ сохранения своего этнического потенциала для народов России — это опора на укрепление национального самосознания через историческую память, язык, а для мусульманских народов и через опору на исламские традиции.

Что касается татарской нации и подготовки к переписи 2020 года, то очень важно, какие усилия предпримет её элита (интеллектуальная, общественно-политическая), чтобы сохранить свой этнический потенциал. Сможет ли она эффективно противостоять попыткам размыть нацию на множество этнических групп и затормозить процессы культурно-языковой ассимляции?

Предстоящий год это покажет.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

А что думаете вы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG