Ссылки для упрощенного доступа

Татарский язык в Башкортостане: история вопроса


Уфимский государственный татарский театр "Нур". Одна из немногих вывесок на татарском языке в Уфе.

Заголовки многих региональных СМИ Башкортостана взорвались новостью о специальной резолюции съезда Всетатарского общественного центра, касающейся положения татар республики Башкортостан. Попытку обратить внимание на нерешенность татарского вопроса, приведшая в новейшей истории Башкортостана уже к двум громким отставкам всего его политического руководства, некоторые СМИ уже привычно успели назвать "провокацией". Эта тема долго была самой обсуждаемой на сайте "Idel.Реалии". Требования ВТОЦ – не изобретение сегодняшнего дня, и каждое из них имеет свою давнюю историю​.

В резолюции "О положении татар Республики Башкортостан и путях решения их проблем" отмечалось тяжелое положение с соблюдением этнокультурных прав татарского населения Башкортостана, компактно проживающего в западной части этой республики, и в связи с этим требовалось:

  1. Придание татарскому языку статуса государственного в Башкортостане;
  2. Проведение референдума о присоединении бывших частей Уфимской губернии с преимущественно татарским населением к Татарстану.

Критики резолюции, упорно делающие вид, будто эти требования родились только сегодня, вызывают удивление. Напомню, что требование придать татарскому языку статус государственного в Башкортостане обозначено первым номером, а вопрос о референдуме – вторым. Это и неудивительно, ведь второе во многом вытекает из-за нереализованности первого.

"Татарский вопрос" касается напрямую 35% населения республики

В современном Башкортостане проживает по официальным данным больше миллиона татар, что почти равно численности титульного этноса и составляет больше четверти населения республики. Однако следует также учесть, что татарский язык является родным не только для самих татар, но и для значительной доли так называемых татароязычных башкир. К тому же объективность показателей двух последних переписей 2002 и 2010 годов у этносоциологов вызывает большие сомнения, именно по части приуменьшения в них численности татарского населения. Учитывая всё это, можно констатировать что "татарский вопрос" касается напрямую 35% населения республики.

Татарское население в районах Башкортостана. Источник: Wikipedia
Татарское население в районах Башкортостана. Источник: Wikipedia

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Требование о проведении референдума впервые было выдвинуто Татарским общественным центром (ТОЦ) республики Башкортостан в 1991 году. Оно основывается на декрете ЦИК и СНК РСФСР №425 от 1920 года о присоединении частей Уфимской губернии с татарским населением к республике Татарстан. Согласно этому декрету, после образования ТАССР (т.е. Татарстана) вопрос о дальнейшей судьбе трех уездов Уфимской губернии, где компактно проживает татароязычное население, должен был решаться на референдуме путем свободного волеизъявления граждан. То есть вопрос о том, где будут жить татары бывшей Уфимской губернии, должны были решать они сами.

Согласно декрету, после образования ТАССР вопрос о дальнейшей судьбе трех уездов Уфимской губернии, где компактно проживает татароязычное население, должен был решаться на референдуме путем свободного волеизъявления граждан

Стоит отметить, что председатель Совета народных комиссаров Татарской республики – Саид-Галиев – неоднократно обращался в Москву с просьбой либо провести референдум, либо присоединить эти территории к Татарстану, что было вполне логично, так как основную массу населения этих территорий составляло именно татароязычное население. Тем не менее, в 1922 году Уфимская губерния была ликвидирована и директивным образом, без всяких демократических процедур, была присоединена к БАССР. В дальнейшем вопрос о референдуме и необходимости пересмотра границ нынешнего Башкортостана не поднимался вплоть до развала Союза.

После этот вопрос возникал только в ответ на полное игнорирование властями Башкортостана этнополитических и этнокультурных интересов татар республики. Стремление к отделению западной (татароязычной) части республики Башкортостан ввиду своей малореализуемости в нынешних политических реалиях, как правило, не имело особой популярности в среде самих татарских общественников и являлось лишь последним аргументом в их споре с властями Башкортостана, упорно игнорировавшими национальные интересы татар республики. Это всегда была не первопричиной и самоцелью, а лишь ответной реакцией. Хотя, конечно, с юридической точки зрения, как мы видим, оно не лишено серьезных оснований, тем более, учитывая, что нынешняя Россия является признанной правоприеемницей бывшего Советского Союза.

Напротив, необходимость придания татарскому языку статуса государственного имеет еще более богатую историю и являлась всегда центральной темой программы татарского национального движения Башкортостана с самого момента её возникновения в 1989 году. Причем, даже в этой связи уместнее подчеркнуть, что татарские организации требовали не придания, а скорее возвращения государственного статуса татарскому языку. Ведь до декабря 1978 года татарский язык уже фактически имел такой статус.

До декабря 1978 года татарский язык фактически имел статус государственного языка в Башкортостане

Сразу отмечу, что с момента возникновения Башкортостана у республики было несколько редакций основного закона. Первой официально признанной и юридически закрепленной конституцией считается Конституция 1937 года. Первоначальная версия от 1925 года осталась неутвержденной Союзным центром, а значит, она не имеет юридической силы. В итоге, первой общепризнанной конституцией республики Башкортостана является Конституция именно 1937 года. И несмотря на отсутствие терминов "государственный" или "официальный язык", с юридической точки зрения эту функцию на территории республики тогда выполняли три языка – башкирский, татарский и русский. Здесь понятие "государственный язык" легко заменяло положение о языках официального делопроизводства и судебной системы, что фактически полностью подходит под определение понятия как "государственного", так и "официального языка", данного ЮНЕСКО в 1953 году. В частности, статья 24 Конституции БАССР 1937 года гласила, что "законы, принятые Верховным Советом Башкирской АССР, публикуются на башкирском, русском и татарском языках", а в статье 78 указывалось, что "судопроизводство в Башкирской АССР ведется ... в центральных судебных учреждениях – на башкирском, русском, татарском языках с обеспечением для лиц, не владеющих этими языками, полного ознакомления с материалами дела через переводчика, а также права выступать на суде на родном языке".

ЧТО ЗНАЧИТ "ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЯЗЫК"

Если исходить из международного опыта, то, как правило, государственный статус языкам предоставляется в двух случаях.

Первый, наиболее распространенный – когда носители данного языка составляют существенную часть населения конкретной территории. В этом случае наделение такого языка государственным статусом становится фактором предотвращения межнациональных противоречий, вызванных ущемлением этнокультурных и политических прав крупных этносов.

Второй – государственный статус дается тем языкам, которые в прошлом оказали большое влияние на политическую и этнокультурную историю данного государства. При этом численность непосредственных носителей данного языка не имеет принципиального значения. К примеру, в Финляндии государственными языками являются финский и шведский, при этом носители шведского языка составляют лишь 6% населения страны. Учитывая, что татароязычное население составляет больше трети населения Башкортостана, опережая по этим показателям даже собственно башкироязычное население, то можно сделать вывод о том, что наличие у татарского языка государственного статуса, как это было по Конституции БАССР 1937 года, соответствовало бы общепринятой мировой практике. То есть ничего удивительного и из ряда вон выходящего в этой ситуации нет.

Татарский язык является родным не только для самих татар, но и для значительной доли татароязычных башкир

Однако в 1978 году в результате принятия новой редакции Конституции БАССР фактический статус государственного сохранили лишь башкирский и русский языки. Конституция 1978 года не претерпела существенных изменений, за исключением одной важной детали – вопроса о языках. По Конституции 1978 года в статье 98 мы видим, что законы, принятые Верховным Советом БАССР, "публикуются на башкирском и русском языках", то есть, если сравнить с аналогичной статьей (24 ст.) прежней Конституции мы видим здесь отсутствие татарского языка. В статье 148, в отличие от статьи 78 Конституции 1937 года, нет ни слова о языке судопроизводства в центральных судебных учреждениях, осталось лишь достаточно туманное выражение "судопроизводство в Башкирской АССР ведется на башкирском, русском или языке большинства населения данной местности".

Двуязычие в Башкортостане
Двуязычие в Башкортостане

ЭТАПЫ "БАШКИРИЗАЦИИ"

Если внимательно проанализировать последствия конституционной реформы 1978 года в БАССР, то становится ясно, что они отнюдь не случайны. Как показали дальнейшие события, эти изменения стали первым этапом начала масштабной политики "башкиризации" татароязычного населения. Уже в следующем 1979 году во время всесоюзной переписи значительная часть татарского населения западного Башкортостана была переписана башкирами, а после, основываясь, в том числе, и на данных этой сфальсифицированной переписи, основная часть татарских школ республики была переведена на изучение башкирского языка как родного. Таким образом, лишение татарского языка официального статуса стало фактически лишением политической правосубъектности татар республики и первичным шагом в ходе масштабной политики изменения их этнического самосознания.

Лишение татарского языка официального статуса стало фактически лишением политической правосубъектности татар РБ и первичным шагом в ходе масштабной политики изменения их этнического самосознания

В дальнейшем эти факты были официально обнародованы на февральском пленуме ЦК КПСС в 1988 году. А в резолюции учредительного съезда ТОЦ БАССР в январе 1989 года впервые прозвучало, что "необходимо восстановить конституционный статус татарского языка, как государственного, наряду с башкирским и русским языками". Также требовалось "ведение на этой основе делопроизводства на татарском языке". В дальнейшем аналогичные требования прозвучали не только на съездах этой организации, но и на всех официально признанных съездах татар Башкортостана (1997 и 2002 годы), программных документах Конгресса татар Башкортостана и Региональной национально-культурной автономии татар республики Башкортостан (РНКАТ РБ).

Противники возвращения татарскому языку государственного статуса обычно ссылаются на то, что якобы татарские национальные объединения – это всего лишь общественные организации (а не представительные органы), и их требование не может напрямую отражать волю самих татар республики. Однако это чистой воды лукавство, так как представительные съезды татар Башкортостана в 1997 и 2002 годах, легитимность которых признавалась самими властями республики, также стояли на позициях возвращения татарскому языку государственного статуса.

Но были и случаи, когда не только отдельные представители татарского народа, но и органы местного самоуправления, которым непосредственно делегированы полномочия представлять волю и интересы населения, выступали с аналогичными требованиями. К примеру, одними из первых, на эту проблему откликнулись депутаты Нижнекарышского сельсовета Балтачевского района (родина знаменитого Батырши Галеева), заявив 13 марта 1992 года о необходимости признания татарского языка в качестве государственного. Затем аналогичные решения выносят уже вышестоящие Советы. Так, 2 июня 1992 года такое решение выносит Янаульский городской совет: "Считать целесообразным предоставление статуса государственного языка в Башкортостане башкирскому, русскому, татарскому языкам". Аналогичные решения с таким же требованием в то же время были приняты сессиями Дюртюлинского, Кушнаренковского, Чекмагушевского и других горрайсоветов западных и северо-западных регионов, где, как известно, абсолютное большинство составляет татароязычное население.

САМЫЙ ПОЗДНИЙ ЗАКОН

Принятие Советами решений о необходимости предоставлении татарскому языку статуса государственного, свидетельствует о том, что языковой вопрос, волновал не только национальную интеллигенцию, но и обычных граждан. Учитывая, что легитимность выборов в Верховный Совет РСФСР, БАССР и советы органов местного самоуправления прошедшие в 1990 годы общепризнана, то де-юро и де-факто их решения фактически полностью легитимизировали требование татар республики о необходимости предоставления языку татарского народа государственного статуса. В такой ситуации говорить о том, что само татарское население республики Башкортостан никогда не стремилось к обретению своей правосубъектности в рамках признания официального статуса их языка, мягко говоря голословно. И даже политические события после 1992 года неоднократно об этом свидетельствовали.

Именно из-за остроты "татарского вопроса", положение о языках долгое время не отражалось в конституции уже постсоветской Башкирии, а сам закон о языках народов Башкортостана был принят только в 1999 году, позднее всех субъектов РФ. Было всего три варианта этого закона, в одном из которых как раз предполагалось вернуть татарскому языку государственный статус. И по неофициальным каналам известно, что тогдашний президент Башкортостана Муртаза Рахимов, учитывая огромное общественное давление, в тот момент не был однозначно против придания татарскому языку государственного статуса. Тем более, помимо татарских общественных организаций, с аналогичным обращением выступил и Госсовет Татарстана. Однако, после консультаций как внутри республики, так и за его пределами (в том числе и в Москве) был принят тот вариант, который абсолютно не учитывал интересов татарского населения республики.

И, что самое интересное, принятый в итоге закон основывался на историческом решении второго Всебашкирского Съезда Советов от 1921 года, когда, как известно, половина территории нынешнего Башкортостана, где как раз и проживает татарское население, еще не входило в состав республики.​

Для сравнения. Очередность языков в международном аэропорту "Уфа": башкирский, русский, английский - и в международном аэропорту "Казань": английский, русский, татарский
Для сравнения. Очередность языков в международном аэропорту "Уфа": башкирский, русский, английский - и в международном аэропорту "Казань": английский, русский, татарский

РАХИМОВ И ЕГО СОПЕРНИКИ ОБЕЩАЛИ

​Вновь вопрос о статусе татарского языка встал остро во время президентских выборов 2003 года. Все три основных кандидата так или иначе подняли эту проблему: кто-то сделал это заранее, чувствуя пульс настроений общества, кто-то вынужденно, под давлением внешних конъюнктурных обстоятельств. Первым эту тему затронул Сергей Веремеенко, широко привлекший на свою сторону татарские общественные объединения. Он четко обозначил свою позицию по этому вопросу, заявив, что в случае его избрания татарскому языку будет возвращен статус государственного, которым он обладал до 1979 года.

Муртаза Рахимов дал публичное обещание придать, наконец, татарскому языку статус официального

Другой кандидат – Ралиф Сафин, позиционировавший себя как татароязычный башкир, долгое время колебался, обозначив свою позицию по этому вопросу лишь накануне первого тура, однако, его позиция была выражена довольно туманной формулировкой, "что неотъемлемое право татарского народа Башкортостана на сохранение и всестороннее развитие... будет обеспечено государственными гарантиями". Такая запоздалая реакция на актуальный вопрос послужила главной причиной, по которой Ралиф Сафин не получил всесторонней поддержки татарского национального движения. Проигнорировавший этот вопрос, действующий президент Муртаза Рахимов после первого тура голосования, под давлением политической ситуации, связанной с тем, что небашкирское население республики "прокатило" его кандидатуру, резко поменял свою позицию по этому вопросу. И, призвав татароязычных избирателей поддержать его кандидатуру во втором туре голосования, он дал публичное обещание пересмотреть закон о языках и придать, наконец, татарскому языку статус официального. Однако после выборов это обещание несмотря на многократные напоминания татарских национальных объединений было проигнорировано, что в итоге привело к их жесткой конфронтации с Рахимовым.

После ухода Рахимова с поста президента Башкортостана в 2010 году вопрос о статусе татарского языка остается открытым. Стоит отметить, что несмотря на "ослабление гаек" и некоторые политические послабления, кардинальных перемен в национальной политике не произошло.

Отказываясь решать "татарский вопрос" по существу, аппаратчики из башкирского Белого Дома, отвечающие за национальную политику, предпочли пойти по привычному для них пути "приручения" татарских организаций

Поэтому неудивительно, что татарские национальные объединения не отказались от своего главного требования о необходимости возвращения татарскому языку особого государственного статуса. "Реализуя многочисленные решения и обращения татарских национальных организаций, начиная с Первого Съезда татар Башкортостана, внести изменения в Конституцию РБ и республиканские законодательные акты о придании татарскому языку статуса государственного наряду с башкирским и русскими языками" (III конференции РНКАТ РБ 21 апреля 2012 года). Отказываясь решать "татарский вопрос" по существу, аппаратчики из башкирского Белого Дома, отвечающие за национальную политику, в дальнейшем предпочли пойти по привычному для них пути "приручения" татарских организаций. Это, конечно, неудивительно, учитывая, что все они "успешно" работают еще с рахимовского периода.

Однако учитывая, что ни один из принципиальных вопросов этнокультурного развития татар Башкортостана до сих пор не решен, вопрос о статусе татарского языка так и будет оставаться в политической повестке дня. Это обусловлено тем, что в основе решения этой проблемы лежат и все остальные этнокультурные проблемы татар Башкортостана.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG