Ссылки для упрощенного доступа

"Я пережила и подъём, и крах надежд"


Архивное фото

В середине марта министр образования и науки Республики Татарстан Рафис Бурганов заявил, что в прошлом году более 1200 учителей татарского языка и литературы прошли профессиональную переподготовку. Среди выбранных специальностей, по данным на май 2018 года, лидировали "русский язык и литература" — почти треть всех заявлений на переквалификацию, а также "начальные классы" и "дошкольное воспитание". "Idel.Реалии" поговорили с преподавателями о том, как отмена обязательного преподавания госязыка Татарстана в школах республики повлияла на их жизнь.

Райхана Хузина окончила Елабужский пединститут по специальности учитель русского языка и литературы и родного языка и литературы ещё в 1985 году. Начинала она с преподавания русского в деревне, потом переехала в Набережные Челны и до недавнего времени работала в школе учителем татарского языка, но в прошлом учебном году всё изменилось.

— Если раньше я преподавала татарский язык, то сейчас в основном русский и родной русский, татарского осталось всего 8 из моих 29 часов в неделю. Мне ещё повезло, ведь другие учителя полностью перешли на преподавание в начальных классах или русского. И всё равно обидно. Очень тяжело переключаться с одного языка на другой, — рассказала Райхана Хадиулловна.

Татарский в свое время я сама не знала, а теперь владею им в совершенстве, много лет преподаю, у меня душа болит за язык

В апреле 2018 она прошла курсы повышения квалификации по русскому языку, а уже в этом году будут курсы по татарскому. По словам Хузиной, возросшая нагрузка её совершенно не устраивает, ведь школьные учителя и так вынуждены очень много времени тратить на различные отчёты.

— Я родилась и выросла в Казахстане, хотя мои родители родом из Мамадышского района. Татарский в свое время я сама не знала, а теперь владею им в совершенстве, много лет преподаю, у меня душа болит за язык, — продолжает Райхана Хадиулловна. — Мне, конечно, хотелось бы вернуться к преподаванию татарского: я люблю свой язык, переживаю за него, за народ. Сейчас в шестых классах, например, 12 часов русского языка и литературы, а на татарский осталось всего три часа. Обидно за свой язык.

Преподавателю Гулие Галямовой из Нурлата в прошлому году пришлось за свой счёт пройти переподготовку, чтобы стать учителем физкультуры. Она окончила педагогический институт в Набережных Челнах по специальности филология, уже с 1999 года преподавала татарский язык и литературу.

— В 2017 году, когда начались сокращения, нам дали вести родной русский, родного татарского совсем не осталось, — рассказала в интервью "Idel.Реалии" Гулия Илгизовна. — До мая прошлого года работали с родным русским. Количество часов татарского уменьшилось, троих учителей сократили. Некоторые были по специальности педагогами дошкольного образования, им было проще без переквалификации уйти в детский сад. Кто-то в младших классах преподает. У меня сейчас 12 часов татарского, в нагрузку дали ещё несколько часов физкультуры. Мой педагогический стаж 20 лет, в 2017 году я по району была признана учителем года, а теперь вот такие изменения в моей жизни. Спустя 20 лет я работаю учителем физкультуры. Это тяжело, конечно, тут же нужно ещё и спортивным человеком быть.

ТАТАРСКИЙ ОНЛАЙН

Диляра Гарифуллина
Диляра Гарифуллина

Несмотря на возрастающую нагрузку, многие учителя татарского стремятся сохранить за собой хотя бы несколько часов своего предмета в школе, но не всегда это удается. Диляра Гарифуллина окончила факультет татарской филологии Казанского федерального университета в 2013 году, затем преподавала татарский язык и литературу в школе. В прошлом учебном году она вместе с коллегой пенсионного возраста попала под сокращение.

— Мне предложили переквалифицироваться в преподавателя родного русского языка. С декабря по май я проходила переподготовку, а в этом году преподаю только русский язык и литературу, — рассказала Гарифуллина.

Однако преподавание татарского она не оставила. По её словам, спрос на услуги репетитора по татарскому был и остаётся, а недавно Диляра дебютировала в качестве преподавателя в онлайн-проекте Дины Сибатровой по изучению татарского языка.

Сегодня в интернете можно найти много разных проектов по изучению татарского, включая школу "Ана теле" при КФУ или проект "Әйдә! Online" радио Азатлык, но появляются и другие небольшие проекты, а интерес к изучению татарского на фоне его вытеснения из школ, кажется, только возрастает.

Дина Сибатрова несколько лет жила и работала в фитнес-индустрии в Москве и именно там по-настоящему осознала для себя ценность родной культуры, решила глубже изучить татарский язык и помочь в этом другим.

Не понимаю, как можно игнорировать законодательно закреплённое равенство языков. Я очень разочарована в политике российского правительства

— Я сама родилась в смешанной семье и, пока были живы бабушка с дедушкой, ещё старалась говорить по-татарски, а потом стало сложнее: вроде все понимаешь, а сказать не можешь. Подумала, что это может быть интересно не только мне, но и другим людям в той же Москве, у которых не было возможности изучать язык, а сейчас они сожалеют и хотят восполнить этот пробел, — рассказала Сибатрова "Idel.Реалии".

В последнее время она много времени посвящает своему проекту — ориентированной на новичков онлайн-школе "Туган тел" — и ищет волонтёров и помощников, чтобы о проекте узнали все, кто не знает татарского, но хочет его выучить. Сегодня Дина уже не просто фитнес-тренер и бизнесвумен, а популяризатор татарского языка, которую возмущает происходящее в языковой политике страны.

— Не понимаю, как можно игнорировать законодательно закреплённое равенство языков. Я очень разочарована в политике российского правительства, — говорит она.

КТО ПОМОЖЕТ?

Ксения Зарипова
Ксения Зарипова

Некоторым учителям татарского языка пока повезло немного больше других. Преподавателю Ксении Зариповой из Казани в этом учебном году удалось сохранить свою ставку, потому что один из учителей татарского ушёл из её школы. По специальности Ксения преподаватель русского и татарского языков и литературы, но после окончания Елабужского пединститута в 1997 году она с перерывами преподавала именно татарский язык.

— В школе у нас всё не так плохо, но сама ситуация не очень хорошая. В прошлом году с ноября и до конца учебного года я преподавала русский язык. Даже если ты по специальности преподаватель русского языка, это сложно психологически. В прошлом году не было ещё никаких программ по родным языкам. В этом году по родному русскому программу разработали, по родному татарскому до сих пор до школ не всегда доходят конкретные указания, — рассказала Зарипова в интервью "Idel.Реалии".

Она с сожалением говорит о том, что сейчас в школах вообще нет понятия "учитель татарского языка", все стали учителями "родного языка", а на общероссийских конкурсах этому предмету уделяется незначительное внимание.

— Никакой уверенности в будущем нет. В следующем году вводят второй иностранный язык, это снова будет происходить за счёт сокращения часов татарского. В каких-то школах татарского вообще не останется, — говорит Ксения Зарипова.

Независимые профсоюзные организации учителей слишком слабы, да и в проблемы учителей национальных языков вникать не очень хотят

Многие преподаватели татарского не ожидали такого стремительного изменения своего положения, а как защитить себя в такой ситуации — они просто не знают. Независимые профсоюзные организации учителей слишком слабы, да и в проблемы учителей национальных языков вникать не очень хотят.

— О проблемах учителей татарского языка я наслышана, но у нас в Удмуртии таких проблем нет. Здесь изучение национального языка было делом добровольным. И сейчас так. С моей личной точки зрения, это правильно. При всём моём уважении к татарским педагогам (и любым педагогам национальных языков) считаю, что должно быть право выбора, учить национальный язык или нет, — сообщила нам представитель удмуртского отделения профсоюза "Учитель" Анна Инютина, уточнив при этом, что это её личная позиция, а не всего профсоюза.

С другой стороны, представитель недавно учрежденной в Набережных Челнах ячейки профсоюза "Альянс учителей" Раушан Валиуллин ранее рассказал нам, что его организация готова заниматься проблемами учителей татарского языка, потому что преподаватели должны заниматься своим предметом. Эту позицию подтвердил в разговоре с "Idel.Реалии" и Семён Кочкин, председатель межрегионального "Альянса учителей", который был зарегистрирован в Чебоксарах в декабре 2018 года.

— Насколько я понимаю, закон о родных языках формально приняли, но он (в Чувашии) не особо работает. У меня сестра учится в школе — у них никого не уволили, никого не переобучали. Пока запроса не видим. Тем не менее я сам считаю этот закон вредным, и если будут конкретные обращения — будем работать с ними, — сказал Кочкин.

"СОЛНЦЕ" ВСТРЕЧАЕТ НАВРУЗ

Лейсан Гараева
Лейсан Гараева

Многие педагоги уверены, что позиция директоров школ играет важную роль в сохранении татарского языка. К примеру, казанская школа "Солнце" стала одним из бастионов сопротивления новой языковой политике. Учитель татарского языка с 20-летним стажем Лейсан Гараева рассказала, что их школу изменения пока не затронули.

— Сколько у нас учителей работало — столько и осталось. Работы у меня меньше не стало, спрос есть. У нас даже надбавки немного возросли — таким образом нас поддержали в сложной ситуации. В результате мы абсолютно не почувствовали того, что пришлось пережить другим учителям — переквалификацию, смену предмета, а некоторым предлагали даже дворниками работать, — сказала Лейсан Фаритовна.

Павел Шмаков
Павел Шмаков

Директор школы Павел Шмаков ведёт затяжную борьбу за татарский язык в судах. Он уверен, что переквалификация — плохая альтернатива, ведь учителей никто не спрашивает, чего они сами хотят, чем хотят заниматься. Директор "Солнца" рассказал "Idel.Реалии", как школе удаётся сохранять преподавание татарского на прежнем уровне и защищать интересы учителей.

— Сначала мы подали в суд и в ходе этих тяжб вообще ничего не меняли. У нас и раньше были хорошие программы по татарскому, а тут мы резко усилили коммуникативные методики — стало много мультиков, много танцев, песен, походов в музеи. Были, конечно, некоторые родители, которые запрещали своим детям ходить на татарский, в результате большая часть детей смотрели мультики, а пара человек сидели снаружи. Разумеется, через некоторое время дети вернулись в классы, ведь счастье детей для родителей важнее их собственных взглядов, — говорит Шмаков.

В текущем учебном году часть обязательных уроков в школе "Солнце" заменили на кружковые с применением новых интересных методик, уговорили практически всех школьников посещать эти кружки. На одной неделе в марте вся школа отмечала русскую масленицу, на следующей — татарский Навруз.

— Мы договорились с учителями о том, что если ребёнок посещает уроки татарского и хоть что-то делает, то у него не должно быть даже троек, — продолжает директор школы. — Думаю, что в этот сложный период такой временный приём необходим. Ведь важно не только дать детям знания, но и научить их принимать иную культуру. Количество часов татарского языка в школе официально немного уменьшилось, но у нас появилось много татарских кружков в середине дня.

Лейсан Гараева рассказывает, что в начале 90-ых годов она, уроженка Казани, сознательно приняла решение пойти учиться на факультет татарской филологии, посвятить себя преподаванию татарского языка. Тогда на волне политики национального возрождения был приток городской молодежи на факультет татарской филологии и восточных языков. По её словам, студенты и преподаватели тогда были воодушевлены, а выдающаяся Флера Сафиуллина именно в то время возрождала разработку методик преподавания татарского для русскоязычных учеников.

— В своей жизни я пережила как тот подъём, так и нынешний спад, крушение надежд. Это был сильный удар по всем нам, по татарской интеллигенции в целом. Особенно когда даже некоторые татары говорили: ну и ладно, нам же проще. Наверное, это должно было произойти, чтобы мы увидели настоящую ситуацию. Может быть, такое уж свойство у нашего народа — приспосабливаться, отставляя назад свои приоритеты. Но до такого кризиса нельзя было доводить, — уверена Лейсан Фаритовна.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (195)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG