Ссылки для упрощенного доступа

Обрусение татар, или "Даёшь в каждую школу молельную комнату для мусульман!"


Участники конференции

19 мая в Казани прошел семинар-конференция "Школа и воспитание будущего". Организаторами выступили Сообщество татароязычных родителей, Шура (совет) аксакалов Татарстана, концептуальная площадка "Татполит" и ассоциация "Мәгариф". В качестве участников зарегистрировалось 87 человек.

При Всемирном курултае башкир существует родительский комитет, члены которого имеют возможность работать как с родителями, так и с органами власти

Как утверждают организаторы конференции, они заранее пригласили представителей Всемирного конгресса татар и министерства образования РТ, однако никакого ответа ни от тех, ни от других не получили. Не было работников ВКТ и Минобра и на самом семинаре. Т.е. повторилась ситуация осени 2018 года, когда на аналогичную конференцию, проводившуюся в казанском IT-парке, Минобразования и ВКТ не только не отправили официальных представителей, но и отказались оказать организаторам хоть какое-то содействие. Хотя Конгресс тогда предварительно дал обещание помочь. В результате сейчас, как и тогда, все финансовые вопросы легли на плечи организаторов.

Для сравнения: на конференции 19 мая прозвучала информация, что в соседнем Башкортостане ситуация диаметрально противоположная. При Всемирном курултае башкир существует родительский комитет, члены которого имеют возможность работать как с родителями, так и с органами власти. В Татарстане же и Всемирный конгресс татар, и министерство образования всячески избегают подобного формата и отказываются от какого-либо взаимодействия с общественностью, отстаивающей государственный статус татарского языка.

Участники семинара раскритиковали бездействие Всемирного конгресса татар, где формально числится специалист, отвечающий за национальное образование, но ныне этим вопросом не занимающийся. Практически никак себя в этом не проявляет и близкая к ВКТ организация татарских женщин "Ак калфак", которая, в принципе, и должна заниматься вопросами образования и воспитания, а вместо этого целиком и полностью посвятила себя "проблемам" вышивки калфаков и другой национальной одежды.

И Всемирный конгресс татар, и министерство образования отказываются от какого-либо взаимодействия с общественностью, отстаивающей государственный статус татарского языка

Кроме того, напомним, что в том же Башкортостане местный минобр создал специальный отдел по родным языкам с штатом в 15 человек, который, несмотря на свое название, фактически будет заниматься, в первую очередь, проблемами башкирского языка. Татарстанский же минобр не выказывал никакого стремления к началу подобной системной работы. Бездействие татарстанских чиновников особенно бросается в глаза, учитывая, что доля башкир в общей численности населения Башкортостана в разы меньше доли татар в Татарстане. Т.е. пространств для маневра, как и целевой группы поддержки, у чиновников в РБ в разы меньше. И конечно же, не стоит забывать, что 2\3 всех татар проживает за пределами Татарстана (большая часть из которых в приграничных регионах, в первую очередь, в том же Башкортостане), и отстаивание их национальных интересов также относится как к компетенции органов власти РТ (статья 14 Конституции Татарстана), так и к уставным целям и задачам Всемирного конгресса татар. Поэтому причиной вышеописанной бездеятельности можно назвать только отсутствие политической воли.

Среди участников конференции также почему-то не оказалось представителей Духовного управления мусульман РТ, хотя их представители (в том числе, и заместитель муфтия Рустам Валиуллин) значились в числе выступающих.

Первым на семинаре выступил председатель Шуры (совета) аксакалов РТ Айрат Аюпов. Его речь стала своебразной вступительной прелюдией к вопросам, которые поднимали остальные спикеры конференции. Говоря о необходимости передачи подрастающему поколению родного языка и национального наследия, он привел в пример священные хадисы: "Аллах предупреждает нас о том, что человек, сменивший свой родной язык, приравнивается к человеку, предавшему своих отца и мать".

Если раньше мы, сдавая экзамены на родных языках, могли поступать в вузы, то теперь нам перекрыли такую возможность

Говоря о необходимости каждого правоверного мусульманина уделять внимание не только религиозным вопросам, но и мирским делам, он вспомнил слова классика татарской богословской мысли Шигабутдина Марджани: "Если человек будет думать только о религии, забыв о мирских делах, то он — фанатик. Если человек зациклится только на светском, забывая о духовном, то — он атеист. Если же человек в равной степени будет заниматься и светской, и духовной сторонами жизни, то он — ученый муж".

Главная же проблема в кризисе национального образования, по словам аксакала, это отсутствие практической мотивации. "В Татарстане сейчас формально существуют татарские школы и детские сады, однако, если раньше мы, сдавая экзамены на родных языках, могли поступать в вузы, то теперь нам перекрыли такую возможность", — резюмировал он.

Доктор исторических наук, главный редактор журнала "Туган җир" Дамир Исхаков рассказал о роли ислама в Стратегии развития татарского народа. "В ближайшее время будет представлен проект Стратегии, но если вы посмотрите, то исламу там отведено самое незначительное место. А там, где он даже есть, ему отводится роль инструмента по сохранению национальных традиций".

После революции в период борьбы с религией из татарского языка было убрано около 10-15 тысяч слов, в основном, арабского и персидского происхождения. И это стало большой потерей, т.к. мы таким образом потеряли целый пласт оригинальных терминов и понятий из области философии, науки.

— Совершенно упускается цивилизационная роль ислама. Этого делать никак нельзя. Всё наше наследие, наша тысячелетняя культура неотделимы от ислама. Отбросив всё это, мы потеряем наследие, а нам будут втюхивать вместо этого разный продукт вроде Зулейхи, которая не то открывает, не то закрывает свои глаза, — заявил историк. — Второй момент. В Стратегии не решается проблема национального образования. В последнее время стали говорить о полилингвальном образовании, но надо иметь в виду, что такие гимназии не являются полной альтернативой национальному образованию. Кроме проблемы языка нам надо заниматься содержанием этого языка, ведь за каждым словом лежит его внутренняя начинка. Напомню, что после революции в период борьбы с религией из татарского языка было убрано около 10-15 тысяч слов, в основном, арабского и персидского происхождения. И это стало большой потерей для нас, т.к. мы таким образом потеряли целый пласт оригинальных терминов и понятий из области философии, науки. Мы потеряли наше многовековое наследие, мы обеднели на свой язык. Отсюда же идет и проблема подготовки татарских ученых, продолжения национальной науки. Если человек не владеет родным языком, то как он будет транслировать наше культурное и научное наследие, двигать вперед его развитие? В качестве примера я могу привести ситуацию с Институтом истории имени Ш.Марджани, где я раньше работал. В настоящее время только 20% работников в состоянии не то, что готовить публикации на татарском языке, а хотя бы выступить публично.

Адвокат Руслан Нагиев напомнил о недавнем скандале в Казани, когда выяснилось, что полиция составляет списки школьниц, носящих мусульманские платки. Напомним, именно благодаря Руслану Нагиеву и огласке в СМИ МВД открестилось от подобной практики, назвав всё это эксцессом со стороны своих отдельных сотрудников: "В последнее время, после наката на родные языки, мы наблюдаем попытки оказать давление уже на школьников-мусульман. Налицо дискриминация по религиозному признаку. Отсюда у нас возникают вопросы — почему МВД ведет учет только мусульман, а не детей, носящих, к примеру, нательные кресты?"

Платок — это часть одежды коренных народов России, а ислам появился в нашей стране раньше христианства

— Напомню, федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" гласит, что "государство не вмешивается в отношения и в воспитание детей их родителями". Но благодаря инициативе МВД выходит, что на практике учителя должны стучать на учениц, а ведь именно в мусульманских семьях сохраняются татарские национальные традиции. Пока нам удалось отбить эту атаку и мы считаем, что победа в этих делах — это победа гражданского общества. И она показывает, что в таких случаях необходима совместная борьба всех сил. Борьба за отмену языкового закона была проиграна во многом именно из-за нашего бездействия. Суды должны были быть завалены делами, исками от родителей, учителей и особенно от директоров школ. Юристы были готовы представлять их интересы, нужно было только их согласие, и журналисты были готовы освещать всё это. Но кроме директора школы "СОлНЦе" Павла Шмакова принципиальных людей не нашлось, — считает Нагиев. — Мы обеспокоены этими накатами на школьников-мусульман. На деле это может стать плохим прецедентом. Прокуратура напирает на светский характер образования, однако в этом случае хотелось бы уважаемым прокурорам напомнить про основной закон страны — Конституцию РФ, где в статье 29 гарантируется полная свобода вероисповедания. Платок — это часть одежды коренных народов России, а ислам появился в нашей стране раньше христианства. Невозможно татар представить без ислама. При этом никто из мусульман не отказывается от ношения школьной формы, речь идет только о головном уборе. И для мусульман в этом случае остается только обучение на дому. Но, думаю, все согласны, что такой вариант таит в себе множество потенциальных проблем и не является положительной тенденцией.

Президент ассоциации "Мәгариф", экс-руководитель комитета по образованию Казани Марат Лотфуллин добавил, что мусульмане должны добиваться того, чтобы в каждой гостинице и каждой школе была молельная комната:

Сдача ЕГЭ только на русском языке — это нарушение как российских, так и международных прав

— Это, в конце концов, конституционное право. Если мы говорим о платках, то и христиане с точки зрения канонов религии тоже должны носить платки. Это было обязательным атрибутом и у женщин-христианок. Неслучайно в русском языке есть выражение "опростоволоситься" — оно как раз возникло из этого обязательного правила". В вопросе о национальном образовании хочу отметить, что одной из главных проблем в этом деле является ЕГЭ. И сдача ЕГЭ только на русском языке — это нарушение как российских, так и международных прав. По этому делу были иски от родителей, но они проиграли в российских судах. Сейчас дело передано в ЕСПЧ. И в ЕСПЧ в таких случаях всегда собирают информацию, т.к. им необходимо выяснить, выступают ли против ЕГЭ исключительно на русском языке только отдельные люди, либо эта проблема волнует массы людей, — рассказал Лотфуллин.

Кроме того, он отметил, что по российским законам каждый человек имеет право на национальное образование на всех уровнях: дошкольном, школьном и высшем. Но после последних изменений даже в школах преподавание родных языков оставлено только до 9-го класса.

Татары-магометане, зомбируемые своими муллами, самый трудный для обрусения народ

— Российская система образования по своим стандартам совпадает с международной системой. Единственное, что не совпадает, в российской нет пункта о компетенции родного языка. И какую бы общеизвестную систему образования в мире вы не взяли, сдача экзамена по родному языку — это главный критерий грамотности учащегося. Главная компетенция, определяющая грамотность человека — умение читать и писать на родном языке. Поэтому наша первая задача — обязательность сдачи экзамена по родному языку, и вторая — добиться права сдачи экзаменов по разным предметам на родном языке. И нельзя знать свой родной язык без изучения его в школе. Если бы можно было, тогда бы и русский язык не пришлось изучать всем беспрерывно в течение 11 лет. Также несостоятельно и выражение о том, что нельзя на татарском языке изучать точные предметы. В конечном счете вся нынешняя образовательная политика сводится лишь к одному — вывести родные языки из школ и ассимилировать все народы. В этой связи напомню, что в 1870 году в Российской империи была принята государственная программа, которая так и называлась "Об обрусении инородцев". В качестве предмета гордости могу сказать, что для татар там была прописана отдельная подпрограмма "Об обрусении татар", где прямо говорится — "татары-магометане, зомбируемые своими муллами, самый трудный для обрусения народ". И в этой программе первым пунктом значится обучение на русском языке. Когда татары перейдут на русский язык, второй шаг — введение в школах преподавания православия. Всё это мы наблюдаем сегодня, — резюмировал Марат Лотфуллин, добавив в конце, что "гражданские права и свободы сами по себе не работают, за них всегда надо бороться".

Заместитель председателя Всемирного форума татарской молодежи, кандидат исторических наук Айрат Файзрахманов выразил сожаление в связи с тем, что Всемирный конгресс татар проигнорировал конференцию и таким образом отказался от участия в решении проблем национального образования. "В этой ситуации вся ответственность опять ложиться на нас, на общественности", — подчеркнул он.

— В Казани в настоящее время числится 20 татарских школ и гимназий. И нашей целью должно стать возвращение туда хотя бы части предметов на татарском языке. И первая задача — это сформировать при каждой школе группу родителей, выступающих за образование на татарском. Для этого достаточно для начала охватить хотя бы 5-7 школ в Казани. И в качестве примера мы можем использовать опыт других городов и районов Татарстана. Задача вторая — открыть для каждой такой группы родителей свою страницу в социальных сетях, — считает Файзрахманов.

Общественный активист из Черемшанского района Татарстана Фирдаус Галиева в своем выступлении рассказала о ситуации с татарскими школами в своем районе и о том, как неравнодушные граждане пытаются вовлечь родителей в татарские школы:

Когда татары перейдут на русский язык, второй шаг — введение в школах преподавания православия. Всё это мы наблюдаем сегодня.

— В районном центре из четырех школ татарской на сегодняшний день является лишь одна. И мы провели своеобразный соцопрос среди родителей, чьи дети были отданы не в эту, а в другие школы. Кто-то ссылался на стереотипное мнение, что учеба в татарской школе помешает их ребенку усвоить русский язык. Но многие просто объясняли это тем, что другие школы ближе и у них нет возможности каждый день возить детей в татарскую школу на такое дальнее расстояние.

Также она упомянула о противодействии местных районных чиновников, которые не только отказываются работать с общественностью для решения проблем национального образования, но даже не дают списки родителей первоклассников, чтобы можно было сформировать из них татарские классы в школах.

Активист Сообщества татароязычных родителей Ильсия Ахметгалиева привела данные исследования ученых Гарвардского университета, которые пришли к мнению, что полилингвальность (одновременное изучение сразу нескольких языков) в раннем возрасте многократно повышает интеллектуальный потенциал ребенка.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Комментарии (71)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG