Ссылки для упрощенного доступа

На Стратегию развития татар не выделили ни копейки, но зато нацепили духовные скрепы


Президент Татарстана Рустам Минниханов, председатель Милли Шуры Всемирного конгресса татар Василь Шайхразиев

На сайте Всемирного конгресса татар появился второй вариант концепции Стратегии развития татарского народа (ВКТ именует его "эскизом"). Причин появления второго варианта две. Во-первых, первоначальный "эскиз" был сырой и полностью ориентировался на республику Татарстан, где проживает не больше трети всех представителей татарской нации: с началом поездок по регионам России кураторы проекта решили немного сгладить этот неудобный момент. Во-вторых, в концепции было множество разного рода недочетов: не совсем удачно подобранные термины, отсутствовали важные пункты и т.д. Часть этих недочетов была в некоторой степени исправлена, но вопросов меньше не стало.

"ТАТАРСКИЙ МИР" ВМЕСТО "БОЛЬШОГО ТАТАРСТАНА"

Теперь н​а главной странице вместо термина "большой Татарстан" появился другой, более понятный и политически выверенный термин "татарский мир". Термин "большой Татарстан" в свое время был придуман главным официозным идеологом эпохи суверенитета Рафаэлем Хакимовым (ныне — директор Инстиутта истории им. Ш.Марджани). И в первом варианте появился именно из-за попыток "скрестить" концепцию, подготовленную структурами Академии наук РТ (конкретно Институтом археологии) и Институтом истории. Но сам этот термин практически сразу же был плохо воспринят экспертным сообществом на круглых столах.

В варианте Стратегии понятно, что татарский мир — это те территории, где татары представляют собой некое консолидированное сообщество

Во-первых, употребление термина "большой", с одной стороны, подчеркивает некую эфемерность такой территории, ее недостижимость. Во-вторых, многие российские чиновники в регионах РФ, увидев на слайдах такой термин, нервно бы задергались, усматривая здесь несуществующую руку Казанского Кремля. Поэтому термин "татарский мир" в этом случае наиболее подходящий. Употребляется он уже не один десяток лет (еще задолго до политического понятия "русский мир"). Под татарским миром, конечно же, следует понимать территорию компактного проживания представителей татарской нации, но в варианте Стратегии понятно, что татарский мир — это те территории, где татары представляют собой некое консолидированное сообщество.

В пункте "опора Стратегии" в новом варианте прописаны разного рода законы и госпрограммы. И здесь, наконец-то, появилось упоминание о договорах между Татарстаном и регионами РФ. С юридической точки зрения эти договоры должны были бы стать важным механизмом для выстраивания работы с татарами, проживающими вне пределов республики. Для этого во многом и существует институт полпредства. Но надо признать: эти договоры, если где и действуют, то только по части экономической составляющей. Никто никогда не проводил ревизию этих договоров, того, что в них написано и выполняются ли они. А между тем, после непродления Договора между Российской Федерацией и Татарстаном эти межрегиональные соглашения — единственный документ, предусматривающий выполнение 14-й статьи Конституции Татарстана (помощь татарам, проживающим за пределами РТ).

"КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ" И ВЫЗОВЫ

Откуда появилось понятие "конкурентоспособность татар"? Разве татары неконкурентоспособны?

​Изменилась и формулировка основной цели Стратегии. Если изначально она заявлялась как "развитие татарской нации на основе укрепления национального самосознания", то теперь это "развитие этнической идентичности и конкурентоспособности татар в меняющемся мире". Непонятно, к чему такая явно неадекватная замена, ведь термин "этническая идентичность" — это чисто научное понятие и появление его в концепции Стратегии, в реальности, ничем не оправдано. И откуда появилось понятие "конкурентоспособность татар"? Разве татары неконкурентоспособны?

Конкурентоспособность — это чисто профессиональный термин, относящийся к таким вещам как знания, навыки и компетенции в какой-либо сфере. Но если уж авторы концепции удосужились, так сказать, изобрести новый термин, тогда правильнее говорить про "конкурентоспособность татарской нации". Ведь Стратегия посвящена коллективному организму — нации и её способности противостоять угрозам и вызовам, стоящим перед ней, а не отдельным индивидам с какими-то частными интересами.

Кстати о вызовах. Одним из критикуемых моментов в первом варианте концепции Стратегии было как раз отсутствие пункта о вызовах, стоящих перед татарской нацией. И во втором варианте этот пункт появился. Только на выходе мы получили какой-то сумбур, повторение одного и того же, но под разным углом (видимо, для объема).

Этническая деструкция приводит и к разобщенности национального сообщества, и к межнациональным бракам, и к разъединённости национальной элиты

Посудите сами. В первый пункт "глобализация" в конечном итоге входят все остальные четыре пункта. В свою очередь, заявленная неизвестными авторами этническая деструкция приводит и к разобщенности национального сообщества, и к межнациональным бракам, и к разъединённости национальной элиты. По сути же, получилось "масло масляное". Вот только два самых главных вызова не прописаны: 1) ликвидация федерализма в России и 2) рост ксенофобии и великодержавно шовинистических настроений в РФ. Если в стране окончательно утвердится имперская парадигма и национальные республики будут ликвидированы, кому будет нужна такая "стратегия" без ответа на главные вопросы? Главный смысл Стратегии в том и состоит, чтобы просчитать все существующие риски и пути противостояния этим рискам.

ДУХОВНЫЕ СКРЕПЫ

Предполагается учить татарскую нацию "духовности" и неким "этическим нормам". После таких вещей вообще трудно относиться к Стратегии серьезным образом.

Не иначе как веянием времени можно назвать появление пункта "духовные скрепы". Отсылками на некие "духовные скрепы" сейчас прикрывается любая глупость, исходящая из уст власть предержащих, поэтому это словосочетание крайне справедливо воспринимается в обществе как нечто лицемерное и пошлое. Тем более, никакой необходимости в таком пункте нет. На крайний случай, его можно переименовать в термин "национальные ценности".

И в старом и в новом эскизе нет ни слова про право на национальное самоопределение, федерализм и другие политические составляющие. При обсуждении первого варианта концепции представители Академии наук ссылались на то, что все эти моменты можно прописать в четвертом направлении — "организация жизнеустройства татарской нации". Однако теперь это переименовано в еще более пространное выражение "жизненное пространство татарского народа". Здесь предполагается учить татарскую нацию всё той же "духовности" и неким "этическим нормам". Такого рода благоглупостями на уровне школьно-воспитательной работы вообще нивелируется вся изначальная идея Стратегии. После таких вещей вообще трудно относиться к ней серьезным образом.

Нет ни слова про право на национальное самоопределение, федерализм и другие политические составляющие

Но, честно сказать, все эти пункты и термины, красиво смотрящиеся на каком-нибудь научном или финансовом семинаре, имеют весьма слабое отношение к реальности происходящего вокруг написания этого важнейшего документа.Тем более, пока речь идет не о самой Стратегии как таковой, а лишь о концепции. Каковым будет ее окончательный текст — пока что очень малопонятно. Ведь высказать можно какие угодно идеи и давать какие угодно рекомендации — вопрос только в том, какие из них войдут (и войдут ли вообще) в окончательный вариант Стратегии и будут приняты затем в "дорожной карте" в качестве исполнения. Но можно констатировать, что за прошедшие полтора месяца с момента презентации первого "эскиза" Стратегии, работа по ее написанию так и не налажена в должной мере. Здесь остались проблемы как концептуального, так и чисто организационного характера.

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Начнем с концептуальных. Всё, что мы видели на слайдах с концепцией (и в первом, и во втором варианте), не содержит никакой идеологической составляющей — доктрины. А ведь идейная составляющая в любом политическом документе (а Стратегия, как ни крути, это политика) должна стоять на первом месте. Идеология — это стержень, вокруг которого и руководствуясь которым наслаивается всё остальное. И без доктрины, которая должна писаться в первую очередь, любая стратегия будет очередным набором малопонятных, а порой и бессмысленных идеи и предложений.

Должны быть прописаны вопросы позиционирования татарской нации в Татарстане, в Башкортостане и, в целом, в России

Теперь, после критики экспертного сообщества, кураторы Стратегии признали её необходимость. Однако отсутствие стратегического мышления приводит к тому, что они говорят о ней как о "придатке" остальной части Стратегии. Мол, давайте соберем предложения и идеи, а уже потом, так уж и быть, состряпаем некую доктрину. А между тем, первым делом должна быть написана именно Доктрина, ориентируясь на положения которой и должна быть выстроена практическая часть Стратегии (а иначе, как всегда, телега будет поставлена впереди лошади). В Доктрине должен быть анализ текущего состояния татарской нации, должны быть разобраны все вызовы, стоящие перед ней. Также здесь должны быть прописаны не только общие механизмы дальнейшего существования татарской нации, но и напрямую связанные с этим вопросы позиционирования татарской нации в Татарстане, в Башкортостане и, в целом, в России.

Еще одна важнейшая проблема, на которую обратили внимание многие эксперты — это полное игнорирование исламского фактора в Стратегии. Отстаивая такую странную позицию, то вспоминают о кряшенах, а то И вовсе озвучивают фразу "религия — это внутреннее дело каждого человека". (Этим товарищам стоит напомнить, что в "Русской доктрине" и других подобных стратегиях русской нации православию отведено центральное место). Но, простите, использование ислама, как одной из важнейших точек опоры татарской нации, не противоречит интересам татар-кряшен. Во-первых, татары-кряшены — это особая субконфессиональнаяя группа внутри татар, никто их заталкивать обратно в ислам и ущемлять их интересы не собирается. Во-вторых, самих татар-кряшен, даже по самым оптимистичным оценкам, не так много в масштабах всей татарской нации (не более 100 тыс.). В-третьих, кряшенский вопрос актуален только для Татарстана и его нет в контексте других территорий компактного проживания татар.

Концепцию пишут кабинетные ученые, которые не только далеки от понимания роли ислама в судьбе татарской нации, но и слабо представляют ситуацию за пределами Татарстана

Здесь ключевая проблема в том, что концепцию пишут кабинетные ученые, которые не только далеки от понимания роли ислама в судьбе татарской нации, но и слабо представляют ситуацию за пределами Татарстана. Исламские институты (махалля, мечети, медресе, муфтияты и т.д.) — это единственная реально действующая разветвлённая структура с горизонтальными связями, которая поддерживает национальную жизнь и национальное самосознание за пределами РТ. В Татарстане, пускай порой и формально, но существуют государственные структуры, которые должны работать на благо татарской нации и отстаивать ее интересы. За пределами же республики кроме самоорганизации самих татар — в том числе, на основе ислама — ничего этого нет.

Неслучайно консолидация татар в регионах РФ начинается прежде всего с идеи возрождения религиозной жизни и строительства мечети. Более того, надо открыто признать: татары, как и многие мусульманские народы, находятся в настоящее время в агрессивной среде. И механизм поддержания национального самосознания через мусульманские институты — это реально работающий, а очень часто практически единственный способ обеспечить этническое выживание в этой среде.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Есть и серьезные организационные проблемы. Так, создано несколько рабочих комиссий по каждому направлению (образование, культура, информационное пространство, жизнеустройство татарского народа). Но в то же время там практически нет специалистов, которые были бы в курсе того, в каком состоянии находятся татары, проживающие за пределами Татарстана. Также было объявлено, что в составы рабочих комиссий может войти любой желающий. Однако ни на сайте Всемирного конгресса татар, ни на других ресурсах нет ни расписания заседаний этих комиссий, ни какой-либо контактной информации для связи с ними.

Сам глава Милли Шуро ВКТ Василь Шайхразиев публично признался, что никакого госзаказа, а значит, и финансирования проекта разработки Стратегии нет

Вторая важная проблема — финансы, а вернее их полное отсутствие. Сам глава Милли Шуро ВКТ Василь Шайхразиев публично признался, что никакого госзаказа, а значит, и финансирования проекта разработки Стратегии нет. В этой связи напомним, что услуги по разработке "Стратегии развития Татарстана до 2030 года", которую доверили Леонтьевскому центру (близкому к Алексею Кудрину), стоили, по неофициальной информации, (а официальной вообще нет!) 30 млн руб. А тут на определяющий документ жизни 6-миллионной татарской нации не дали ни копейки. Это весьма красноречиво показывает отношение властей к данному документу. Видимо, в параллельной реальности, в которой пребывают власть предержащие, серьезные аналитические документы пишутся сами по себе путем прописывания неких рекомендаций, без всяких исследований, без аналитики.

Стратегия государственной национальной политики России. Что нового?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:15 0:00

Также, уже с высоких околовластных трибун, звучат вообще довольно странные вещи, что Стратегия развития татарской нации будет инкорпорирована (встроена) в Стратегию национальной политики Российской Федерации. Стратегию, которая, напомню, провозглашает русский язык, русский народ государствоообразующим и ставит интересы их развития в качестве главной задачи российского государства. Этим, по сути, заранее очерчивают "границы", переступать за которые нельзя (поэтому понятно, почему ни в первом, ни во втором варианте концепции нет ни слова про федерализм и политические интересы татарской нации).

И по мере наступления часа X (в нашем случае — 30 августа 2019 года), когда окончательный вариант Стратегии (предварительный — в конце апреля) должен быть представлен, эти нерешенные проблемы будут только нарастать как снежный ком. И в итоге мы можем получить только повод для очередного разочарования и досужих разговоров, почему опять всё получилось как всегда.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Комментарии (191)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG