Ссылки для упрощенного доступа

Дело "протестующих пешеходов": активистов из Салмачей "изобличила" пенсионерка МВД


Мария Филина и Фархад Байгузин на крыльце ГИБДД

Ни противоречия в словах главной свидетельницы, ни наличие у женщины инвалидности "после операции на головной мозг" вкупе с признанием, что у неё "может что-то с памятью случиться" не помешали инспектору ГИБДД признать на основании её показаний двух активистов из Салмачей виновными в "умышленном создании помех для транспортных средств".

Напомним, 19 июля более десяти человек перекрыли на несколько минут главную дорогу через Салмачи, расхаживая взад и вперёд по нерегулируемому пешеходному переходу. Позже, уже в августе, выяснилось, что нашлась свидетельница, оказавшаяся пенсионером МВД. Женщина заявила, что она вместе с остальными водителями застряла из-за этой акции в пробке. В свою очередь, супруги Мария Филина и Фархад Байгузин, которых она "опознала" без тени сомнения, считают, что женщина могла попросту повторить удобную для ГИБДД версию: уж очень многое в её показаниях основывается на ролике из Интернета.

Разбор полётов состоялся в республиканской ГИБДД 13 августа. Свидетели — их поначалу было заявлено двое, но в итоговом постановлении пенсионерка МВД вновь осталась в одиночестве — тоже были вынуждены явиться на заседание. Об этом ходатайствовали обвиняемые.

Мария и Фархад рассказали, что обвинение в административном нарушении базируется по большому счёту на трёх вещах — ролике и публикации в "Idel.Реалии", а также на показаниях свидетельницы, работавшей в прошлом в МВД. Это с самого начала заставило супругов предположить, что поисками очевидцев ГИБДД себя не утруждала, а пошла по пути наименьшего сопротивления.

Оба дела — супругов приглашали в кабинет по очереди — рассматривал инспектор ГИБДД Рафаил Хайрутдинов.

"ВОТ СЕЙЧАС МНЕ ПЛОХО СТАНЕТ!"

— Инвалид, пенсионер, — сообщила о себе главная свидетельница, Н.Б., когда Хайрутдинов дал ей слово. — Находилась как раз на черной "Калине" и общалась вот с этими людьми, которые перекрывали дорогу.

— С какими людьми?

— Вот... Девять человек, которые ходили изначально, потом их стало одиннадцать...

— А вы знакомы?

— Нет. Визуально только я их видела... Я запомнила одну из женщин, которая была в зеленой футболке в очках, которую, видимо, не определили и которая заводилой была. Вот эта женщина, — Н.Б. показала на Марию Филину, сидевшую напротив, — и еще девять человек ходили просто по её указаниям за ней.

В этот момент адвокат супругов Александр Митрофанов поинтересовался у женщины, сидевшей рядом с Н.Б., кем она является.
Услышав, что тоже свидетелем, удивился, что она присутствует при рассказе другой очевидицы:

— Учитывая пояснения одного из свидетелей, другой свидетель не будет давать показания, так скажем... разные. А они ведь по сути-то могут быть. Потому что каждый воспринимает ту информацию, которую видел, по-своему...

— Я свои показания сдавала две недели назад! — почему-то резко отреагировала на эту реплику Н.Б.

Появление в деле второй свидетельницы стало откровением и для супругов, и для их юриста. Позже они рассказали "Idel.Реалии", что ранее она в материалах дела не фигурировала, что выглядело очень странно. Ведь как заверяют обе женщины, в той черной "Калине" они ехали вместе. Вторая свидетельница, Диана, оказалась соседкой Н.Б. и её пассажиром в тот злополучный вечер — но в предыдущих показаниях Н.Б. этот факт почему-то не был упомянут.

Инспектор уточнил у Н.Б., соответствует ли "видеоматериал", появившийся в СМИ, её наблюдениям.

— Я его увидела, когда приехала домой. В тридцать шесть минут восьмого. То есть, в 19.36 оно уже было выложено в сети.
Мне его предоставил мой корреспондент знакомый... Я говорю, это что такое творится вообще?! Первая мысль была у меня, как у водителя, это — подстава водителей. Следовательно, чтобы на меня не наложили штраф за то, что я якобы не пропустила пешеходов, я сразу позвонила в 112. Когда я туда позвонила, мне сказали: ваша заявка не первая.

— Вы что видели конкретно?

— Я подъезжаю к пешеходному переходу. Там видно даже по видео — моя машина, нос торчит — и идёт толпа народу... Много народу, вот эта женщина ведёт. Они доходят до поребрика, отталкиваются, разворачиваются обратно. И начали ходить. Два парня стоят, снимают на два телефона... Я опускаю стекло, говорю: "Вы что творите? У меня на машине знак инвалида. У меня в машине больной человек. Вот сейчас мне плохо станет, что вы будете делать?"

Мне что-то там прокричали. Бабушка руками промахала — и всё...
Потом выскакивает мужчина. Я думаю, ну всё — сейчас драка будет! Потом ему что-то сказали, он ушел обратно в машину. Это всё, что я видела... Это было десять минут, помню, я простояла. Я почему не могла оттуда позвонить — у меня сел телефон. И видеорегистратор у меня не работал в это время.

— А десять минут что было?

— С семи до семи десяти вот эта вот ходьба через дорогу.

— Вы, как участник дорожного движения, считаете, что угроза безопасности возникала? — уточнил адвокат.

— Да. А если бы за мной скорая стояла? Или пожарная? И в это время горел бы дом где-то в Салмачах? — начала моделировать возможные чрезвычайные ситуации свидетель. — И знаете, за эти десять минут он бы сгорел!..

— Как у нас говорят, если бы у бабушки были бы... — сделал многозначительную паузу юрист. — Тут если бы да кабы... Давайте говорить по факту.

— Ну знаете, я инвалид после операции на головной мозг, — парировала Н.Б. — Если бы у меня приключился приступ и я бы потеряла сознание, что бы было?.. И ко мне бы скорая не подъехала уже, потому что везде пробки.

Н.Б. в ходе своего рассказала упомянула еще ряд любопытных деталей. Например, указала точное время, когда знакомый журналист переслал ей ролик — 19.36. Затем сказала, что после звонка на номер 112 полиция попросила её приехать и написать заявление. Н.Б. отказалась, сославшись на усталость и позднее время. Тогда сами полицейские приехали к её дому на "буханке". В "УАЗике" женщина и подписала принятые у неё заявление и объяснение.

Вторая свидетельница рассказывала тихо и неразборчиво, без подробностей. Суть её показаний свелась к уже сказанному ранее Н.Б.

Мария Филина поинтересовалась, почему в административном деле нет других заявок. О том, что она не единственная позвонившая в службу 112, в своём эмоциональном рассказе упомянула сама Н.Б. Об этом, заявила свидетельница, ей сообщил диспетчер службы. Вот Филина и интересовалась, почему не были допрошены другие заявители.

Вопрос, судя по реакции, поставил инспектора Рафаила Хайрутдинова в тупик.

Филина обратила внимание на еще одно важное обстоятельство. Видео, размещенное на сайте "Idel.Реалии", длится 4 минуты 9 секунд. В ролике видно, что черная "Калина", в которой, как уверяют свидетельницы, ехали они обе, "прорывается" через переход еще раньше — до того как истекают четыре минуты.

— Какие-либо документальные подтверждения о десяти минутах, которые были указаны в определении ГИБДД, отсутствуют, — подчеркнула Филина. К тому, откуда могли взяться эти самые десять минут, мы вернёмся в последней главе.

"РУКАМИ ГИБДД ЭТО ДЕЛО ПОЛИТИЗИРУЕТСЯ"

Когда место обвиняемого за столом занял Фархад Байгузин, Н.Б. уже не столь категорично настаивала на том, что застряла в пробке на целых десять минут. Свидетельница слегка видоизменила рассказ, в нём появились новые детали:

— Мы с Дианой ехали домой, уже уставшие, и вот перед пешеходным переходом, смотрю, идет много народу... Женщина ведущая шла. Мы, естественно, остановились, потому что они уже ступили на проезжую часть. Но когда они дошли до поребрика и повернули под её командой, я стала обращать внимание: двое молодых людей стоят, снимают на два телефона, они оба были в солнцезащитных очках — высокие молодые люди... Я опускаю стекло: "Вы что творите? Тут человек больной в машине. Так не делается!" — "Потерпите пять минут!" — это всё, что я услышала.

Н.Б. скорректировала и свои показания по поводу видеозаписи, уточнив, что та "была на следующий день выложена корреспондентом" (на самом деле видео появилось на сайте "Idel.Реалии" и в соцсетях в тот же вечер), а 19 июля на сайте появились "только фотографии и вот эта статья".

При этом Н.Б. довольно точно указывала время, когда она ознакомилась с публикацией: "Статья была выложена в 19.24. Я её увидела, как по ватсапу мне её переслали —​ в 19.36".

А вот про саму пробку она уже рассказывала менее уверенно, чем в присутствии Марии Филиной: "Ну, это было в семь часов. Ну минут десять мы точно стояли. Судя по видео, это было пять минут..."

— Откуда вы взяли пять минут и откуда вы взяли десять? — еще раз уточнил Байгузин.
— Десять минут — это уже по моим [ощущениям]. Потому что когда я приехала домой, прошло 15 минут. Пять минут — я больше не ехала по Салмачам.

— К вам сколько сотрудников полиции приехало? - продолжал расспрашивать Фархад.

— Двое. Я одна вышла, села в буханку.

— Кто писал объяснение?

— Я писала. Собственноручно.

— Почему объяснение написано рукой полицейского и подписано: "с моих слов записано верно"?

— Он что-то писал...

— Он не "что-то" писал. Вы под этим подпись поставили.

— Я уже не помню... Я писала... Какая подпись стоит..

— Если вы не помните, то как вы можете помнить лица переходивших? Может, у вас там с памятью что-то случилось?

— У меня может что-то с памятью случиться. Я — инвалид. Но были полицейские...

— Не надо давить, — вмешался инспектор Хайрутдинов.

— Вот вы объяснение давали 1 августа, — Байгузин имел в виду уже объяснение, в котором фигурируют данные Марии Филиной и его самого. — Вот вы пишете: "Филина Мария Петровна", "Байгузин Фархад Абдряуфович"... Вы откуда знали полные ФИО?

— Мне сотрудник полиции имена сказал. Я сказала, вот этот человек, я его видела. Мне сказали его имя.

После этого активист из Салмачей обратился уже к Хайрутдинову, поинтересовавшись, как именно были установлены их личности и каким именно образом их с Марией Филиной опознала Н.Б.

Хайрутдинов ушел от ответа, сославшись на закон об оперативно-розыскной деятельности.

Мария Филина и Фархад Байгузин активно участвовали в митингах и сходах, на которых критиковали Генплан
Мария Филина и Фархад Байгузин активно участвовали в митингах и сходах, на которых критиковали Генплан

Байгузин перечислил настораживающие его обстоятельства административного расследования. Так, по его мнению, утверждение Н.Б., что заявление и объяснение полицейские взяли у неё в тот же вечер, 19 июля, не подтверждается никакими более фактами: Н.Б. рассказывает о двух полицейских, приехавших к ней, тогда как в этих документах фигурируют четыре подписи, и одна из них — неразборчива...

— Даты проставлены — и мы должны им верить? Нет вызова в полицию, нет записи в журнале регистрации, — Байгузин ясно дал понять, что при подобных обстоятельствах документы запросто могли быть подписаны "задним числом".

Как и его супруга, активист подивился тому факту, что из всех свидетелей в деле фигурируют лишь Н.Б. и её пассажирка:

— Помимо указанных и приглашенных свидетелей имеется ряд других свидетелей, номера машин которых просматриваются. К ним не приезжали, следственные мероприятия не проводили...

Наконец, Байгузин раскритиковал формулировку, которая повторяется в разных документах ГИБДД по делу: "...в знак протеста против строительства автомобильной дороги". Поскольку в ГИБДД не собрали доказательств, что пешеходы заняли зебру именно в знак протеста, такое заявление может носить лишь характер частного мнения, но не преподноситься как установленный факт, подытожил Фархат Байгузин.

— На мой взгляд, руками ГИБДД это дело политизируется, — поделился своей версией событий активист из Салмачей. — Расследование проведено предвзято с заранее заданным результатом.

ПЯТЬ СТРАННОСТЕЙ ДЕЛА О "ПРОТЕСТУЮЩИХ ПЕШЕХОДАХ"

Корреспондент "Idel.Реалии" тоже нашел в рассказе Н.Б. несколько явных странностей.

Странность первая. Черная "Калина", в которой, как утверждает свидетельница, ехали она и её соседка, расположена на видео таким образом, что ни разглядеть её номера, ни понять, кто находится за рулем и сидит в салоне, невозможно. Таким образом, невозможно и проверить слова этой свидетельницы, у которой, к несчастью, в тот самый день ещё и не работал видеорегистратор.
(При этом на видео запечатлен ряд машин, номера которых видны. В некоторых случаях водители высовываются из машин или выскакивают на зебру. Непонятно, почему в ГИБДД не разыскали никого из этих людей).

Странность вторая. Свидетельница дважды упоминает двух "парней" в солнцезащитных очках, снимающих процесс на свои смартфоны. Снимающих, как свидетельствует корреспондент "Idel.Реалии" Алина Григорьева, передававшая информацию в редакцию с места событий, действительно было двое. Вот только одна из снимавших была женщиной. Как могла главный свидетель промахнуться с полом снимавшего и при этом спустя две недели четко указать на двух участников "марша" по зебре, является загадкой.

Разгадку на которую, впрочем, может содержать само видео, опубликованное на сайте "Idel.Реалии". Пару раз в кадр попадают длинные тени снимавших. При этом их действительно можно принять за тени двух парней. Тени на закате значительно удлинились, и вот уже в рассказе фигурируют "высокие молодые люди". Отметим, что рассказ свидетельницы о происходившем на перекрестке (за исключением того, что спустя две недели она опознала двух участников акции) практически никак не дополняет видеосъемку, выложенную в сеть. По большей части женщина просто описывает то, что можно разглядеть при внимательном просмотре видео.

Странность третья. Эта странность относится к десяти минутам, которые упоминаются в документах ГИБДД, а также (поначалу) в рассказе свидетельницы. Впервые десять минут — точнее, "около десяти минут" — упоминает в новостной заметке от 19 июля журналист "Idel.Реалии" Алина Григорьева (она, напомним, присутствовала на месте во время описываемых событий). Но это — полное время описываемой акции. За которое (первые четыре минуты с небольшим) черная "Калина" уже успела уехать, а вскоре после этого наступил небольшой перерыв (за который перекресток успели благополучно миновать ряд машин и в том числе — пассажирский автобус), затем участники акции ненадолго возобновили хождение по зебре. Таким образом, свидетельница явно провела на месте меньше десяти минут, но почему-то изначально в её рассказе фигурировали именно они и точное время — с 19.00 до 19.10.

Странность четвертая. Она связана как раз со временем начала и окончания акции. Журналист "Idel.Реалии" сообщает о том, что группа людей движется в сторону перехода в 18.54, а в 19.04 она уже скидывает в редакцию видеоролик, на котором, помимо прочего, видно, как черная "Калина" покидает переход. Свидетельница же утверждает, что в это время она еще стоит в пробке, потому что её не пропускают.

Странность пятая. Она связана с репликами свидетельницы об "операции на головной мозг" и о том, что у нее "может что-то случиться с памятью". Эти обстоятельства почему-то не насторожили инспектора Рафаила Хайрутдинова — хотя после таких заявлений, казалось бы, следовало более критично воспринимать рассказ главной и по сути —единственной свидетельницы. Как автор уже уточнил выше, вторая свидетельница, внезапно появившись в деле, столь же внезапно из него и исчезла. В окончательном тексте постановлений о признании активистов из Салмачей виновными, фигурирует одна лишь Н.Б.

Инспектор ГИБДД пришел к выводу, что каждый из супругов, "являясь физическим лицом без цели перейти проезжую часть" допустил "умышленное создание помех для движения транспортных средств осуществляя неоднократный переход проезжей части" (протокольные орфография и пунктуация сохранены). Каждому из супругов инспектор назначил штраф в пять тысяч рублей (с возможностью, при погашении в 20-дневный срок, скостить сумму штрафа до 2,5 тыс. руб.)

И адвокат, и супруги уже заявили корреспонденту "Idel.Реалии", что собираются обжаловать вынесенные 13 августа постановления в суде.

— Данное дело — одна из форм давления, — считает Фархад Байгузин. — Будем бороться вплоть до Европейского суда. Я не нахожу в этом процессе чего-то поразительного и нового. Это — заранее известное решение, абсолютно одни и те же формулировки, вытягивающие нас на статью, которая разбирается уже Центром "Э". Эта формулировка (про протестную акцию — "Idel.Реалии") фигурирует из документа в документ. Так создают почву для привлечения нас по другим статьям — за "несанкционированные митинги, акции" и т.д. Почему я и говорю, что политизированное дело. Руками ГИБДД решают другие вещи.

Корреспондент "Idel.Реалии" поинтересовался у адвоката, нельзя ли рассматривать минимальный размер штрафа, назначенного обоим супругам, как Соломоново решение?

— Вероятнее всего, — согласился Александр Митрофанов. — Думаю, что да, для того, чтобы люди согласились с постановлением, подписали и сидели дальше молча, и не выступали нигде. Потому что вопрос смягчающих обстоятельств в ходе этого дела даже не поднимался.

Марина Филина и Фархад Байгузин открыто критиковали проект казанского Генплана. В случае с Салмачами документ предполагает уничтожение двух улиц. На одной из них живут супруги. Ситуации с Салмачами "Idel.Реалии" посвятили уже ряд публикаций. Например, эту:

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (35)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG