Ссылки для упрощенного доступа

Иван Грозный, имам Шамиль, Казанское ханство, или Как в России пытаются переписать историю


Картина Фирината Халикова "Последний бой у мечети Кул Шариф"

26 августа должен был начаться судебный процесс над книгой лауреата госпремии имени Габдуллы Тукая, писателя Вахита Имамова "Запрятанная история татар". Заседание отложили, т.к. ответчик не ознакомился с материалами дела (якобы ему их не предоставили). Процесс должен пройти в закрытом режиме "в связи с необходимостью сохранения охраняемой законом тайны". Ильнар Гарифуллин рассуждает о возможных причинах этого дела.

Книга эта повествует о самых мрачных периодах истории татарского народа — от завоевания Казанского ханства в середине XVI века до знаменитого восстания Батырши в 1755-1756 гг.

А почему памятник захватчикам Казани есть (на его ремонт и реставрацию год назад власти Татарстана выделили немалую сумму), а памятника татарским воинам-защитникам города до сих пор нет?

Попытка запрета исторических книг — явление почти уникальное. В современной России наибольшей "популярностью" по запретам обладают религиозные труды. А вот запрет книг исторических — большая редкость. В памяти всплывает только попытка запрета книги "Освободительная война татарского народа" под авторством Нуруллы Гарифа. Процесс был также весьма громкий, но тогда книгу удалось отстоять — возможно, не последнюю роль сыграло то, что процесс шел в период медведевской "недооттепели" с её более либеральными по сравнению с нынешними временами нравами, да и общественное мнение сыграло свою роль, не без попощи, кстати, русскоязычных журналистов...

До этого уже были примеры признания экстремисткими книг, содержащих исторические сведения, но эти труды носят историко-публицистический характер. Исторические факты в них составляют только часть и являются дополнением к публицистическим рассуждениям автора. В случае же с Вахитом Имамовым и ранее с книгой Нуруллы Гарифа речь идет именно о книге по истории, со ссылками на известные факты и со списком литературы, откуда эти факты взяты — и ничего более. Книги эти хоть и написаны в научно-популярном стиле, легким, понятным каждому человеку языком, но опираются на исторические источники или уже давно изданные научные монографии. По неофициальным данным, заявление от некоего гражданина Решитского, на основании которого открыли дело, было написано много лет назад, но прокуратура почему-то дала ход делу именно сейчас. Это весьма важный момент.

Двойные стандарты рушат благостную картинку о равноправном положении всех народов России и якобы созданных условиях для их существования

И ладно, если бы это был единичный случай. К сожалению, это уже четко прослеживаемая тенденция, и поэтому берусь оценивать происходящее как попытку переписать историю — по крайней мере, в массовом сознании. Практически одновременно с этим прошла новость о том, что казанские власти убрали памятный камень, поставленный у стен Казанского Кремля на месте, где должен был быть установлен памятник воинам-защитникам, погибшим при взятии Казани в 1552 году. Убрали, кстати говоря, аккурат накануне открытия чемпионата World Skills, чтобы у приезжих иностранцев не возникали неудобные вопросы: а почему памятник захватчикам Казани есть (на его ремонт и реставрацию год назад власти Татарстана выделили немалую сумму), а памятника татарским воинам-защитникам города до сих пор нет? Такие двойные стандарты рушат благостную картинку о равноправном положении всех народов России и якобы созданных условиях для их существования. В развитых странах для разрешения таких щекотливых вопросов, избегая двойных стандартов, увековечивают память об обеих сторонах конфликта, т.к. политика памяти, проводимая государством, в таких случаях должна быть объединяющим, а не разъединяющим фактором.

Еще ранее, при строительстве комплекса зданий в районе Архиерейских дач, были уничтожены последние остатки находившегося там когда-то татаро-мусульманского кладбища. Уничтожили намеренно, т.к. о сакральности этого места было всем прекрасно известно.

В соседней Чувашии некоторые мечтают поставить памятник Ивану Грозному, пытаясь изобразить его как человека, якобы "осчастливившего" народы Поволжья своими кровавыми завоевательными походами.

А на днях православный олигарх, владелец православного телеканала "Царьград" Константин Малофеев (известный также тем, что он активно спонсировал "русскую весну" на юго-востоке Украины) предложил поставить памятник этому царю уже в Астрахани, и здесь намек на "антитатарский" след еще более очевиден.

В Калужской области в федеральном масштабе собрались отмечать события 1480 года — Стояние на реке Угре — как дату освобождения Руси от татарского ига.

Ну, а самый яркий эпизод этого ряда, ставший федеральным скандалом — речь Рамзана Кадырова с осуждением исторической роли имама Шамиля.

Фактически на наших глазах такими вот действиями — как публичными, так и непубличными — пытаются переписать историю. Переписывание истории — это всегда предвестник более глубоких перемен в официальной государственной идеологии. Здесь можно провести массу аналогий с поворотными событиями, которые случились в СССР около 80 лет назад.

Был изъят и уничтожен уже напечатанный тираж татарского народного эпоса "Идегәй", а изучение истории Золотой Орды стало запретной темой

Так, сталинская политика реставрации имперских традиций в середине 1930-х годов также началась с переписывания истории, которая, в свою очередь, началась с разгрома исторической концепции и школы знаменитого историка Михаила Покровского. Концепция Покровского базировалалсь на так называемой "интернационалистской интерпретации марксистской теории истории" и выросла на критике дореволюционной историографии и концепции имперских историков. На практике это означало, что Покровский, как и Ленин, жестко критиковал имперскую национальную политику, признавал колонизаторский характер строительства Московского государства и Российской империи. При этом в данной концепции большое значение придавалось движениям и процессам, носителями которых были народные массы, в том числе, и национально-освободительные движения народов Российской империи. Его концепция была противоположна царившей до этого "государственнической" концепции, согласно которой приоритетное внимание в ходе истории передавалось роли государственных институтов и личностям правителей. Если совсем упрощать и убрать марксисткую "обертку", то, в принципе, книга Вахита Имамова, можно сказать, ложится в канву концепции Покровского. Но в середине 1930-х (а именно после постановления ЦК ВКП(б) о преподавании гражданской истории в школах) идеи Покровского были разгромлены. Его концепция была признана антипатриотичной и вслед за этим пошли соответствующие изменения.

Вернули идею о татаро-монгольском иге. Завоевания Московского государства, а затем и Российской империи представлялись в благостном свете — как прогрессивное явление. Были "реабилитированы" многие деятели русской истории: Александр Невский, Иван Грозный, Петр I и т.д. Про них писали книги (вспомним исторические романы Алексея Толстого) и, что особенно важно, снимали фильмы. Для татар всё это закончилось печально известным постановлением ЦК ВКП (б) от 1944 года, в результате которого был изъят и уничтожен уже напечатанный тираж татарского народного эпоса "Идегәй", а изучение истории Золотой Орды стало запретной темой.

За пересмотром истории начались репрессии против национальной интеллигенции, которую как раз обвиняли в "национал-уклонизме" и прочих преступлениях

Причина — желание Сталина построить тоталитарное государство, с режимом личной власти, которая, по его представлениям, могла дать "порядок". Поэтому и были "реабилитированы" такие деятели русской истории как Иван Грозный, Петр I, которые олицетворяли такой "порядок". Сам он был всегда противником широкой автономизации — реальной самостоятельности республик внутри СССР и реального самоопределения населяющих его народов. Российская империя с её жесткой централизацией и "замордованием" населяющих её народов представлялась ему примером для подражания. Чтобы понять масштаб того идеологического поворота, нужно помнить, что именно в конце 30-х гг. появилось также постановление о мерах по улучшению преподавания русского языка, в результате которого начался процесс закрытия национальных школ и отмены преподавания родных языков. За пересмотром истории начались репрессии против национальной интеллигенции, которую как раз обвиняли в "национал-уклонизме" и прочих преступлениях. Из пыльных шкафов вновь достали пропагандистские штампы вроде "пантюркизма", которые были в свое время придуманы в царской России.

В современной Российской Федерации история уже давно стала важнейшей составляющей государственной политики. Борьба с "русофобией", комиссии по борьбе с фальсификацией истории — всё из этой серии. Раньше основная масса этой борьбы концентрировалась только вокруг темы о Великой Отечественной войне, затем через нее де-факто была реабилитирована фигура Сталина. Реабилитация Сталина была необходима для поддержания перманентной мобилизации и внедрения в массовое сознание идеи оправданности "затягивания гаек", политических репрессий во имя неких "государственных интересов". И вот теперь мы видим, что очередь дошла фактически до прославления колонизаторской политики Московского государства и Российской империи в XVI-XIX вв. — речь, конечно же, о захвате чужих земель и о захвате населяющих их народов.

Очередь дошла фактически до прославления колонизаторской политики Московского государства и Российской империи в XVI-XIX вв.

А попытка запретить книгу "Запрятанная история татар" преследует цель наложить табу на многие моменты татарской истории: прежде всего, это насильственная христианизация, насильственное выселение татар с их исконных земель вдоль важнейших экономических артерий, национально-освободительные восстания... По сути, историю пытаются переписать под мнимым флагом "толерантности". Такими темпами можно вполне прийти к тому, что и завоевание Казанского ханства было явлением позитивным. Только "толерантность" получается какая-то односторонняя и насквозь фальшивая.

Почему же так происходит? Дело в том, что история — это мощнейший идеологический инструмент. Историческая память — это фундамент любой идеи об исторической субъектности, а следовательно и идеи самоопределения народов. При этом трагические моменты в истории каждого народа являются той самой точкой внутренней мобилизации, которая и поддерживает всю конструкцию коллективной памяти. А для татар такой больной точкой является потеря национальной независимости их государства в XVI в. и последовавшие за ней периоды насильственной христианизации и народных восстаний в XVII-XVIII вв. Поэтому для уничтожения национального самосознания недостаточно только отнять язык, необходимо, прежде всего, отнять коллективную народную память. В этой связи вспоминается фраза, приписываемая пропагандисту третьего рейха Йозефу Геббельсу: "Отними у народа историю — и через поколение он превратится в толпу, а еще через поколение им можно управлять, как стадом". Сопротивление подобным попыткам отнять или переписать историю — это единственный вариант для существования народа в будущем.

Иного варианта просто нет.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Комментарии (214)

XS
SM
MD
LG