Ссылки для упрощенного доступа

Развилка. "Московское дело" стало разваливаться на Айдаре Губайдулине


Похоже, в войне против оппозиции российская власть временно отходит от стратегии рандомных расправ, нацеленных на устрашение всего общества —чтобы тем сокрушительней бить по штабам противника, полагает колумнист "Idel.Реалии" Марина Юдкевич.

…В начале 1930-х мой (в далеком будущем) отец, а тогда — юный ответственный секретарь харьковской заводской многотиражки, был арестован как перспективный "враг народа".

Вражеский эксцесс заключался в том, что весь тираж одного из номеров газеты при печати оказался замят по самому центру первой полосы — там, где был по обыкновению помещен портрет Сталина над статьей об очередных победах Советской власти. (Этот нередкий при тогдашнем типографском оборудовании технологический брак был вечным кошмаром газетчиков — недаром он во многих рассказах фигурирует как старт уголовного дела по знаменитой 58-й статье.)

Арестованного уже вовсю допрашивали о зарождении его злобного умысла и о сообщниках, когда к следователю явилась делегация с завода и потребовала прекратить, к такой-то матери, эту идиотскую петрушку, и Левку Юдкевича немедленно отпустить.

И его отпустили. То время на окраине советской империи было ещё такое, что коллективное заступничество за арестованных "политических" ещё случалось — и порой действовало!

Однако длительное применение стратегии рандомного террора (с произвольным, случайным выбором жертв) привело к желательному для власти результату: общество было заморожено во всеохватывающем страхе. Ведь если преступником против государства может быть объявлен любой, вне зависимости от реальной вины/невиновности — то значит, и я тоже!..

"Московское дело" (о "массовых беспорядках", которыми якобы сопровождалась мирная акция 27 июля против недопуска на выборы в Мосгордуму независимых кандидатов; в этот день в центре Москвы были задержаны 1388 человек, включая 76 несовершеннолетних, а десятки —​ избиты силовиками) указывало на то, что властями снова выбрана та же стратегия: выдернуть из толпы, кого придется, и наказать, чтоб все остальные боялись…

И вроде, все складывалось ударно. В рекордный срок (по "Болотному делу", схожему по фабуле и количеству фигурантов, до приговоров дошло лишь через полтора года, а "московскому делу" для этого хватило полутора месяцев) первые шестеро участников акции 27 июля уже получили по 2-4 года колонии. Кто — за урну, повалившуюся в сторону полицейского, кто — за "попытку потянуть полицейского за руку", кто — за то, что "дотронулся до забрала шлема нацгвардейца"… Еще десятку обвиняемых суд вот-вот тоже проштампует путевку на зону…

Власть тревожится. Быстрей, быстрей заморозить!

А не очень-то замораживается.

Вон в Бурятии уже на прошлой неделе на разгон многодневного митинга не хватило омоновцев с дубинками и слезоточивым газом — пришлось мобилизовать таинственных "гражданских" в балаклавах и с монтировками. Еще бы, собрались-то там не только возмущенные официальными результатами местных выборов, но и сторонники "шамана, идущего изгонять Путина"!

Да и собственно "московское дело" не сказать что сильно способствовало дружному успокоению в страхе. Среди протестующих против приговоров оказались уже отдельные скрепы и опоры режима — вечно благонамеренное священство и вечно молчащие учителя!

И вот произошло совсем неожиданное. Прямо в ходе суда над Айдаром Губайдулиным — московским программистом и очередным фигурантом "московского дела", которому предстояло в тот же день получить по накатанной свои 3-4 года колонии за пустую пластиковую бутылку, брошенную в направлении полицейского, — прокуратура попросила вернуть дело из суда.

И судья освободил его под подписку о невыезде. Поскольку — вот удивление! — и поведение Губайдулина было следствием неправильно квалифицировано, и имело место "ущемление его права на защиту, в соответствии с которым он должен знать, в чем обвиняется"...

То есть, предыдущим осужденным в таком пожарном порядке, что у них не было времени для внимательного изучения материалов собственного уголовного дела — им знать, в чем они обвиняются, было еще не обязательно… И вот вдруг стало — обязательно, вот чудо! Ну просто будто кто-то огрел суд повыше мантии сообщением, что в России есть закон…

Мало того: еще и остальные фигуранты "московского дела" вдруг по инициативе той же прокуратуры выпущены из СИЗО под домашний арест…

"Московское дело" разваливается, констатировал глава "Агоры" Павел Чиков.

Почему вдруг?

Похоже, некто сообразительный у власти увидел: рандомные репрессии не подействовали на общество так, как было задумано — общество не оказалось в желанном состоянии запуганной умиротворенности. И додумался, что лучше не раздражать это общество, преследуя неполитических, в общем, личностей — с которыми, что особенно важно, многие россияне могут отождествить себя самих…

Кстати, одна струя в общем потоке публичного возмущения "московским делом" выглядит особенно примечательно. Актеру Павлу Устинову, получившему 3,5 года колонии, досталась самая громкая и даже сановная поддержка. Артисты во главе с Евгением Мироновым (бывшим доверенным лицом самого Владимира Путина) организовали флешмоб; зампред комитета Госдумы по культуре Сергей Шаргунов обратился в защиту актера к генпрокурору… да что там, сам секретарь генсовета "Единой России" Андрей Турчак назвал дело в отношении Устинова "вопиющей несправедливостью"!

И говорят, что в Кремле, мол, уже распорядились это дело актера спустить как-нибудь на тормозах…

Как тонко заметил в своем телеграм-канале Павел Чиков, этот случай борьбы с вопиющей несправедливостью не так прост. Ибо Устинов — "единственный из участников Московского дела, у кого позиция защиты — "в митинге участия не принимал, шел на встречу, делов не знаю. Все остальные обвиняемые и осужденные признают, что целенаправленно шли и участвовали в протестной акции".

Вот, стало быть, сознательно защищать свое "Право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования", как гласит ст. 31 Конституции России — это карается безусловно. А если сразу отмежеваться от этих вот "право имеющих", да еще и заступится за вас какая-то сила — тогда, может быть, и не посадят. Делайте выводы, граждане!

Но хоть на "московское дело" власти, похоже, склонны расслабленно махнуть рукой — можно предположить, что тем более активизируется борьба против организованной политической оппозиции. Или, в военной терминологии, не лупить в белый свет как в копейку, а бить по штабам.

Тут, естественно, речь идет не о том, что у нас вежливо называют "системной оппозицией", подразумевая под таковой партии меньшинства в федеральном и региональных парламентах — вечных сидельцев с мандатами от КПРФ или, прости господи, ЛДПР…

Речь о серьезной оппозиции системе, которую в реальности представляют сейчас в России штабы Навального и их активисты.

Ибо это их проект "Умное голосование" действительно нарушил монополию партии власти на выборах 8 сентября в ряде регионов, начиная с Москвы. И власть сразу показала, насколько чувствительным оказался для нее этот удар, ответив на него по-своему: обысками в штабах Навального по всей России, в квартирах активистов и их родственников; блокировкой личных банковских карт активистов… Заодно силовики охватили своей заботой и координаторов движения "Голос", контролирующих чистоту проведения выборов…

… Исторические аналогии, как известно, неточны, но есть ощущение, что мы сейчас в ситуации вроде той, что была в начале 1930-х, когда заступничество за "врагов" еще в отдельных случаях помогало.

Тогда до так называемого "большого террора" 1937-38 годов с бесполезностью и даже опасностью любого заступничества — еще было время… Но ведь до этого были уже концлагеря для политических, массовое Шахтинское дело "о вредительстве", выселение миллионов крестьян на смерть в пустынные северные края…

Ну так и к нынешнему моменту — уже были разгоны Маршей несогласных и аресты их участников, разгоны митингов "За честные выборы" и аресты их участников, уже было "Болотное дело", уже расстрелян Борис Немцов

Сейчас, возможно, развилка. Либо общество испугается-таки и заморозится в немую массу под выцветшим плакатом "Спасибо родной власти за всё". И будет согласно на всё. Либо — не испугается и станет все доходчивей доносить до власти свою волю.

К слову: согласно опросу Левада-Центра, в России доля граждан, считающих, что страна движется по неверному пути, за пять лет выросло почти вдвое — с 22 процентов в августе 2014-го до 42 процентов в августе 2019-го…

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG